Ольга Дерягина

редактор журнала «Компаньон magazine»

Большая игра Алексея Бурнашова

Поделиться

Алексей Бурнашов умеет играть в игры. Он должен был стать профессиональным баскетболистом, но судьба распорядилась иначе. Она привела его в бизнес, а потом в политику. Любимый баскетбол уступил место большому теннису. Став лучшим среди участников любительских турниров, Бурнашов повесил ракетку на стену. Он заметная фигура на региональном политическом поле и уверен, что его главная партия впереди.

Алексей Бурнашов

  Алексей Гущин

— Алексей Леонидович, в 2014 году ваша фамилия чаще всего упоминалась в сочетании со словом «альтернатива». Альтернативное губернаторскому предложение по налогообложению, альтернативный законопроект по реформированию системы местного самоуправления в Пермском крае, альтернативная схема социальной поддержки для бюджетников. Это ваша новая политическая стратегия?

— Как говорят мои дети, вопрос «улыбнул». Да, действительно, сочетание моей фамилии со словом «альтернатива» было. В остальном — ровно наоборот. Мои инициативы по перечисленным вами вопросам заходили в Законодательное собрание первыми. В июне законопроект о прямых выборах, в июле — о налогообложении, в ноябре — бюджетники. И уже вдогонку им, причём с опозданием в два месяца, разного рода политические деятели выдвигали альтернативы. С какой целью? Не готов комментировать. Я как в школе не научился списывать, так до сих пор не умею. Поэтому вношу собственные инициативы, основанные на разработках моей команды юристов и аналитиков, учитывая мнение общественных организаций. Например, инициатива о санаторно-курортном лечении бюджетников выдвигалась с учётом мнения профсоюзов. Законопроект об отмене льготы «24-20», который должен был вернуть в регион утекающие налоги, является отражением той позиции, которую последовательно отстаивала депутатская группа «Солидарность» на протяжении всего срока деятельности предыдущего парламентского созыва. Мы с коллегами были против введения льготного режима налогообложения, поскольку эта мера повлекла за собой выпадение значительных доходов краевого бюджета. Я настаивал на отмене льготы с 2015 года, чтобы вернуть в бюджет выпадающие доходы — около 10 млрд руб. в год. И вот тут возникла «альтернатива», разработанная Министерством экономического развития Пермского края во главе с Леонидом Морозовым. Как результат — вопрос «заволокитили».

— Раньше вы состояли в группе «Солидарность», теперь не входите ни в одно депутатское объединение. Это осознанная позиция? И означает ли она, что в нынешнем созыве Законодательного собрания нет людей, близких вам по духу?

— Ещё раз не соглашусь. Это осознанная позиция, но она означает, что единомышленники не ограничены одной группой или фракцией. Мы работаем с коллегами конструктивно. Депутаты представляют разные группы интересов, входят в разные фракции, но мы имеем одинаковое видение тех или иных вопросов. Известный закон «о блокированных домах» — совместный проект со справедливороссом Лилией Ширяевой, льготные проездные для студентов — с единороссом Клепциным, «санкур» для бюджетников двигаем совместно с фракцией коммунистов.

Я намеренно не связываю себя никакими формальными обязательствами, потому что статус независимого депутата позволяет быть эффективным и вступать в тактические альянсы с коллегами хоть из «Единой России», хоть из «Справедливой России», хоть из КПРФ или ЛДПР. Членство где бы то ни было накладывает серьёзные ограничения на личную свободу. Возьмите, к примеру, фракцию «Единая Россия»: каждый из входящих в неё депутатов по отдельности имеет своё собственное мнение, но вынужден подстраиваться под общую волю, когда дело доходит до голосования по конкретному законопроекту. С виду демократическое образование, а внутри царят авторитарные порядки. Бизнес моей семьи никак не связан с бюджетными деньгами, поэтому я могу позволить себе выступать с инициативами, которые считаю своевременными и здравыми без оглядки на партийные структуры и исполнительную власть.

Алексей Бурнашов

  Алексей Гущин

— Вы настолько самодостаточны, что пренебрегаете возможностью использовать свой мандат для извлечения личной выгоды?

— Я пришёл в политику состоявшимся бизнесменом. Повторюсь, моей семье принадлежит стабильно работающее и приносящее доход предприятие, у меня нет нужды пристраиваться к бюджетному потоку.

— Вы беспартийный?

— Да. И это опять же осознанный выбор. Причины всё те же. Могу привести забавный пример. В этом созыве мы пошли на некий эксперимент. В период избирательной кампании в нынешний состав Законодательного собрания я участвовал в проекте Общероссийского народного фронта. В связи с этим на моих листовках и баннерах появился значок «Единой России». Так вот, накануне избирательной кампании мой рейтинг в округе находился на уровне 95%, а после того как на предвыборных плакатах была размещена символика ЕР, он снизился до плюс-минус 50%. На мой личный результат выборов это не повлияло, но цифры говорят сами за себя.

— Кризисные явления в российской экономике отразились на вашем бизнесе?

— Пока нет, и думаю, что мы должны с ними справиться. Кризис 2008 года преподал нам хорошие уроки, как выжить, когда привычные условия резко меняются. Мы тогда оптимизировали управленческие процессы в компании, открыли новое производство и вышли на новые рынки сбыта, в том числе на страны среднего и дальнего зарубежья. Из кризиса мы вышли окрепшими, тогда как многие конкуренты оказались несостоятельными.

— В какой момент вы решили пойти в политику и зачем?

— Всё началось с благотворительности. В конце 1990-х я создал фонд «Молодая гвардия», который реализовывал разного рода проекты. Мы помогли восстановить храм Святого князя Владимира в Кировском районе Перми. Ещё один масштабный проект нашего фонда в сфере образования — обеспечение школ города доступом в интернет. Мы закупили тогда более 600 компьютеров и установили их в образовательных учреждениях Перми. К сожалению, в итоге фонд пришлось закрыть из-за того, что на федеральном политическом поле возникло молодёжное движение с таким же названием. Ничего, кроме пессимизма, та организация у меня не вызывала. Ассоциироваться с ними категорически не хотелось. Со временем наши опасения подтвердились: оставив не совсем чистый след в истории, проект «Молодой гвардии» был свёрнут.

— Алексей Леонидович, благотворительность и политика — это разные сферы деятельности. Возвращаясь к вопросу, почему политика?

— Примерно в то же самое время, когда я начал заниматься благотворительными проектами, пришло понимание, что многие вопросы личными финансовыми вложениями не решить. Надо менять систему. А после закрытия фонда мои близкие и друзья напрямую сказали: «Иди, надо». Я подумал и принял решение идти на выборы в Пермскую городскую думу. Это была тяжёлая кампания, оказывалось серьёзное противодействие. Меня снимали с гонки, я восстановился через Верховный суд. Накануне голосования ночью меня снова пытались снять через суд. Не удалось это моим конкурентам.

Я не люблю проигрывать, поэтому все силы и ресурсы были направлены на результат — всё получилось. Я был избран в гордуму, а через полгода в Законодательное собрание. В этом смысле политика очень похожа на спорт. В обеих сферах важны ориентация на результат и надёжная команда.

— Спорт — это ещё одна неотъемлемая составляющая вашей жизни?

— Я занимаюсь спортом столько, сколько себя помню. В раннем детстве отец привёл меня в лыжную секцию, потом я занялся волейболом, ещё позднее — баскетболом, с которым связывал планы на всю дальнейшую жизнь. Но призыв в армию изменил их. Уход из спорта на два года поменял планы, сделав невозможной профессиональную спортивную карьеру. Но интерес к баскетболу не пропал, поэтому была создана команда ПДСК, которая играла в первой группе и являлась кадровым резервом для «Урал-Грейта». Она прекратила своё существование после того, как я стал депутатом.

— А как в вашу жизнь пришёл большой теннис?

— После прихода в политику пришлось распрощаться с командной игрой. Не может большое количество спортсменов подстраиваться под график одного человека. Стал искать замену. И мой друг предложил большой теннис. Начал играть, понравилось, в итоге увлёкся настолько, что стал одним из лучших среди участников любительских турниров в России. Начал играть на международных турнирах. Когда мне исполнился 41 год, я понял, что это уже возраст и что добиться большего в теннисе уже не получится. Тогда решил повесить ракетку на стену.

— Баскетбол, большой теннис — это ведь не просто времяпровождение, это стиль жизни, предполагающий постоянное вовлечение в игру. Как вы теперь компенсируете их утрату?

— Спортивный зал, тренажёры — пока мне этого достаточно для поддержания себя в достойной физической форме и внутреннего удовлетворения.

— Вы путешественник?

— На протяжении многих лет мы с семьёй выстраивали свои поездки в соответствии с календарём проведения теннисных турниров. Трое моих детей профессионально занимаются теннисом, их как спортсменов знают в Европе. Один из сыновей в прошлом году возглавил общероссийский рейтинг. Теперь постепенно приходит понимание, что дети должны иметь каникулы, не связанные с учёбой и спортом. Поэтому, надеюсь, начнём отступать от спортивных маршрутов.

Алексей Бурнашов

  Алексей Гущин

— Как вы мотивируете своих детей заниматься спортом, ведь это большой труд?

— Мне совсем не приходится прикладывать усилий, чтобы дети шли на тренировки, ехали на соревнования, они делают это с радостью, получают от этого удовольствие. Мне кажется, они просто не представляют, что может быть по-другому: папа и мама — с ракеткой, два сына, а вслед за ними — и дочка. Когда возникают какие-то пробелы в школе (приходится ведь довольно часто пропускать занятия), я говорю детям: «Пока не исправите оценки, ракетка будет висеть на стене». Они воспринимают это как наказание и быстро навёрстывают школьную программу. У них отличный тренер — Александр Михайлович Силкин, которого дети уважают и любят. Он для них не просто учитель, а наставник. Академия тенниса — это школа жизни, которая учит преодолевать себя, чтобы достичь желаемой цели, прислушиваться к другим и учитывать их мнение.

— Какую роль родители сыграли в вашем увлечении спортом?

— Ключевую. Я уже упомянул, что именно отец привёл меня на первые тренировки. Он же всегда был образцом. 47 лет играет в волейбол. Два года назад, как раз к своему 70-летию, выиграл ветеранские Олимпийские игры в Турине.

Алексей Бурнашов

  Алексей Гущин

— Каким должно быть общество, в котором вы хотели бы, чтобы жили ваши дети?

— Оно должно быть свободным, демократическим и безопасным.

— Успешный бизнесмен, состоявшийся политик, что дальше?

— Давайте так. Я не считаю себя состоявшимся политиком в том смысле, что дальше двигаться некуда. Используя спортивную терминологию, я ещё только разминаюсь.

— У вас есть мечта?

— Я мечтал стать профессиональным спортсменом, потом тренером, но жизнь рассудила иначе. То, чего я достиг, ни в коем случае не хуже того, о чём я мечтал. Мне кажется, корректнее говорить не о мечтах, а о целях, которые ставишь перед собой. Главное, чего я хочу, это чтобы мои дети реализовались в жизни. Не факт, что они станут спортсменами, вероятнее всего, они найдут себя в чём-то другом. Главное, чтобы они чувствовали себя счастливыми. Чтобы люди, которые окружают нас, среда, общество, как угодно назовите это, тоже были счастливыми и добрыми. Я стараюсь по мере сил способствовать этому. Да, я романтик. Но с практическим уклоном.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться