КОНРАД АДЭНАУЭР : ОТЕЦ-ОСНОВАТЕЛЬ ФРГ

Политический очерк Павла Рахшмира

Плюсануть
Поделиться

Если в первой половине 2002 года приоритетным событием европейской политической жизни были выборы во Франции, то теперь центр внимания смещается в ФРГ, где 22 сентября немцы либо оставят у власти "красно-зеленую" коалицию, либо и в этой стране произойдет сдвиг вправо. На страницах "Нового компаньона" предполагается представить серию политических портретов, в которых рельефно отразились основные тенденции истории ФРГ от истоков до наших дней. Поскольку ключевой фигурой в Германии является, в соответствии с конституцией, глава правительства, канцлер (роль главы государства - президента - сугубо представительная), то речь пойдет о федеральных канцлерах. Правда, нужно учесть, что ранее уже публиковались портреты Людвига Эрхарда и Вилли Брандта, соответственно второго и четвертого из западногерманских канцлеров. Первым же в этом ряду был Конрад Аденауэр. Причем не только по счету, но и по значению.

РЕЙНЛАНДЕЦ, КАТОЛИК, ФЕДЕРАЛИСТ

Он родился 5 января 1876 года в Кельне и умер 19 апреля 1967 года в Рендорфе, примерно в двух десятках километров от места рождения. Есть своя историческая логика в том, что отцом-основателем ФРГ стал рейнландец. Уроженцы Рейнланда во многом являлись антиподами пруссаков: этим западным немцам было свойственно ощущать себя и европейцами. Способствовала этому и принадлежность большинства из них римско-католической церкви, подвергавшейся еще при жизни будущего канцлера гонениям со стороны основателя Германской империи Отто фон Бисмарка. Среди рейнландцев, наконец, глубоко укоренились федералистские традиции, которые шли вразрез с жестким прусским централизмом.

В семье Аденауэров царил поистине прусский порядок, установленный отцом. Средств не хватало, мать подрабатывала шитьем на дому, и маленький Конрад с 5 лет помогал ей. Несмотря на крайне ограниченные возможности, отец стремился дать всем трем сыновьям хорошее образование. Правда, Конраду после успешного окончания гимназии (1894) пришлось некоторое время поработать в банке в качестве мальчика на побегушках, прежде чем отцу удалось выхлопотать для сына стипендию в одном из кельнских фондов.

Затем последовала 6-летняя учеба в университетах Фрайбурга, Мюнхена, Бонна, где Конрад изучал право. Во время летних каникул вместе со своим другом он странствовал по Северной Италии и Швейцарии. Хотя Конрад не отличался сентиментальностью и мечтательностью, но красоты природы, храмы, музеи производили на него сильное впечатление, укрепляли чувство принадлежности к западноевропейской культуре.

"КОРОЛЬ КЕЛЬНА"

После короткого пребывания в прокуратуре (1902) Аденауэр занялся адвокатской практикой. В 1904 году он женился. Партийные и семейные связи открыли ему путь в городское самоуправление Кельна. Его кандидатуру поддержала партия Католического центра. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что родственником его жены был Макс Вальрафф, будущий обер-бургомистр Кельна. 7 марта 1906 года начался 27-летний период деятельности Аденауэра в кельнском муниципалитете.

Благодаря отменным деловым качествам карьера его складывалась весьма успешно. Когда Вальраффу, ставшему в 1909 году обер-бургомистром, приходилось отлучаться, Аденауэр исполнял его обязанности. Поднималось и его личное благосостояние. Семейство Аденауэров могло уже вести патрицианский образ жизни. Но преуспевающего муниципального деятеля подстерегала тяжелая утрата: после тяжелой болезни в 1916 году скончалась его жена. От этого брака у него остались два сына и дочь.

Первая мировая война потребовала от Аденауэра напряжения всех сил. В основном на его плечи легла забота о снабжении 600-тысячного города. После того как Вальрафф получил пост статс-секретаря МВД, Аденауэр в октябре 1917 года был единогласно избран обер-бургомистром.

Падение империи Гогенцоллернов Аденауэр решил использовать во благо Рейнланду - добиться автономии по отношению к Берлину. Возникает план создания "Большого Рейнланда". Глава Кельна становится председателем Комитета за Рейнско-Вестфальскую республику. Это послужило поводом для обвинений в сепаратизме. Он даже подвергался преследованию. Однако необходимо подчеркнуть, что Аденауэр был не сепаратистом, а федералистом. Западногерманскую республику он видел органичной частью единой федеративной Германии.

Политические и социально-экономические неурядицы не помешали обер-бургомистру вступить в 1919 году в новый брак. Вторая супруга была на 18 лет моложе его и происходила из протестантской семьи. Можно сказать, что его брак моделировал будущий Христианско-демократический союз (ХДС), который, как известно, открыт и для католиков, и для протестантов. Августа, или "Гусси", Цинссер родила пятерых детей, правда, первенец прожил всего 3 дня.

Относительно спокойные 1924-1928 годы глава города использовал для его благоустройства и расширения. Разрабатывались масштабные планы в расчете на то, что население Кельна возрастет до миллиона человек. В Аденауэре уже начинают видеть политика общенационального масштаба. Несколько раз он фигурировал в качестве кандидата в рейхсканцлеры. Но все же предпочел оставаться "королем Кельна". Сказалась его природная осторожность. Политическая почва Веймарской республики была неустойчива, рейхсканцлеры чувствовали себя неуверенно.

Грандиозный кризис 1929-1933 годов подорвал и без того шаткие устои Веймарской Германии, открыв путь к власти Гитлеру. К нацистам обер-бургомистр не испытывал никаких симпатий, но и от активного противодействия им воздерживался. Этого было вполне достаточно, чтобы с приходом Гитлера к власти Аденауэра уволили с его поста (13 марта 1933 года). Нацисты не оставили его в покое, и он при помощи друга укрылся в бенедиктинском монастыре. Был и кратковременный арест в связи с событиями 30 июня 1934 года, так называемой "ночи длинных ножей". Еще раз его арестовали в ходе репрессий, последовавших за покушением на Гитлера 20 июля 1944 года. Осторожный рейнландец воздержался от участия в заговоре, но числился в нацистском "черном списке". Его вновь спасли дружеская помощь и удача. Он пробрался в Кельн, где вскоре появились американцы. Они предложили бывшему обер-бургомистру управление почти полностью разрушенным городом. Из 750 тыс. жителей в нем осталось 32 тысячи.

КАНЦЛЕРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Аденауэр энергично взялся за дело, но на смену американцам пришли англичане (Кельн оказался в британской зоне оккупации). С ними найти общий язык он не смог. Если бы не отстранение от привычной должности и работы, судьба будущего канцлера могла сложиться иначе. Теперь ему не оставалось ничего другого, как брать реванш на партийно-политической арене. После смерти Гусси (3 марта 1948 года) он еще больше погружается в политику.

У него появляется ощущение собственной миссии по спасению Германии. Оно подкреплялось тем, что он не видел среди германских политиков равных ему соперников. Таковым мог оказаться бывший рейхсканцлер, тоже из Католического центра, Генрих Брюнинг, но он жил в эмиграции. Франц Йозеф Штраус, соратник Аденауэра, признавал, что все остальные консервативные политики "выглядели рядом с ним как разновысокие карлики". Что же касается популярного социал-демократического вождя Курта Шумахера, то он был в большей мере фанатичным трибуном, чем политиком.

Католик, федералист, противник пруссачества, не скомпрометированный сотрудничеством с гитлеровцами, Аденауэр идеально вписывался в большую политическую стратегию американцев, которые сделали ставку в послевоенной Европе на христианскую демократию. Ее этические принципы и социальные доктрины должны были противостоять внешней угрозе со стороны советского тоталитаризма, а также коммунистам и социал-демократам у себя дома. Перед соперниками Аденауэр имел еще одно серьезное преимущество, отмеченное позднее социал-демократическим канцлером Г. Шмидтом: "Аденауэр выдающимся образом подходил для руководства правительством, и это было частично связано с его многолетним управленческим опытом в качестве обер-бургомистра Кельна".

К этому надо добавить и незаурядные дипломатические способности. "В искусстве "divide et impera" ("разделяй и властвуй"), - не без восхищения писал Ф. Й. Штраус, - Аденауэр был большим мастером". Этот жесткий, саркастичный мизантроп мог, по признаниям друзей и врагов, быть неотразимо обаятельным, если ему требовалось привлечь кого-либо на свою сторону.

Дипломатическое искусство весьма пригодилось Аденауэру в отношениях с оккупационными властями. Главное для него заключалось в том, чтобы заручиться поддержкой американцев. Раскол Германии на обозримое будущее он воспринимал как неизбежную данность. Суть его германской политики емко и выразительно сформулировал Ф. Й. Штраус: "Лучше быть свободным в части Германии, чем оказаться вновь подчиненным тоталитарной системе в целой Германии". К инициативам Советского Союза по германскому вопросу Аденауэр относился с неизменным недоверием.

Аденауэру принадлежала ведущая роль в формировании ХДС, который вместе с баварским Христианско-социальным союзом (ХСС) стал фундаментальным элементом партийно-политической системы ФРГ.

Будучи председателем Конституционного Совета, Аденауэр кроил Основной закон с учетом провального опыта первого германского демократического государства, Веймарской республики. Если Веймарская Германия была в значительной мере плебисцитарной демократией: всенародно избираемый рейхспрезидент доминировал над рейхсканцлером - то теперь основные нити власти сходились в руках федерального канцлера, представлявшего парламентское большинство. Канцлера можно было свергнуть лишь посредством "конструктивного вотума недоверия", то есть одновременно предложив альтернативную кандидатуру, поддержанную парламентским большинством.

Первым канцлером нового западногерманского государства 15 сентября 1949 года был избран Конрад Аденауэр. Вопреки ожиданиям он победил не без труда. Из 402 депутатов бундестага за него проголосовали 202, в том числе и он сам. Если учесть, что это был необходимый для избрания минимум, то выходит, что его собственный голос во многом оказался решающим. "Когда позднее меня спрашивали, - говорил Аденауэр, - не выбрал ли я сам себя, я отвечал: "Само собой разумеется, поступить иначе было бы с моей стороны лицемерием".

В противовес имперскому и нацистскому унитаризму новое государство базировалось на принципе федерализма. Федеральному правительству было необходимо находить баланс между интересами государства и отдельных земель. Вообще не развитый еще в германской политической культуре консенсусный подход распространяется на все сферы жизни. Внутри христианской демократии это консенсус между католиками и протестантами. Вместе со свободными демократами ХДС сформировал консервативно-либеральную коалицию. У Аденауэра были личные дружеские отношения с лидером западногерманских профсоюзов, тоже рейнландцем, Гансом Беклером. Это помогало находить компромиссы между рабочими и предпринимателями.

Остро стояла проблема преодоления нацистского прошлого. Аденауэр подвергался критике за снисходительное отношение к людям, служившим нацистскому режиму. Кое-кто из них входил в его ближайшее окружение. В то же время он твердо придерживался курса на всякого рода помощь жертвам гитлеризма. Несмотря на угрозы Арабской лиги, он стал налаживать отношения с Израилем. "Есть нечто более высокое... чем хороший бизнес. Нам нужна другая Германия, которая отличалась бы от гитлеровской", - был убежден первый федеральный канцлер.

Создание демократического западногерманского государства подстегнуло экономический рост, а успех в экономике, в свою очередь, способствовал укреплению новорожденной государственности. Сам канцлер в хозяйственные дела вмешивался главным образом эпизодически. Экономика была отдана на откуп творцу "экономического чуда" Людвигу Эрхарду, проводившему в жизнь принципы "социального рыночного хозяйства".

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗАПАД

Формированием нового государства миссия Аденауэра не ограничивалась. Она включала также восстановление суверенитета и возвращение в лоно западной цивилизации. Путь на Запад пролегал через Америку. Отношениям с США канцлер придавал приоритетное значение. Реализации его внешнеполитического курса во многом помогала личная дружба с человеком, направлявшим американскую политику в период президентства Дуайта Эйзенхауэра, - Джоном Фостером Даллесом. Курс на разрыв с прусско-германским имперским прошлым, твердая позиция в "холодной войне" с СССР были вознаграждены получением суверенитета и принятием в НАТО (1955).

Но возвращение на Запад предполагало и необходимость примирения, даже дружественных отношений с "наследственным врагом" - Францией. Кому как не рейнландцу взяться за эту, казалось бы, неразрешимую задачу? Первый шаг на этом, не предвещавшем быстрого успеха пути Аденауэр сделал еще в 1949 году своим интервью гамбургскому еженедельнику "Die Zeit". Затем последовал ряд выступлений в 1950 году. По словам канцлера, союз между Францией и Германией мог бы вдохнуть новую жизнь и новые силы в ослабленную войной Европу. На это, к удивлению многих, одобрительно откликнулся обычно занимавший жесткую антигерманскую позицию генерал Шарль де Голль. В свойственном ему возвышенном стиле генерал заявил, что идея германо-французского союза имеет глубокий исторический смысл, уходит корнями в империю Карла Великого.

На фоне ярких деклараций первый реальный шаг в сближении двух стран и народов представлял собой прозаическое соглашение о создании "Европейского объединения угля и стали" (1952). В общем, отношения двух крупнейших держав Западной Европы развивались неравномерно: были подъемы и спады. Лишь с приходом к власти де Голля в 1958 году им был придан мощный импульс. Авторитет таких лидеров, как де Голль и Аденауэр, помогал преодолевать не только препятствия политического и экономического свойства, но и вековые предубеждения.

Увенчал усилия двух ведущих европейских политиков договор о германо-французской дружбе от 22 января 1963 года. Скупой на эмоции французский президент во время церемонии подписания неожиданно расцеловал канцлера в обе щеки. У того выступили слезы. Старый "рейнский лис" в данном случае был не столь прагматичным, как его французский партнер. Президент Франции надеялся оторвать ФРГ от США и Великобритании, а канцлер видел в договоре прежде всего символ преодоления вековой вражды, признание западногерманского государства полноценным членом западноевропейской семьи.

Свершилось это уже на излете политической карьеры Аденауэра. Ее кульминационный период пришелся на 1953-1959 годы. В 1953 году американский журнал "Time" признал Аденауэра "человеком года". По экономическим показателям ФРГ выдвинулась на лидирующие позиции в Европе и мире. Существенно возросло благосостояние западных немцев. На выборах 1953 года и особенно 1957-го христианские демократы добивались убедительных успехов.

ОСЕНЬ ПАТРИАРХА

"Эрой Аденауэра" считается время до его отставки 15 октября 1963 года, но с 1959 года начинается ее нисходящая фаза. Дело было не столько в самом канцлере, сколько в тех изменениях, которые происходили в мире. На авансцену вышли политики нового поколения: Джон Кеннеди в США, Вилли Брандт в Германии. Им было тесно в жесткой структуре международных отношений, сложившихся в первое десятилетие "холодной войны". Появились первые предвестия "разрядки" и "новой восточной политики". Внутри ХДС активизировались сторонники Людвига Эрхарда. Творцу "экономического чуда" надоело ждать своего часа. Аденауэр же не хотел уступать ему канцлерское кресло. И все-таки после относительно неудачных для ХДС/ХСС выборов 1961 года, под давлением со всех сторон, лишившись поддержки даже многих из приближенных, Аденауэр дал согласие уйти в отставку по истечении половины срока полномочий, то есть осенью 1963 года.

Ни писание мемуаров, ни книги любимых авторов - Джозефа Конрада и Агаты Кристи, ни музыка любимых композиторов - Шуберта, Моцарта, Брамса не смогли компенсировать ему утраты того, что составляло основной смысл его жизни. Британский биограф канцлера Тиренс Притти приводит слова Уинстона Черчилля, назвавшего Аденауэра крупнейшим германским политическим деятелем со времен Бисмарка. С такой оценкой вполне можно согласиться. Но стоит отметить, что творение Бисмарка, Германская империя (ее называют второй), просуществовало 48 лет, тогда как творение Аденауэра - Вторая республика - оказалось более фундаментальным.


Плюсануть
Поделиться