Классика и современники

Молодёжные театры представили своё видение хрестоматийных произведений

Плюсануть
Поделиться

Спектакля «Господа Головлёвы» в Пермском ТЮЗе все боялись. Зрители — потому что школьная память о тягучем, депрессивном романе Михаила Салтыкова-Щедрина, полном «умертвий», совершенно не способствовала желанию смотреть его инсценировку. Постановщик — потому что всегда боится перед премьерой. Это — очень обаятельная черта характера Михаила Скоморохова: будучи на сегодняшний день старейшиной, главным мэтром пермской сцены, самым заслуженным пермским худруком, руководитель ТЮЗа вовсе не «бронзовеет», не считает каждое своё новое творение по определению шедевром, а волнуется перед премьерой, как дебютант.

ТЮЗ
«Вы человек иль демон?» – «Я? Игрок!»
Фото: Светлана Шабурова

Все страхи оказались ложными. Михаил Скоморохов получил очередной успех, а зрители — прекрасную рождественскую мелодраму, грустную историю со светлыми, очень гуманистическими нотками.

Роман Салтыкова-Щедрина — социальная сатира, злая и, прямо скажем, несмешная, но драматург Ярослава Пулинович «вытащила» из «Господ Головлёвых» всё человеческое, всё трогательное и забавное, а постановщик и актёры тонко, без пережимов подчеркнули эти мотивы. Получилась история о семье, которая могла стать счастливой… но не стала. В театральных релизах и интервью Скоморохова говорится, что виновница семейной трагедии — матушка Арина Петровна, однако в спектакле этого не видно. Вывод, который могут сделать зрители, — все виноваты, каждый по-своему. Арина Петровна не смогла оценить поэтическую натуру своего мужа, стремление своих детей быть независимыми, но ведь и они многого не смогли: муж Владимир Михайлович — поддержать жену и стать ей опорой, дети — стараться радовать родителей. Не было между ними понимания, диалога не было. Подобные истории не только в салтыковское, но и в наше время не редкость, и старинная сатира на сцене Пермского ТЮЗа превратилась в очень современную, жизненную драму.

Возможно, такое прочтение возникает оттого, что каждый из актёров своего персонажа по-человечески оправдывает, а Елена Бычкова, исполнительница роли Арины Петровны, создаёт настолько живой, драматичный и трогательный образ, что невозможно ей не сочувствовать. Бычкова — настоящий стержень этого спектакля, ставшего, возможно, вопреки воле постановщика, настоящим её бенефисом. Но было бы несправедливо считать «виновницей» успеха лишь одну актрису: красота постановки в том, что она очень ансамблевая, на сцене — постоянное живое взаимодействие, и все друг друга дополняют. При этом каждый персонаж — личность, не только старший Головлёв (Андрей Пудов) или инфернальный Порфирий-Иудушка (Александр Красиков), но и, например, управляющий в исполнении Александра Шарова.

Создание спектакля для камерной сцены, когда зрители сидят глаза в глаза с героями драмы, — конечно, рискованный шаг, но полностью себя оправдавший. Зритель как будто становится гостем Головлёвых. Остроумное визуальное решение Ирэны Ярутис и замечательная музыка делают спектакль очень стильным, а трогательные рождественские мотивы, с играми в вертеп, прекрасным пением (актёры сами замечательно поют а капелла), свечами и колокольчиками, превращают мрачную драму в притчу, что подчёркивается светлым финалом, где Головлёвы воссоединяются на небесах. Если весь спектакль говорит о крахе семьи, то его завершение — о том, что у этой семьи был всё же шанс, были лучшие дни, была любовь.

ТЮЗ
Семья Головлёвых в ожидании чуда
Фото: Александр Медведев

Спектакль «Маскерад» по пьесе Михаила Лермонтова Камерный театр «Новая драма» презентовал ровно в те же дни, что ТЮЗ своих «Головлёвых». Если учесть, что расстояние между этими театрами — ровно один квартал, налицо классическое триединство: время, место, действие! Невозможно не начать сравнивать эти два события.

У этих спектаклей есть одна весьма важная общая черта: как и «Головлёвы», «Маскерад» (постановщики Марина Оленёва и Михаил Шестаков настаивают именно на таком написании, считая его истинно лермонтовским) — это бенефис одного актёра. Премьер «Новой драмы» Евгений Пеккер в роли Арбенина буквально делает этот спектакль, и не будет ничего удивительного, если зрители пойдут целенаправленно «на Пеккера». Подобный уровень артистизма хочется назвать потрясающим: ни одного фальшивого жеста, ни секунды наигрыша. И это при том, что текст лермонтовский, честно говоря, — наивный, романтичный юношеский лепет о взрослых, тёртых жизнью мужиках и их любовных драмах и наполнен совершенно неживым пафосом. У Пеккера этот пафос обрастает жизнью, становится выстраданным, а сам актёр как раз и есть тот самый битый жизнью мужик с трагической харизмой. Кажется, что этот текст невозможно произнести органично, по-человечески, но у Евгения это получается.

Не хочется обижать прочих артистов — и Константин Жижин (Шприх), и Дмитрий Тронин (Казарин) — отличные актёры и достойно отыгрывают свои характерные линии, а молодой Сергей Толстиков (князь Звездич) ещё далеко пойдёт. Но вот прелестная дебютантка Екатерина Елисеева в роли Нины — совсем не пара своему «мужу». Настоящий мезальянс: в отличие от Пеккера, она не умеет проживать драматичные и пафосные тексты, и Марина Оленёва как опытный специалист по молодым актёрам сделала её роль очень тихой, барышня говорит всё время шёпотом или полушёпотом. Хороший способ придать некоторую индивидуальность и житейскую правду литературному характеру, но вот беда: в самые драматичные моменты она тоже вяло шепчет; и оправдывается, и недоумевает, и умирает — всё шёпотом, всё с полуулыбкой. Неубедительно, короче, умерла.

В общем, если в ТЮЗе вокруг Елены Бычковой выстраивается достойный ансамбль, то в «Новой драме» рядом с Пеккером встать пока некому.

Оригинальное визуальное решение, предложенное художницей Любовью Мелехиной, аккуратно переводит действие «Маскерада» в эстетические координаты второй половины ХХ века; изобразительные мотивы, позаимствованные в полотнах Рене Магритта, подчёркивают вневременность лермонтовского сюжета, сюрреалистичность некоторых персонажей, архетипичность мотива игры. Но в то же время лишение исторической фактуры делает действие несколько схематичным, чересчур сухим. Одним словом, в «Маскераде» заметно не хватает маскарада.

И при всём том «Маскерад», как и «Головлёвы», — спектакль, который можно и нужно смотреть. Он ни секунды не скучен и таит в себе много сюрпризов. И, поскольку год 2014 уже завершается, можно смело назвать Евгения Пеккера театральным героем года: никто из пермских актёров-мужчин в этом году не показал себя так ярко.


Плюсануть
Поделиться

Быстрый поиск

театр ТЮЗ культура

Loading...