ТЕАТРАЛЬНОЕ ПРАВОСУДИЕ,

или Как за 40 рублей остановить работу двух заводов

Поделиться

ЧАСТЬ 1

Влезать в чужую шкуру интересно лишь с теоретической точки зрения, с практической же... С практической я бы ни за что, например, сейчас не влез в мантию судьи или робу трудящихся "Завода бутиловых спиртов" и "Стирола". И это несмотря на то, что на этих предприятиях в последнее время регулярно повышают заработную плату, а объем налоговых платежей "живыми" деньгами возрос в 10 раз, то есть перспективы для каждого работающего налицо. Не влез бы, потому что вся эта благодать может резко прекратиться, так зачем же привыкать к хорошему?

В предыдущей статье ("Пираты рыночной экономики", "Компаньон" от 30 января 2001 года) я лично и редакция отразили две точки зрения на создавшуюся вокруг этих предприятий конфликтную ситуацию. К сожалению, на тот момент мы как-то упустили из виду еще одного участника конфликта, не прокомментировали его роль в происходящем, хотя она - среди главных, и даже, наверное, самая главная. Сегодня я попытаюсь этот пробел восполнить, но прежде - вкратце напомню, в чем суть конфликта и в какой стадии он сегодня пребывает.

Сценарий примерно схож с тем, что развивался на Пермском ЦБК. Разница лишь в способе проникновения на предприятие. Две структуры - "Дата Юнион" и "Национальная торговая компания" - скупили и консолидировали в один пакет акции вышеупомянутых заводов. Цель, которую они преследовали, весьма прозрачна даже для неискушенных - по явно завышенной цене продать этот пакет "Сибур-Химпрому", стоящему во главе технологической цепочки этих предприятий. Чтобы вынудить "Сибур" на эту сделку, новоявленные акционеры попытались юридически саботировать работу ЗБС и "Стирола". Об этом и было рассказано в предыдущей статье.

С момента ее выхода и до сегодняшнего дня к "Сибуру" и заводам было предъявлено 19 исков, из них 15 признаны неправомерными, что, в общем-то, показательно. Одно из отклоненных судебных требований неугомонных "пиратов" - расторжение договора аренды между "Сибуром" с одной стороны и "Стиролом" и ЗБС с другой. На примере этого требования мы и поговорим о третьем участнике конфликта - правосудии. А чтобы не отпугнуть читателя замысловатым сюжетом, я позволю себе разбавить повествование одной поучительной и в чем-то созвучной ему историей. О влезании в чужую шкуру.

"В. Я. Станицын рассказывает, что Михаил Афанасьевич (Булгаков) обратился к нему, тогда еще молодому режиссеру, ставившему инсценировку Н. А. Векстерн "Пиквикский клуб", с просьбой дать ему какую-нибудь актерскую работу, чтобы, как он сказал, "побыть в актерской шкуре".

Здесь и далее курсивом выделены отрывки из книги "Воспоминания о Булгакове", глава "Булгаков - актер", автор В. Шверубович.

ЧАСТЬ 2

Казалось бы, к вопросу об аренде больше никто не вернется, раз Арбитражный суд Пермской области признал требования истцов абсолютно необоснованными. Однако действительность этих надежд не оправдала. Через какое-то время в суд поступает иск с прежним требованием: признать договор аренды "Сибуром" части производственных мощностей "Стирола" и ЗБС недействительным. И это, в принципе, неудивительно, если иск в виде апелляции направляется в вышестоящий орган или, допустим, в нем появляются новые, кардинально меняющие суть дела, обстоятельства. В нашем случае ничего подобного не наблюдалось.

Между тем, простое с виду объяснение порождает еще больше вопросов. Просто некто А. П. Казаков, владеющий то ли одной, то ли двумя акциями каждого завода (ЗБС и "Стирол"), подал этот иск в Индустриальный районный суд Перми. Откуда у человека, не наделенного экономическим образованием (он, кажется, слесарь по профессии), такое чутье управленца? И к чему при столь минимальном количестве акций ему понадобилось затевать судебные тяжбы? Какая может быть материальная заинтересованность в том, чтобы, потратив 100 тыс. рублей госпошлины, в лучшем случае (то есть - выиграв дело), эти же деньги и вернуть, но не получить ни копейкой больше?

По законам детективного жанра объяснение загадочных событий должно быть самое простое, жизнь также не намерена отступать от этих традиций. Интересы истца в суде защищали те же юристы, которые проиграли это дело в арбитражном суде, то есть юристы компаний "Дата Юнион" и НТК. Вот теперь все встает на свои места, не правда ли? Кстати, благодаря покровительству, или, как модно нынче выражаться "крыше" слесаря Казакова, именно этот процесс они выиграли. Индустриальный суд признал их требования обоснованными и аннулировал договор аренды. Теперь можно выводить на сцену главного героя.

"Не помню, как он начал репетировать, не знаю, был ли текст его роли целиком сочинен Н. А. Векстерн, или Михаил Афанасьевич сам приложил к этому руку, но в одном я уверен: образ Судьи создан им, это булгаковский образ, рожденный и сотворенный им..."

ЧАСТЬ 3

Выводим. В Индустриальном суде дело об аренде вел судья А. А. Титовец. Я, честно говоря, не знаю, что выше - арбитражный областной суд или районный. Возможно, это вообще "разные чины", вроде мичмана и прапорщика. Но поскольку оба иска идентичны, как по обоснованиям требования, так и по самому требованию, то получается, что и дела-то в обоих судах рассматривались одинаковые. Выходит, что судья А. А. Титовец пересмотрел и отменил дело и отменил решение арбитражного суда? Вроде, так все и есть.

Чтобы разобраться в этом юридическом казусе, рассмотрим с формальной точки зрения, чем отличаются эти суды - арбитражный и районный. На практике ведь видно, что они различаются, хотя вроде бы и должны руководствоваться одними и теми же законами. Итак.

Возьмем, к примеру, старую добрую судейскую традицию взимать за ведение процесса госпошлину. В арбитражном суде ей следуют неукоснительно - если пошлина не заплачена полностью, то даже дату слушания дела не назначат. В районном же все попроще. Судья А. А. Титовец, например, назначив госпошлину в размере 100 тыс. рублей, разрешил оплатить истцу только 40 (не тысяч, а просто) рублей. Недоуменным же ответчикам судья пообещал, что истец обязательно заплатит. Обязательно. Потом. По-моему, это называется поручительством, или я что-то путаю в терминологии?

Или другой пример. Надо, допустим, в целях экономии времени объединить два идентичных дела (как в нашем случае: первое - о расторжении договора аренды между "Сибуром" и ЗБС, второе - с таким же требованием - между "Сибуром" и "Стиролом"). В арбитражном суде в таких случаях на первом же заседании судья объявляет о своем решении объединить дела и назначает слушание на другой день. Это для того, чтобы несогласные стороны смогли такое решение опротестовать. Судья А. А. Титовец в деле экономии времени пошел дальше своих коллег - объединил два дела и вынес решение уже на первом же заседании.

Ну и последний пример. На любом судебном заседании ведется стенографическая запись, которая в расшифрованном виде называется протоколом (извините, что так все подробно разжевываю - сам понять хочу) и которую можно запросить для ознакомления и внесения своих уточнений. В арбитражном суде (и по закону, кстати сказать) это можно сделать уже в момент оглашения решения суда. В районном же, наверное, все иначе, потому что судья

А. А. Титовец в этом деле сначала вынес решение, выдал его сторонам и только спустя 10 дней подписал протокол. Что с чего писалось, протокол с решения суда или наоборот - непонятно.

Вот такие чисто формальные различия существуют между арбитражным и районным судами, хотя, возможно, что обобщение это и не совсем корректно. Понятно, что сибуровцы, избалованные скрупулезным исполнением правового ритуала в арбитраже, на судью А. А. Титовца обиделись. Обиделись и подали на него жалобу в квалификационную коллегию судей. Более того, сибуровцы считают, что не только этот судья, но и весь Индустриальный районный суд Перми относится к ним предвзято. Информацию об этом они намерены донести до полпреда президента РФ по Приволжскому федеральному округу Сергея Кириенко и Верховного Суда РФ. Решение же, вынесенное судьей А. А. Титовцом, они исполнят принципиально и обжаловать не будут.

"Так вот, из зала на сцену взбегал еще Булгаков, но, идя по сцене, он видоизменялся, и по лестнице лез уже Судья. И Судья этот был пауком. Михаил Афанасьевич придумал (может быть, это был подсказ В. Я. Станицына), что Судья - паук. То ли тарантул, то ли крестовик, то ли краб, но что-то из паучьей породы. Таким он и выглядел..."

ЧАСТЬ 4

Судья, принимая решение, должен исходить из Разумного и Справедливого. Справедливость в финансовых спорах - понятие слишком скользкое, чтобы идти по этому пути, а вот о Разумном поговорить можно.

Что произойдет с предприятиями, если договор об аренде действительно канет в Лету? Рассмотрим цепочку.

"Сибур" арендует у ЗБС и "Стирола" небольшую часть производственных мощностей, на которых вырабатывает из своего сырья конечный продукт. Помимо того, что "Сибур" арендует оборудование, он его еще и обновляет, поэтому прибыль заводов несколько выше обычной. Схема эта, судя по показателям, приведенным в начале, себя оправдывает. Более того, впервые за последние три года в недрах руководства поднимался вопрос о выплате акционерам ЗБС и "Стирол" дивидендов, но в свете последних событий это вряд ли выполнимо.

В случае судебного расторжения договора аренды эти заводы останутся:

а) без нового оборудования и перспектив на его обновление;

б) с долгом в 52 млн рублей;

в) без сырья,

поскольку в нынешних условиях увеличивать кредит этим заводам для "Сибура" нецелесообразно. На обоих заводах - непрерывное производство, то есть в случае его остановки заводы просто перестанут существовать, поскольку дешевле будет закупить новое оборудование, чем снова загрузить мощности на старом. Понятно, что стоимость акций этих заводов станет эквивалентом дырки от бублика, то есть попросту упадет до нуля. Теперь, я полагаю, ясно, почему вопрос об аренде так важен.

Тут необходима оговорка. Судья А. А. Титовец не обязан, надо признать, разбираться во всех этих технологических и экономических цепочках, это не его область. Однако оценить, насколько разумно останавливать работу двух заводов за 40 рублей, полагаю, большого ума не надо. Это о Разумности.

Подытожим. По сути дела, на наших глазах происходит шантаж не отдельных предприятий, а Пермской области в целом, поскольку налоги "Сибура", ЗБС и "Стирола" весьма существенно пополняют бюджет региона. Бюджет, из которого, кстати сказать, формируется и зарплата судей, хотя, возможно, в этом качестве бюджет Пермской области судью А. А. Титовца мало интересует.

"Но почему Судья - паук? Оказывается, неспроста: так его прозвали еще в детстве, что-то в нем было такое, что напоминало людям это страшное и ненавистное всем насекомое... В свое время он от злости, от ненависти к людям выбрал профессию судьи - искал возможности как можно больше навредить людям... Об этом Михаил Афанасьевич рассказывал во время поисков грима нашему старшему гримеру..."

ЧАСТЬ 5

Ну, и что-нибудь хорошее напоследок. Есть такое понятие, как корпоративная солидарность, очень хорошее определение ему дал народ: волк волка не выдаст. Приступая к написанию статьи, я это учитывал. Однако вместе с тем я учитывал и то, что другое понятие - я имею в виду честь мундира, - гораздо важнее предыдущего. И еще, я понимал, что в судебном департаменте работает много честных и достойных профессионалов. Я уверен, что они правильно поймут то, о чем я написал, и сделают необходимые выводы.

"Но как же ясно и весело улыбался он, выходя из этого образа, сбрасывая с себя эту оболочку. Сначала теплели и темнели глаза, потом лицо освещалось улыбкой, менялась осанка, и перед нами был опять он, со своим умным, тонким и лукавым обаянием".

Поделиться