Дмитрий Скриванов: Нам нужен свой губернатор

Депутат краевого парламента убеждён, что сегодня в Пермском крае нет центра принятия решений

Поделиться
Дмитрий Скриванов
Фото: Константин Долгановский

В интервью Znak.com и газете «Звезда» депутат Законодательного собрания Пермского края Дмитрий Скриванов рассказал о взаимоотношениях краевого парламента и правительства.

Дмитрий Скриванов, депутат Законодательного собрания Пермского края:

— Мне самому очень не понравилось, когда глава региона (губернатор Пермского края Виктор Басаргин  — ред.) в своём отчёте неоднократно повторил, что до него было сделано много неправильного, но ему всего за год удалось что­-то кардинально изменить. Тезис известный. Мы очень часто являемся «могильщиками» того, что делали наши предшественники. И похоронив то, что делалось, разворачиваемся на 180 градусов и делаем всё наоборот. Тем самым мы каждый раз создаём у себя на Родине ситуацию, когда вложенные усилия сотен тысяч людей множатся на ноль. И это плохо как для Пермского края в частности, так и для страны в целом. Потому что из-­за отказа от прошлого опыта мы точно откатились лет на 10 назад.

Я слышал эти хвалебные оды. Мол, такого отчёта у нас ещё не было! Такого губернатора у нас ещё не было! И спасибо губернатору, что он у нас есть! Но время авансов уже давно прошло. Я не против аргументированных выступлений в поддержку главы региона. Но когда идёт банальное прославление, то мне становится стыдно за коллег и обидно за Пермский край. И когда губернатор говорит с трибуны, что всё до него делалось неправильно, то получается, что и мой 14­-летний отрезок депутатской жизни тоже прожит напрасно. Прожили напрасно и те, кто нынче хвалили губернатора.

Отдельно Скриванов прокомментировал мнение о том, что правительство оказывает давление на депутатов.

Дмитрий Скриванов:

 — Давление сводится к тому, что говорят: «Ты проголосуй, а взамен получишь такой-то актив...», поэтому я не могу сказать, что на меня давят. Политика, если ты ею серьёзно занимаешься, она как бизнес, требует серьёзного вовлечения. Потому что в бизнесе ты сказал  — сделал, и очень хорошо, если в бизнесе у тебя есть единомышленники, но таких единомышленников может быть ключевое звено — пять человек, а все остальные просто выполняют определённые указания. Правильно, когда формируется миссия, цели, задачи — но всё это делается всё-таки в большей степени формально в бизнесе. Главное — это цель. Я занимаюсь другой политикой. Я людей убеждаю, взаимодействую с ними. И когда мы организовывали Депутатский клуб, то меня спрашивали: зачем? А ответ прост: чтобы люди не девальвировались. Потому что у Пермского края должно быть будущее, а депутаты ответственны за это будущее.

По словам Скриванова, депутаты не всегда поддерживают его предложения, но сам он готов соглашаться с коллегами, если те являются профессионалами в каком-либо вопросе.

Дмитрий Скриванов:

— Если говорить о Законодательном собрании, то всё, что говорится по поводу группы депутата Скриванова, доминирования депутата Скриванова с точки зрения идеологии, скорее, это миф. Причём миф, созданный не мною. Другое дело, если говорить о формальных органах Заксобрания, то чаще всего проработка происходит очень поверхностная. А в этой связи, чтобы убеждать друг друга, мы имеем группу экспертов, задача которых как раз дать объективный материал или в экономике, или в бюджете, или в социальной сфере, который уже посредством наличия опыта у того или иного депутата приобретает форму идеологии. И уже тогда это становится общей идеологией.

На вопрос, руководствуется ли нынешняя исполнительная власть в регионе какой-либо идеологией, Скриванов ответил: «У них не только нет идеологии, у них даже нет центра принятия решений».

Дмитрий Скриванов:

— Идеология  — это не «строить детские сады и так далее». Во-первых, нужно жить по средствам. Во-вторых, нужны приоритеты деятельности. В-третьих, исполнительная власть ответственна за доходную часть бюджета. В-четвёртых, исполнительная власть расходует деньги открыто и при этом депутаты являются представителями собственника  — жителей Пермского края. И задача депутатов  — отстаивать интересы этого собственника. Поле, которое даётся федеральным законодателем нам для принятия решений, должно толковаться и той, и другой веткой власти, исходя из этого принципа. Заксобрание не может нанимать подрядчика. 60 человек не могут проголосовать за одного подрядчика, как, например, было совсем недавно, когда руководитель предприятия, представитель инвестора, пришёл на Заксобрание, чтобы доложить свою идеологию (имеется в виду представитель инвестора международного аэропорта «Пермь» от ГК «Ренова» — ред.). Так это смешно. Полное отсутствие конкуренции и явный сговор. Но даже если это выпустить из виду, 60 депутатов не могут определять подрядчика. Это должна делать исполнительная власть.

По словам Скриванова, краевое правительство пытается «оптимизировать процесс».

Дмитрий Скриванов:

— Не нужно пытаться оптимизировать процесс. Потому что оптимизируя процесс, мы лишаем людей инициативы. Спрашиваешь у некоторых коллег: «А почему ты так проголосовал?» А он: «Да, по «чеснаку», потому что так попросили». Сейчас администрация и правительство примитивно обзванивают каждого депутата и просят. Один знакомый как-то сказал: «Чем больше используешь административный ресурс, тем меньше его остаётся». И я согласен. Они каждый раз используют свой ресурс. И его всё меньше остается, что ещё раз доказывает, что играют «в короткую».

По мнению Скриванова, скандал с отсутствием кворума на заседании парламента администрация губернатор пытается решить на бюджетные деньги через СМИ.

Дмитрий Скриванов:

— Поскольку у нас в крае создан «прогубернаторский» медиахолдинг, то мы получили первый выпуск новой газеты, изданной 50-­тысячным тиражом. В этом номере я летаю на метле, а губернатор летает на самолёте. В материалах этой газеты совершенно некорректно названы те депутаты, которые ушли с пленарного заседания. Кроме того, по районным СМИ разлетаются однотипные статьи, клеймящие позором депутатов, избранных от этих территорий. Причём пытаются это делать за бюджетные деньги в рамках так называемого «губернаторского заказа». То есть на те деньги, которые выделяются исполнительной власти из казны на информирование населения о своей деятельности в СМИ.

Считаю это недопустимым. Если у губернатора или руководителя его администрации есть желание посводить счёты с депутатами, то пусть это делают на свои личные деньги. Или на деньги своих деловых партнёров, которым они здесь включили режим наибольшего благоприятствования. На деньги «Реновы», например.

Сам Скриванов подчёркивает, что даже в такой ситуации намерен принимать активное участие в законотворческой деятельности.

Дмитрий Скриванов:

— Не ходить  — это продемонстрировать то, что люди, разные по фракциям, убеждениям и даже ментальности, выражают несогласие с политикой исполнительной власти, — это звонок. Но, к сожалению, в ответ мы получили вот эту газету. Это не разговор, не диалог.

По словам Скриванова, его бы устроило, если бы центром принятия решений стал губернатор: «Я бы хотел, чтобы губернатор что думает, то бы и говорил, а что говорил бы, то бы и делал».

Дмитрий Скриванов:

— Ситуацию разрешит не примитивная отставка кого-то, а изменение системы… Чтобы наладить тут систему, которая была в Заксобрании,  — ушли годы, её сломали, и чтобы её наладить вновь  — снова нужны годы. Нужны люди, команда, которые станут «вышивать бисером».

Охарактеризовал Скриванов и свои отношения с руководителем администрации губернатора Пермского края Дмитрием Самойловым.

Дмитрий Скриванов:

— Мы с ним встречались несколько раз. Разговаривали по часу-полтора. Я просил у него две вещи: помочь в достройке Белогорского монастыря и второе  — дать возможность организовать все мероприятия в Законодательном собрании на содержательно высоком уровне. Он ответил, что да, конечно. Но ничего не было сделано. И у меня сложилось такое впечатление, что предложить выпить коньяк и вспомнить молодость  — это и есть то единственное, что он может предложить и на что депутат должен реагировать положительно, забывая о своих обязательствах перед избирателями. Меня не интересует личное внимание, у меня его в достатке. Более того, я скажу честно, я вообще не верю в дружбу. Я верю в порядочность, верю, что у человека могут быть принципы. И я уважаю таких людей. Я верю в то, что человек может быть правдивым, искренним, но не в дружбу. У меня были периоды в жизни, когда я считал это какой-то патологией для себя. Но жизнь расставила всё на свои места. Когда у меня были падения, то у меня резко сокращалось количество людей, которые хотели бы меня видеть, вместе жарить шашлыки, помогать мне.

В заключение Скриванов прокомментивал расхожее мнение о том, что он является врагом Виктора Басаргина.

Дмитрий Скриванов:

— В Пермском крае есть достойные люди, которые могут стать губернатором. Почему решили, что нет? Да есть! Почему нам должны присылать чужих бывших министров? И я сознательно не ходил голосовать по вопросу утверждения губернатора. Мне звонили, я сказал, что не приду. Это моя сознательная позиция. И вот стали говорить, что Скриванов — враг губернатора. Да не враг я его, я его никак не оскорблял. Сейчас моя задача — объединить людей и способствовать тому, чтобы вырастить своего губернатора. Да, я думаю, такая ситуация возникнет, и нам нужен свой губернатор.

Сам Скриванов не видит себя в роли главы региона: «Я не соответствую 79-му федеральному закону. По юрисдикции по тому имуществу, которое должно находиться у государственных служащих только в границах России».

Дмитрий Скриванов:

— Если бы у меня было желание, я бы немного по-другому действовал в принципе. Ещё за два года до выборов в Законодательное собрание я сказал, что больше не пойду на гражданскую службу. Потому что я испытываю кайф от результата.

Источник — Znak.com и «Звезда»

«Новый компаньон»


Поделиться