Урал рулит

Театры Перми и Екатеринбурга задают тон на «Золотой маске»

Плюсануть
Поделиться

Список номинантов Национальной театральной премии «Золотая маска» за сезон 2014—2015 годов — чрезвычайно занимательное чтение для пермских театралов: поначалу — жестокое разочарование, затем сенсация, а под конец — всеобщее ликование. Такой эмоциональный сюжет сделал бы честь любому блокбастеру.

Теодор Курентзис и Золотая маска
Сюжет, повторяющийся из года в год: Теодор Курентзис и «Золотая маска»
Фото: Геннадий Авраменко

Разочарование связано с драматическими номинациями: у Перми и Пермского края — ни одной. Как-то мы уже отвыкли от этого: то Лысьвенский театр, то театр «У Моста», не говоря уже о Театре-Театре и «Сцене-Молот», в списках претендентов на «Маску» появляются регулярно. В этом же году Театр-Театр не удостоился не только драматических номинаций, но и упоминаний в номинациях «оперетта-мюзикл»: похоже, что неразбериха с реконструкцией большой сцены, из-за которой на неопределённое время отложена постановка ретро-мюзикла «Винил», серьёзно ударила по творческим планам команды Бориса Мильграма и Владимира Гурфинкеля.

Александр Якушевич
Александр Якушевич
Фото: Константин Долгановский

И тут — сенсация! В числе номинантов впервые в истории есть Пермский театр кукол. Как и надеялись пермские театралы, новый художественный руководитель театра Александр Янушкевич оказался в числе избранных со спектаклем для взрослых «Толстая тетрадь» по роману Аготы Кристоф. Те, кто помнит «многосерийную» эпопею с выборами «кукольного» худрука, должны быть удовлетворены: Янушкевич не просто талантливый режиссёр, он — талантливый кукольный режиссёр, человек, который понимает особую магию этого театра, его огромные, поистине волшебные художественные возможности.

Когда же список номинантов «Маски» доходит до оперы и балета, то остаётся только… считать. С первого раза не так просто собрать все номинации, которые заработал Пермский театр оперы и балета. Проще сосчитать спектакли — их пять: два балета — «Оранго» + «Условно убитый» Шостаковича и «Когда падал снег» (одноактный балет, входящий в вечер английской хореографии «Зимние грёзы»), а также три оперы: «Дон Жуан» Моцарта, «Сказки Гофмана» Оффенбаха и написанная Петром Поспеловым по заказу театра детская опера «Путешествие в страну джамблей» (последнее слово надо писать с маленькой буквы, а не с большой, как это делает театр, потому что джамбли — это название народа).

Всего у Пермского театра оперы и балета — 26 номинаций! Это очередной рекорд: в прошлом году их было 17. Кроме того, это рекорд года среди театров России: Пермский театр оперы и балета серьёзно обогнал и Большой театр, и Мариинский, и Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко.

В этом году дирекция «Золотой маски» обнародовала лонг-лист — большой список спектаклей, которые обсуждались в качестве возможных номинантов. Здесь тоже много интересного для пермяков: и «Господа Головлёвы» Пермского ТЮЗа, и «Саломея» Театра «Балет Евгения Панфилова», и ещё один спектакль Пермского театра кукол — «Нармахнар», и целый список постановок Театра-Театра — «Одиссея», «Ричард III», «Монте-Кристо», и, само собой, не вошедшие в окончательный список работы Театра оперы и балета — балет «Конькобежцы» и опера «Князь Игорь».

Сказки Гофмана
«Сказки Гофмана»

Особенно обидно за «Одиссею». И за «Господ Головлёвых». Если бы в конкурсе драматических театров была номинация для драматургов, то и автор инсценировки Салтыкова-Щедрина Ярослава Пулинович, и автор абсолютно оригинальной, очень тонкой пьесы по мотивам гомеровской «Одиссеи» Ксения Гашева могли бы претендовать на «Маску». В этом нет логики: для композиторов есть номинация, а для драматургов почему-то нет.

Впрочем, и те два счастливых театра, которые вошли в шорт-лист номинантов, ещё не победители: присутствует серьёзная конкуренция. Как и в прошлом году, среди основных соперников пермяков — Екатеринбургский театр оперы и балета. По балетным номинациям он уже переиграл Пермь: у екатеринбуржцев номинированы три балета, общее число балетных номинаций — девять. Опера Филиппа Гласса «Сатьяграха» с пятью номинациями, по оценкам экспертов, один из главных соперников пермских оперных постановок наряду с «Медеей» и «Хованщиной» Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и «Свадьбой Фигаро» Большого театра.

Дон Жуан
«Дон Жуан»

Если вспомнить ещё и театр современного балета «Провинциальные танцы», который получил две номинации, да ещё и драматический театр города Серова, где «наш» Андреас Мерц-Райков поставил «Трамвай «Желание» Теннесси Уильямса и заработал три номинации, то видно, что Екатеринбург и Свердловская область энергично рвутся вперёд: у них общее число номинаций — 20, серьёзная цифра, которая не даст пермякам расслабиться.

В такой ситуации делать прогнозы — неблагодарная и безнадёжная задача, за которую не возьмётся ни один эксперт. Однако можно с высокой долей вероятности предсказать, что свою очередную дирижёрскую «Маску» Теодор Курентзис получит — не за оперу, так за балет. А может, и за оба спектакля.

Самое заметное отличие списка пермских номинаций — большое количество номинированных певиц. Пятеро из тринадцати!

Лариса Барыкина, музыкальный и театральный критик, арт-директор фестиваля современной хореографии «На грани» (Екатеринбург):

— Очень рада за оба уральских города — Пермь и Екатеринбург. В том, что целых пять пермских певиц вошли в шорт-лист, есть, безусловно, заслуга Теодора Курентзиса. Это он их «сделал». Хотя, конечно, Надежда Кучер — сама по себе феномен, а вот Зарина Абаева и Наталья Кириллова показывают особые успехи, когда дирижирует Курентзис, там что-то на уровне особой связи, без него они не так выразительны. Во всяком случае, пока. Наталья Буклага в «Сказках Гофмана» выступила просто великолепно, хотя и вторая исполнительница этой партии — Наталья Ляскова — тоже очень хороша и, на мой взгляд, достойна номинации. Видимо, она не выступала, когда эксперты отсматривали спектакль.

Путешествие в страну Джамблей
«Путешествие в страну джамблей»

Нынешняя «Золотая маска», можно сказать, историческая. Это последний конкурс, где на выдвижении работал экспертный совет, сформированный независимо, без давления Министерства культуры РФ. Включение в новый экспертный совет людей, которые, по мнению профессиональных критиков, экспертами считаться не могут, а также тот факт, что новички уже позволяют себе делать громкие заявления, вызвали большой шум в профессиональной среде. Некоторые режиссёры демонстративно отказались выдвигать свои спектакли на национальную премию, а критики-профессионалы организовали новое объединение — Ассоциацию критиков.

Наблюдатели в связи с этим говорят о репутационных потерях для премии, которая всегда позиционировала себя как независимая и объективная: фестиваль «Золотая маска» проводился в основном на спонсорские деньги, вклад минкульта был не слишком значительным.

Впрочем, по мнению экспертов, эти изменения скажутся в большей степени на московских театрах, чем на профессио-

нальных.

Когда падал снег
«Когда падал снег»

Лариса Барыкина, председатель экспертного совета музыкального театра Национальной театральной премии «Золотая маска» в 2012—2014 годах:

— Надеюсь, и в следующем сезоне критерии присуждения национальной театральной премии останутся профессиональными, а приоритеты — художественными. За экспертный совет музыкального театра я спокойна: там, конечно, собрались люди с разными вкусами и позициями, но это нормально, а во главе — мудрая Елена Третьякова, профессор Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства. Что же касается совета драматического театра, то там, конечно, всё тревожнее: появились одиозные личности, которые, как говорится, «ни разу не критики», люди с предвзятой позицией, что само по себе нонсенс.

Списки двух экспертных советов всегда (по Положению!) формировались дирекцией «Маски», проходили согласование в минкульте и утверждались на секретариате в Союзе театральных деятелей (СТД). Откуда они взялись в этот раз? Никто не мог понять. Явное нарушение регламента, отдающее какой-то закулисной вознёй.

Требование 100%-ной ротации экспертов только для непосвящённых кажется нормальным. Экспертный совет работает целый год — это непростая работа, ей надо учиться, набираться опыта, понимать свою ответственность, человек должен быть в «контексте», иначе он вам такого нарешает! Экспертный совет, по Положению, ротируется на 50%, а вот когда однажды я возглавляла его два года подряд — и он поменялся на 100%, — работать было крайне тяжело. Вообще, экспертов в жанре музыкального театра не так много.

Мне непонятны эти «наезды» на «Маску». За 20 с лишним лет стало ясно, что она отлично придумана и там всё функционирует как часы. «Золотая маска» не только фестиваль и премия: это и гастроли лучших спектаклей по всей России и в ближнем зарубежье, и множество параллельных программ, мастер-классы, детские, просветительские проекты — огромная внеконкурсная программа! Важно, что «Маска» все эти годы не только занималась «раздачей слонов», но и тщательно систематизировала текущий процесс, задавала тренды. И конечно, объединяла распавшееся в начале 1990-х единое театральное пространство страны, я вообще считаю, что «Маска» более всего важна российским регионам. Она набрала огромный вес, блестящее реноме. И вот её подрубают на взлёте. А ведь во многом благодаря «Маске» у нас возник институт независимой театральной экспертизы, с которым, видимо, сейчас хотят покончить. Конечно, вряд ли Теодор Курентзис станет от этого хуже дирижировать. Но защитить художника от нападок каких-нибудь оголтелых мракобесов (вспомните историю с «Тангейзером»!) будет некому.

Толстая тетрадь
«Толстая тетрадь»

Борис Мильграм, художественный руководитель Пермского академического Театра-Театра:

— Есть независимая национальная премия, у неё есть вес, сила. Конечно, нет справедливости, но её вообще мало в жизни. Однако есть премия, известная всей стране: «Золотая маска» — это наш «Оскар»! Менять её не нужно — она утратит ценность. Ломать эту структуру — значит уничтожать национальную премию, которую признают все, кроме отдельных личностей.

Единственный минус существующей премии — то, что региональные театры обделены её вниманием. Не музыкальные — там всё в порядке. А в драматическом театре провинциалы могут прорваться только в конкурс спектаклей малой формы. Это объективно: в Москве и Санкт-Петербурге в самом деле работают лучшие профессионалы. Это высокая планка, за ней престижно тянуться.

Я бы на месте минкульта и СТД, вместо того чтобы реформировать «Золотую маску», создал бы ещё региональный формат, это способствовало бы повышению престижа провинциальных театров и самой премии.

В Пермском театре оперы и балета сейчас не до «Золотой маски» следующего сезона: пять номинированных спектаклей — это не только триумф, но и организационные проблемы. В прошлом году краевой минкульт не дал театрам средств для показа спектаклей-номинантов в Москве, ездили за свой счёт. Но три оперы и два балета за свой счёт в столицу не вывезти. Сейчас начнётся огромная организационная работа — определение площадок, поиск средств. От этого зависит, как пройдут фестивальные показы спектаклей-номинантов, а следовательно, как их оценит жюри премии.


Пермские театры выдвинуты на Национальную театральную премию «Золотая маска» по 29 номинациям

Пермский театр кукол:

«Куклы/Спектакль» — «Толстая тетрадь»;
«Куклы/Работа режиссёра» — Александр Янушкевич;
«Куклы/Работа художника» — Татьяна Нерсисян.

Пермский театр оперы и балета:

«Опера/Спектакль» — «Дон Жуан»;
«Опера/Спектакль» — «Сказки Гофмана»;
«Опера/Работа дирижёра» — Артём Абашев, «Сказки Гофмана»;
«Опера/Работа дирижёра» — Теодор Курентзис, «Дон Жуан»;
«Опера/Работа режиссёра» — Катерина Евангелатос, «Сказки Гофмана»;
«Опера/Работа режиссёра» — Вячеслав Игнатов, Мария Литвинова, «Путешествие в страну джамблей»;
«Опера/Женская роль» — Зарина Абаева, «Сказки Гофмана» (Антония);
«Опера/Женская роль» — Наталья Буклага, «Сказки Гофмана» (Муза, Никлаус);
«Опера/Женская роль» — Наталья Кириллова, «Дон Жуан» (Эльвира);
«Опера/Женская роль» — Надежда Кучер, «Сказки Гофмана» (Олимпия);
«Опера/Женская роль» — Надежда Павлова, «Дон Жуан» (Анна);
«Опера/Мужская роль» — Йонуц Паску, «Сказки Гофмана» (Линдорф, Коппелиус, доктор Миракль, Дапертутто);
«Опера/Мужская роль» — Тимоти Ричардс, «Сказки Гофмана» (Гофман);
«Работа художника в музыкальном театре» — Виктор Григорьев, «Путешествие в страну джамблей»;
«Работа художника в музыкальном театре» — Галя Солодовникова, «Сказки Гофмана»;
«Работа художника по костюмам в музыкальном театре» — Ольга Бекрицкая, Елена Бекрицкая, «Путешествие в страну джамблей»;
«Балет/Спектакль» — «Когда падал снег»;
«Балет/Спектакль» — «Оранго»/«Условно убитый»;
«Балет/Работа дирижёра» — Теодор Курентзис, «Оранго»/«Условно убитый»;
«Балет — современный танец/Работа хореографа» — Даглас Ли, «Когда падал снег»;
«Балет — современный танец/Работа хореографа» — Алексей Мирошниченко, «Оранго»/«Условно убитый»;
«Балет — современный танец/Женская роль» — Наталья де Фробервиль, «Оранго»/«Условно убитый» (Машенька Фунтикова);
«Балет — современный танец/Мужская роль» — Сергей Мершин, «Оранго»/«Условно убитый» (Бейбуржуев);
«Работа художника в музыкальном театре» — Игорь Цинн, «Когда падал снег»;
«Работа композитора в музыкальном театре» — Пётр Поспелов, «Путешествие в страну джамблей»;
Конкурс «Эксперимент» — «Путешествие в страну джамблей».

esta

Плюсануть
Поделиться

Loading...