Тогда считать мы стали раны

«Новый компаньон» резюмирует потери, которые за полгода понесла экономика Пермского края

Плюсануть
Поделиться

Пермьстат опубликовал данные об итогах развития экономики региона в первом полугодии. К середине года внутренний потенциал кризиса в целом исчерпан, и его затягивание может произойти только под влиянием новых внешних факторов.

продажа здания
От кризиса 2014–2015 годов больше всего пострадал потребительский сектор
Фото: Константин Долгановский

Кому мать родна

Среди тенденций, проявившихся одними из первых после начала кризиса, — спад в промышленности.

С середины прошлого года темпы роста промышленного производства замедлились, а с осени начался спад. Его дно пришлось на ноябрь—декабрь 2014 года, после чего ситуация понемногу начала выправляться. Сейчас, к концу полугодия, мы имеем сравнительно стабильную ситуацию: начиная с марта объём промышленного производства догнал соответствующие показатели прошлого года.

Безусловно, отраслевая специфика есть. Например, добывающая промышленность негативного влияния кризиса не ощутила. Напротив, как и в кризис 2008—2009 годов, объёмы добычи топливно-энергетических полезных ископаемых росли. Нефти было добыто на 3,3% больше, чем в первом полугодии 2014 года, попутного газа — на 15%.

Проявилась и её одна тенденция: объёмы реализации топливно-энергетических ископаемых выросли гораздо сильнее, чем их добыча. Это значит, что, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой валютных рынков (слабый рубль), добывающие компании реализовали и часть своих запасов. Также большая часть добытых ископаемых была направлена не на переработку, а продана за рубеж в сыром виде. Вот почему, по данным Пермьстата, объём производства нефтехимической промышленности в первом полугодии снизился на 8%.

Большинство других отраслей перерабатывающей промышленности также снизили объём производства в январе—июле. Сильнее всего негативное влияние кризиса сказалось на машиностроительной отрасли, объёмы производства которой по сравнению с первым полугодием 2014 года снизились более чем на четверть (—27%).

Значительный вклад в общий показатель по отрасли внесла ситуация на Александровском машиностроительном заводе. Также среди наиболее пострадавших производство электрооборудования — электронного и оптического оборудования, производство резиновых и пластмассовых изделий, а также текстильное и швейное производство — все они потеряли около 20% от объёмов производства января—июня прошлого года.

Есть и два исключения: обработка древесины и производство изделий из дерева (+3,6%) и издательская и полиграфическая деятельность (+0,6%).

Начиная с марта обрабатывающая промышленность в целом вышла на докризисные объёмы производства, однако в июне вновь пошёл спад — индекс производства составил 85% к тому же месяцу прошлого года.

Сильнее всего от кризиса пострадали предприятия, относящиеся к виду деятельности «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды». Их сбыт вторичен по отношению к общему состоянию экономики, поэтому кризисные явления в отрасли проявились с лагом в пару месяцев. Также с отставанием начнётся и восстановление производства, пока же отрасль ещё не вышла на объёмы аналогичного периода прошлого года. Например, электроэнергии до сих пор производится в среднем на 10% меньше, чем в прошлом году.

Несмотря на все сложности, спад промышленного производства в целом не так значителен. Безусловно, это не основная проблема кризиса образца 2015 года в отличие от кризиса 2008—09 годов.

Проблема номер один

Основной проблемой нынешнего кризиса является обвал потребительского рынка. Устойчивое снижение оборота розницы в регионе началось с января и продолжалось до апреля. В мае показатель стабилизировался, а в июне официальная статистика даже зафиксировала рост к предыдущему месяцу на 1,5% в сопоставимых ценах. Однако в физическом выражении уровень прошлого года ещё не восстановлен, для этого обороту розницы нужно вырасти ещё на 10%.

В наибольшей степени пострадал сегмент продовольственных товаров, его оборот за первое полугодие 2015 года ниже прошлогоднего показателя на 12% (в сопоставимых ценах). По сегменту непродовольственных товаров снижение составило 9%.

Кроме падения доходов населения свою роль в этом сыграла и смена модели потребительского поведения жителей региона. Гораздо в большей степени, чем раньше, они склонны сберегать в ущерб текущему потреблению. Если в январе—июне 2014 года на покупку товаров и оплату услуг затрачивалось в среднем 77% всех доходов, то сейчас — лишь 65%. В результате разница между денежными доходами и денежными расходами населения в первом полугодии 2015 года составила 46 млрд руб., это вдвое больше, чем за тот же период прошлого года. Даже если скорректировать этот прирост на инфляцию, разница получается очень существенной.

Кстати, об инфляции. За первые полгода она составила 107,9%, за тот же период прошлого года — 104,5%, за весь прошлый год — 110,4%. В первом квартале цены росли быстрее, в том числе на продовольственные товары — на 11% за три месяца. Во втором квартале рост цен замедлился, причём не только на продукты питания (сезонный фактор), но и на непродовольственные товары, а также на услуги населению.

Ещё один фактор снижения уровня жизни населения кроме обесценивания денег — сокращения и задержка выплаты зарплаты. Сокращения, как и большинство кризисных явлений, впервые проявились ещё прошлой осенью, но в полной мере набрали ход уже в этом году. За всё время с начала кризиса количество незанятых граждан, только по данным официальной статистики, возросло на 22% (до 29,3 тыс. человек), количество безработных — на 34% (до 23,3 тыс. человек).

Что касается задержек заработной платы, то масштаб этой тенденции не нужно преувеличивать. На 1 июля 2015 года просроченная задолженность по зарплате составляла 33,1 млн руб., а на 1 июля 2014-го — 53,9 млн руб., и примерно на таком же уровне она держалась всё первое полугодие прошлого года.

Немного солнца

Кроме добывающей отрасли кризис пошёл на пользу региональному сельскому хозяйству. Тенденция спада сменилась ростом, и за первое полугодие объём производства продукции отрасли увеличился на 4,6%. Особенно активно дело идёт в растениеводстве, где основная продукция — корма — заготавливаются со значительными превышениями прошлогодних результатов: силоса — на 91%, сена — на 55%, сенажа — на 27%. Животноводство медленнее, но тоже растёт. Производство яиц увеличилось на 7,6% по сравнению с первым полугодием прошлого года, мяса — на 4,4%, молока — на 3,8%.

Индексы-промышленности

Также позитивные изменения коснулись финансовой сферы предприятий. Безусловно, часть из них не прошла проверку кризисом, в результате доля убыточных предприятий за год увеличилась с 31,7 до 33,9%. Однако общий финансовый результат всех хозяйствующих субъектов Пермского края увеличился в полтора раза.

Спад-промышленности

Самой динамичной оказалась не добывающая отрасль (+32%), а сельское хозяйство (рост в 5,2 раза). Далее, хоть и ощутимо отставая от этого рекорда, но всё-таки с хорошим приростом, идут строительство (+85,6%), оптовая и розничная торговля (+76,5%).

В убытке остались отрасли «Гостиницы и рестораны» и «Образование».

Поскольку финансовый результат предприятий и организаций региона в целом даже вырос, масштабного кризиса неплатежей не наблюдается. Просроченная кредиторская задолженность на 1 июня составляла 17,8 млрд руб., или 5,1% от общей суммы кредиторской задолженности. Годом ранее, на 1 июня 2014 года, её объем был равен 21,2 млрд руб., доля — 5,3%.

Спад-потребления

Кризис 2014—15 годов развивается по принципиально иной модели, чем предыдущий. Наиболее серьёзные проблемы разворачиваются не в сфере производства, а в сфере потребления: оно сократилось значительно сильнее, чем в 2008—2009 годах, и стабилизации в этой сфере пока не произошло.

Что касается перспективы ближайших месяцев, то именно спад потребления эксперты называют драйвером кризиса. Однако ухудшение ситуации может произойти, пожалуй, только под влиянием новых внешних факторов: снижение цен на нефть, резкие колебания валютного рынка или обострение внешнеполитической конъюнктуры.


Плюсануть
Поделиться