ВАЛЕРИ ЖИСКАР Д'ЭСТЕН. СИЛА И СЛАБОСТЬ ТЕХНОКРАТА

Политический очерк Павла Рахшмира

Плюсануть
Поделиться

ЖИСКАР Д'ЭСТЕНЫ

21 год назад покинул Елисейский дворец третий президент V республики во Франции Валери Жискар д'Эстен, пробыв в нем лишь один срок, хотя казалось, что этому блестящему представителю правящей элиты суждено возглавлять страну на протяжении всех отпущенных конституцией 14 лет. Без преувеличения можно сказать, что он был просто предназначен для самых выдающихся ролей на политической сцене.

Его предки принадлежали к высшим слоям общества. Для того, чтобы упомянуть даже самых известных из них, перечислить их титулы, посты, которые они занимали в имперских, королевских и республиканских правительствах, в директоратах крупнейших компаний, не хватило бы всей газетной полосы.

Сама фамилия третьего президента символизировала сплав больших денег и голубой крови. Его отец и дядя, Эдмон и Рене Жискары, в 1922 году приобрели через Государственный совет (где, кстати, заседал Рене) право на аристократическую добавку к своей фамилии за счет вымершего рода д'Эстенов. Знаменитый представитель этого семейства адмирал Жан-Батист д'Эстен вместе с Лафайетом сражался на стороне американцев в войне за независимость.

С материнской стороны в родословную экс-президента вплетаются связи с крупнобуржуазным семейством Барду и родом графов де Монталиве. Женой Валери стала Анн-Эмон, урожденная Соваж де Брантес. Носительница столь знатной фамилии была к тому же внучатой племянницей могущественного магната Эжена Шнейдера, главы всемирно известного концерна "Шнейдер-Крезо".

Родился Валери Жискар д'Эстен 2 февраля 1926 года. Его детство протекало в семейном замке Варвас в Оверни (департамент Пюи-де-Дом). Затем учеба в аристократическом парижском лицее. Завершал Валери свое лицейское образование уже во время второй мировой войны в Клермон-Ферране. Он примкнул к Сопротивлению, а когда во Франции высадились союзники, вместе с которыми были французские соединения, 18-летний Валери вступил в армию добровольцем. Ему еще довелось поучаствовать в боях. За это он был удостоен французского "Боевого креста" и американской медали "Бронзовая звезда".

Демобилизовавшись в 1946 году, Валери поступил по конкурсу в одно из самых престижных учебных заведений Франции - Политехническую школу. Через 2 года он закончил ее в шестерке лучших, что помогло ему попасть в основанный в 1945 году питомник элиты - Национальную школу администрации (ЭНА). Из ее выпускников ("энархов") комплектуются руководящие кадры страны, включая президентов и премьер-министров. И здесь Валери был среди лучших.

В 1951 году он получает назначение в генеральную инспекцию финансов, надзирающую за тем, как расходуются бюджетные средства. Заманчивые перспективы открываются перед ним и в мире бизнеса, но молодой технократ делает выбор в пользу политики. Крестным отцом его в этой области оказался видный политический деятель IV республики Э. Фор. В бытность свою министром финансов (1953) он пригласил Жискар д'Эстена референтом, а два года спустя (февраль 1955 года), уже будучи премьер-министром, назначил его заместителем начальника своей канцелярии.

Однако правительства в IV республике не отличались долговечностью, и уже в декабре 1955 года кабинет Фора пал. На досрочных парламентских выборах Жискар д'Эстен добивается места в парламенте. Несмотря на помощь деда, победа над соперником-популистом далась ему нелегко. Зато обретен ценный опыт общения с народом. Пригодилось умение играть на аккордеоне. Правда, элегантному аристократу даже без пиджака и галстука трудно было сойти за своего среди рядовых избирателей. "Его проблема - народ", - отметил однажды де Голль одно из наиболее уязвимых мест Жискара д'Эстена.

Тем не менее победитель был доволен: "Избирательная кампания может научить вас больше, чем любые исследования". Чтобы подстраховаться, он, следуя сложившейся во Франции традиции, закладывает солидный локальный политический фундамент на будущее: становится членом муниципального совета в Шаноне, а также членом генерального департаментского совета, наконец, мэром "малой родины" - городка Шамальер.

КАРЬЕРА БАЛОВНЯ СУДЬБЫ

В Национальном собрании новоиспеченный депутат располагается среди правоцентристов, создавших аморфное объединение под длинным названием "Национальный центр независимых и крестьян". Для будущего президента важнее партии принцип: "Франция хочет, чтобы ею управлял правый центр. Я встану на позиции правого центра и в один прекрасный день буду управлять Францией".

В критические дни 1958 года Жискар д'Эстен, как и большинство его коллег, поддержал де Голля. В следующем году ему достается первый правительственный пост - статс-секретаря при Министерстве финансов, а в 1962 году он становится одним из самых молодых в истории Франции руководителей этого ведомства. В Министерстве финансов Жискар д'Эстен чувствовал себя, как рыба в воде. Он пробыл его главой с 1962 года по 1966 год при де Голле и с 1969 года по 1974 год при Жорже Помпиду.

О том, каково было самое заветное желание молодого министра, свидетельствовала стоявшая на его письменном столе фотография молодого американского президента Кеннеди. Когда один из посетителей не без иронии спросил Жискар д'Эстена, не предполагает ли он стать президентом республики, тот, не колеблясь, дал утвердительный ответ.

На своем министерском посту он действовал решительно и эффективно. С помощью жесткого "плана стабилизации" ему удалось притормозить инфляцию. Естественно, за счет роста безработицы, что вызвало недовольство французов. Поэтому раздосадованный весьма неубедительной победой на президентских выборах 1965 года де Голль сделал министра финансов "козлом отпущения".

Центр тяжести в деятельности Жискар д'Эстена смещается в парламент, где он формирует собственную партийную базу. Его сторонники в июне 1966 года объединяются в Национальную федерацию независимых республиканцев. И хотя независимые республиканцы остаются в орбите голлизма, их поддержка генерала не безусловна. "Мы - думающие голлисты", - говорили они о себе. В январе 1967 года появляется знаменитая жискаровская формула относительно голлизма: "да, но..."

Открытый разрыв с де Голлем произошел весной 1969 года. Тогда президент выдвинул на референдум проект реорганизации системы административно-территориального устройства страны, а Жискар д'Эстен был противником центристских устремлений генерала.

После поражения и ухода де Голля лидер независимых республиканцев оказался на стороне Ж. Помпиду. Второй президент V республики вернул союзника на улицу Риволи, в Министерство финансов. Впервые за много лет в 1970 году бюджет страны был сбалансирован. Такого же результата Жискар д'Эстен добивался и в последующие годы. Его компетентность вошла в легенду. Сильное впечатление производил в частности тот факт, что он мог воспроизводить по памяти огромный цифровой поток. Министр финансов снискал не только уважение, но и доверие президента. Сам же он никогда не терял из виду великую цель - перебраться с улицы Риволи в Елисейский дворец.

Из-за тяжелой болезни Помпиду скончался 2 апреля 1974 года - за 2 года до истечения президентского мандата. На первый взгляд, шансы Жискар д'Эстена были невелики, но путь к президентству ему открыла борьба внутри голлистского лагеря. Схлестнулись "бароны", представители первого поколения голлистов и "молодые волки". Лидер этих последних Жак Ширак предпочел поддержать "независимого республиканца". За это ему был обещан пост премьер-министра.

Надо также отдать должное такту и выдержке Жискар д'Эстена, не форсировавшего ход событий, тогда как его главный соперник - голлист Ж. Шабан-Дельмас - заявил о своих амбициях, даже не дождавшись похорон Помпиду. В первом туре при содействии Ширака Жискар д'Эстен обошел голлистского конкурента. Во втором туре его ожидала жесткая схватка с единым кандидатом левых сил Франсуа Миттераном. Опять было пение с избирателями под аккордеон, игра в футбол в Шамальере, явление народу в свитере и без пиджака. Весьма существенную роль сыграло его превосходство над соперником во время теледебатов 10 мая 1974 года, особенно в том, что касалось экономических проблем. Правда, победу никак нельзя было назвать убедительной: он получил 50,8% голосов избирателей, его соперник - 49,2%.

В ТИСКАХ КРИЗИСА

Жискар д'Эстен стал самым молодым президентом республики после избиравшегося в 1895 году Казимира Перье. "Ему 48 лет, он молод для главы государства, - писал о нем в 1979 году видный публицист и историк А. Фабр-Люс. - Он всегда и во всем был самым молодым, в его жизни всегда присутствовало преимущество сконцентрированной молодости. Депутат в 29 лет, государственный секретарь - в 33 года, министр - в 36 лет. Каждая достигнутая вершина позволяла увидеть другую".

Первые шаги третьего президента подняли его популярность: существенно повысились пенсии, семейные пособия, возросла зарплата. Избирательный возрастной ценз понизился до 18 лет. Проще становилось разводиться и делать аборты. Но от него ждали большего, почти что чуда. Страна, да и весь Запад находились в состоянии самого глубокого с 1929 года экономического кризиса. Кому как не выдающемуся профессионалу справляться с ним?

По размерам ВНП Франция обошла Великобританию и заняла 4-е место (после США, Японии и ФРГ). Жискар д'Эстен был вдохновлен амбициозной целью - обойти немцев. При де Голле упор делался на форсированное индустриальное развитие по всему фронту, Жискар д'Эстен отдавал предпочтение "авангардным секторам", то есть тем, где Франция обладала технологическими преимуществами. На его взгляд, главное богатство страны - знания.

Свою политическую философию Жискар д'Эстен емко и выразительно изложил в небольшой книге "Французская демократия". В ее заглавии, духе и стилистике явно ощущается влияние знаменитого французского политического мыслителя А. де Токвиля. Автору хотелось донести свои идеи до всех французов. Осенью 1976 года было распространено до миллиона экземпляров произведений президента.

Жискар д'Эстен подверг критике классические идеологии. Как и Токвиль, он не укладывался ни в рамки либерализма, ни в рамки консерватизма. В отличие от обновленного консерватизма рейгановско-тэтчеровского типа он в соответствии с французской традицией отводил гораздо большую роль государству в социально-экономической сфере. Однако планирование должно быть не авторитарным, а гибким. В связи с этим большое значение придается местным органам власти. Повышение качественного уровня жизни, по словам Жискар д'Эстена, "может быть обеспечено в основном местными и региональными институтами, которые лучше знают чаяния населения и стоят ближе к реальным условиям жизни людей".

Видное место в системе взглядов президента Франции занимает социальная справедливость. Без учета этого принципа не добиться социальной сплоченности: "В каждом определенном обществе существует "максимальный разрыв" между людьми, порожденный различиями в их труде и способностях и меняющийся с течением времени; за пределами этого "максимального разрыва" основа общества начинает рушиться". Эволюция отнюдь не ведет к дихотомическому расслоению на буржуазию и пролетариат, к фатальному столкновению между ними. Все шире становится промежуточная или центральная прослойка с нечеткими границами, с богатыми оттенками и переходами. На нее приходится уже более половины населения, она составляет социологический центр нации: "Ей суждено стать объединителем общества, постепенно освобождающегося от своих различий и расколов".

Жискар д'Эстен - не только француз, но и европеец. Для решения сложных задач современности, убежден он, необходимо сплочение западноевропейских государств на конфедеративной основе. Более того, он - глобалист: "Решение больших проблем, связанных с экономическим развитием или безопасностью в мире, уже нельзя искать только в национальных или региональных рамках... это решение касается мирового сообщества в целом". Именно президент Франции был инициатором регулярных встреч лидеров "большой семерки".

Несмотря на высокий полет мысли Жискар д'Эстен одновременно оставался реалистом. Он достаточно ясно осознавал трудности, с которыми ему пришлось столкнуться. Его действия отличались профессионализмом, но обстоятельства оказались сильнее его. Кейнсианский механизм, основанный на балансировании между приемлемыми уровнями инфляции и безработицы, к середине 1970-х годов забарахлил. Теперь же, в какую бы сторону ни поворачивался штурвал, результатом была стагфляция; одновременно замедлялись темпы роста и усиливалась инфляция. Подобное происходило в США; президента Картера даже назвали олимпийским чемпионом по колебаниям. Это было характерно для Великобритании, особенно при премьер-министре Дж. Каллагэне, даже для более благополучной ФРГ при близком друге Жискар д'Эстена канцлере Г. Шмидте.

В предвыборном 1980 году цены увеличились во Франции на 14%, а безработица возросла с 926 тыс. в 1976 году до 1,5 млн человек. Правда, не все было так уж плохо. Франция смогла приблизиться к ФРГ. Ее ВНП в 1974 году составлял 69,8% от западногерманского, а в 1978 году - 73%. Поднялась конкурентоспособность: к 1978 году Франция вышла на 3-е место (после Швейцарии и ФРГ). Но это были макроэкономические показатели, плоды которых простые французы не ощущали. Будь у него еще 2-3 года, ситуацию, возможно, удалось бы переломить. Но фортуна в этот решающий момент изменила своему любимцу. Его ненадежный союзник Ж. Ширак предусмотрительно подал в отставку с поста премьер-министра (1976 год), а на президентских выборах 1981 года бросил ему вызов. Честолюбивый и энергичный лидер голлистов опять расколол лагерь правых, что оказалось на руку кандидату левых Ф. Миттерану. Даже перед вторым туром Ширак фактически отвернулся от человека, которому в 1974 году помог прийти к власти. Победа Миттерана была немногим убедительнее, чем успех Жискара семью годами раньше: 51,8% против 48,2%.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВЛАСТИ

Позиция Ширака придала поражению Жискар д'Эстена впечатление случайности. Но в нем была и своя логика, которая раскрывается в суждении друга президента по лицею и известного политического деятеля Жака Дюамеля. Еще до выборов 1974 года он говорил о своем однокашнике: "Валери Жискар д'Эстен представляет собой определенный тип человека, который не пользуется широкой популярностью, но перед которым преклоняются. Именно его компетентность и авторитет могут принести ему победу благодаря сознательной поддержке и даже рефлексу страха... это не поддержка, идущая от сердца, это не порыв чувств". Для этого ему недоставало харизмы.

Не хватало ему, по-видимому, и врожденных бойцовских качеств. "Может быть, я слишком сдержан для политического деятеля или недостаточно агрессивен в отношении своих противников", - признавал сам Жискар д'Эстен. В известной мере это объяснялось и тем, что его путь к власти был слишком гладким и не дал ему нужной закалки.

Оставив Елисейский дворец, Жискар д'Эстен смог уделить больше времени политико-философскому и литературному творчеству. Достаточно назвать такие его книги, как "Два француза из трех" (1984), два тома воспоминаний и размышлений "Власть и жизнь" (1988, 1991). В 1994 году появился его роман "Переход", а сравнительно недавно, в 2000 году, увидела свет его книга "Французы" с подзаголовком "Размышления о судьбе народа".

Экс-президент не устранился от общественно-политической жизни. Его избирали в региональный совет Оверни, во французский и европейский парламенты. Вместе с экс-канцлером Г. Шмидтом экс-президент внес существенный вклад в разработку и реализацию идеи Европейского валютного союза.

С 1997 года Жискар д'Эстен возглавляет Совет европейских муниципалитетов. Несомненно, самая большая роль со времен президентства досталась ему 14 декабря 2001 года: Европейский Совет назначил его главой Конвента по будущему Европы. Основная цель этого органа - разработка конституции для Европейского Союза. Творцам конституции, как отмечается в немецкой газете Die Zeit, требуется найти средний путь между жарким огнем идеализма и холодной водой реализма. С учетом специфики этой задачи действительно трудно найти лучшую кандидатуру, чем Валери Жискар д'Эстен, человека, сохранившего веру в общечеловеческие идеалы, щедро наделенного интеллектом, воображением, духом толерантности.


Плюсануть
Поделиться