ВСЯК СУЩИЙ В НЕМ ЯЗЫК…

Теперь все народы, населяющие Прикамье, имеют свою письменность

Поделиться

Теперь все народы, населяющие Прикамье, имеют свою письменность

Большая часть жителей Прикамья не подозревает, что на севере Пермской области, в Красновишерском районе, в верховьях реки Язьва — притока Вишеры — живет особый народ со своим языком. Народ очень древний и не утративший самосознания. Ареал его обитания легко найти по карте: от места впадения Язьвы в Вишеру вверх по течению — и вот она, Верх–Язьва, главная усадьба, а вокруг нее — Семина, Антипина, Паршакова и другие коми–язьвинские деревни, плотно сбившиеся в своеобразную агломерацию. А вокруг — десятки и сотни километров сплошной тайги без дорог и селений.

Несмотря на 400 лет изоляции, окруженные со всех сторон русскими поселенцами исконные жители этих мест — коми–язьвинцы — по–прежнему говорят на своем языке, и сегодня полноценных носителей коми–язьвинского языка насчитывается не менее 2 тыс. Это больше, чем у многих народов Крайнего Севера, которым советская власть подарила письменность и обучение на родном языке. А ведь коми–язьвинцы своей письменности не имели до... 1 сентября 2003 года. Именно к этой дате Пермское книжное издательство выпустило первый коми–язьвинский букварь.

Между тем изучение уникального, очень архаичного коми–язьвинского языка, относящегося к финно–угорской языковой семье, началось еще в XIX веке.

В 1851 году Императорское Русское географическое общество в Санкт–Петербурге издало «Этнографическую карту Европейской России», где была обозначена территория проживания коми–язьвинцев. В 1889 году на верхней Язьве побывал известный финский поэт, лингвист, профессор Гельсингфорского университета Арвид Генетц, который впервые опубликовал обстоятельное описание языка, тексты сказок и песен и даже словарь из 1670 слов и выражений. Несколько десятилетий коми–язьвинцами занимался советский лингвист, финно–угорец с мировым именем Василий Лыткин, который в 1961 году опубликовал в издательстве Академии наук СССР солидную монографию, где полностью описал язык (грамматику, морфологию, синтаксис) и составил коми–язьвинско–русский словарь. Сорок лет изучает этнографию коми–язьвинцев профессор пермского университета Георгий Чагин. Для него этот народ стал счастливым открытием: подумать только, не на острове Борнео, не в джунглях Амазонки, а буквально под боком — уникальный этнос, сохранивший исконный язык, аутентичные обычаи, фольклор!

На вопрос, как же коми–язьвинцы сохранили язык без письменности, Чагин резонно отвечает, что некоторое время назад по–русски тоже не писали, а только говорили. Однако ж язык от этого не пострадал...

Все научные изыскания о коми–язьвинцах, лингвистические и этнографические, оставались бы в области теории, если бы не сами коми–язьвинцы. Точнее, отдельные энтузиасты, и среди них — Анна Лазаревна Паршакова. Закончив Пермский педагогический институт по специальности «учитель начальных классов», она вернулась в родные места, где не один десяток лет проработала учителем и даже была директором школы. По собственной инициативе она начала преподавать коми–язьвинский язык факультативно, пользуясь для разработки программы копией монографии Лыткина. Часов на преподавание родного языка в школьной программе не было. Не было ни учебников, ни методических пособий. Все пришлось изобретать самой. Используя в качестве образца коми–пермяцкий букварь, Анна Лазаревна написала первый букварь своего народа от руки, наклеив вырезанные из коми–пермяцкого букваря картинки. Ученики копировали этот необычный учебник — тоже от руки, пока комитет по культуре Красновишерской районной администрации не помог откопировать букварь на ксероксе.

И тут в сюжете появилось новое действующее лицо — редактор Пермского книжного издательства Ольга Данилова. Работая над сборником сказок народов Прикамья, она познакомилась с Чагиным, а через него — с Паршаковой. Издав в сборнике записанные Чагиным коми–язьвинские сказки, Данилова «загорелась» идеей издания и написанного Анной Лазаревной букваря. Благодаря ее энергии издание удалось осуществить на средства обладминистрации и Министерства по делам печати.

К новому учебному году коми–язьвинские школы получили 500 экземпляров прекрасного учебника — в твердом блестящем переплете, на отличной мелованной бумаге, с жизнерадостными иллюстрациями Натальи Кацпаржак. Правда, Министерство образования пока, очевидно, не в курсе этого события, поскольку все школы Верхней Язьвы по–прежнему считаются русскими и преподавание на родном языке здесь не предусмотрено. Но несмотря на то, что Анна Лазаревна обучает детей коми–язьвинскому языку лишь факультативно и начиная с пятого класса, ее ученики выступают с докладами по лингвистике и этнографии на областных и российских конференциях, и есть уже молодые коми–язьвинцы, поступившие в педагогический университет, чтобы продолжить дело Анны Лазаревны.

Сама же она, коми–язьвинский «Кирилл Солунский», очень болеет и оплакивает сына, погибшего в Чечне. Но несмотря на хвори и беды, продолжает преподавать, сочинять стихи на родном языке, составлять методическое пособие к букварю, переводить на коми–язьвинский язык русские песни.


Поделиться