Николай Дёмкин: Игнорировать работу – не значит остановить её

Секретарь регионального отделения «Единой России» — о том, по каким принципам проводилась ротация политсовета и что он думает об «узурпации» власти в партии

Поделиться
Николай Дёмкин
Николай Дёмкин
Фото: Сергей Копышко

— Николай Иванович, в ходе ежегодной партконференции 19 декабря и после неё больше всего обсуждений вызвала ротация 10% состава политсовета — это восемь человек. Некоторые партийцы указывали на непрозрачность процедуры, на то, что они узнали фамилии кандидатов на ротацию только на конференции. Можете объяснить, по каким принципам определялись эти люди?

— Возможность принять участие в разработке критериев для ротации была предоставлена всем без исключения членам политсовета. Заявляю об этом совершенно ответственно. Ведь о том, что такая ротация в декабре предстоит, было известно давно. Затем, в течение полугода мы снова и снова рассылали всем членам политсовета, всем членам президиума приглашения: коллеги, пожалуйста, примите участие в разработке оценочных показателей, на основе которых будет определяться эффективность работы членов политсовета, сообщайте ваши предложения.

Откликнулись только двое — Армен Гарслян и Виктор Плюснин, их предложения были приняты и учтены в подготовке критериев оценки. Остальные предпочли отмолчаться. В том числе и те, кто потом возмущался и говорил о «непрозрачности процедуры».

Можно только догадываться, почему они не приняли участия в обсуждении принципов ротации. Возможно, вопрос сочли несущественным. Возможно, действительно были очень заняты. Но как первое, так и второе лишний раз говорит о том, что людям просто некогда работать в политсовете.

В любом случае игнорированием работы невозможно остановить саму работу. И когда пришло время принимать критерии, я поручил их разработку профильной комиссии политсовета по кадровой работе и партийному строительству. Комиссию возглавляет и. о. руководителя исполкома Вячеслав Григорьев.

Так или иначе, результаты голосования на конференции показали, что подавляющему большинству делегатов процедура понятна, с кандидатурами на ротацию они согласны.

— Во время обсуждения этого вопроса лидер фракции «Единой России» в Законодательном собрании Юрий Борисовец особо остановился на двух фамилиях людей, подлежащих ротации. Это депутаты Сергей Клепцин и Дмитрий Скриванов. Борисовец указывал на их активную работу в парламенте. Почему нельзя было учесть эти заслуги при выработке критериев? Ведь депутаты Законодательного собрания — «штучный товар», разве их присутствие в политсовете не особенно ценно?

— Я с глубоким уважением отношусь к Сергею Витальевичу и Дмитрию Станиславовичу. Абсолютно разделяю мнение Юрия Львовича о том, что их вклад в работу фракции весом, и очень ценю это. Но вопрос в другом.

Не устану повторять: политсовет — не представительский орган. Не значок на лацкан. Вхождение в политсовет — не признание заслуг на депутатском, профессиональном поприще или каких-то иных достижений. Политсовет — рабочий орган. Он занимается партийным строительством, работой на местах, привлечением в партию новых членов, участием в выборах, повышением имиджа партии. Решает проблемы наполнения партийной кассы, наконец. И при определении кандидатур на ротацию принимается во внимание именно степень вовлечённости человека в эти процессы, его вклад в партийную работу.

Ещё раз подчёркиваю: никто не умаляет иных заслуг упомянутых депутатов, равно как и всех остальных уважаемых людей, на смену которым сегодня пришли другие. Но на одного человека можно грузить лишь столько, сколько он вывезет. Не можешь вывезти — так зачем место занимать? Пусть работают другие, и это даст возможность более плотно заняться тем, что у тебя действительно хорошо получается.

— Довольно бурную реакцию вызвали ваши слова на конференции о том, что вам было трудно управлять бывшим составом президиума политсовета. В полемике с вами прозвучало: мол, партией нельзя управлять так же, как заводом силикатных панелей; нельзя узурпировать власть в демократической системе управления. Вы действительно намерены управлять партией более жёстко, чем это было раньше?

— Если бы все сферы деятельности управлялись так же, как ПЗСП, наша жизнь была бы куда более комфортной и упорядоченной. Кто не верит — пусть посмотрит на микрорайон Пролетарский и сравнит его с другими.

Ну а если серьёзно, то тем, кто обвиняет меня в попытках «узурпации власти», я предлагаю вспомнить, как на самом деле принимались решения раньше. Центральные органы партии «спускали» в регион решение, региональный президиум и политсовет его утверждали и выносили на конференцию. Вот и всё.

Если мы говорим о той же ротации, то в данном случае никто никаких указаний нам не давал. Каждый делегат конференции принимал решение самостоятельно, без оглядки на рекомендации «старших товарищей». И, повторяю, всем членам политсовета предлагалось принять участие в разработке критериев оценки.

К слову, на ноябрьском съезде партии вопрос о ротации выборных органов решался точно так же, без подготовленного решения «сверху». Кандидатуры озвучивались прямо на съезде, и никаких претензий у делегатов съезда процедура не вызвала. Так в чём же тут узурпация?

Что касается управляемости, то я тоже частично ответил на этот вопрос. Согласитесь, трудно добиваться хоть каких-то решений в условиях, когда члены политсовета просто игнорируют его работу.

Наконец, хочу напомнить: на конференции я говорил о том, что раз уж меня выбрали секретарём регионального отделения — я стараюсь управлять процессами так, как умею. Голосование по всем вопросам показало, что большинство партийцев поддерживает мою работу. Я предлагал: если кто-то готов заявить свою кандидатуру на пост секретаря и поручиться, что сделает это лучше меня, — я первый поддержу этого человека. Желающих что-то не нашлось.

Критику я слышу. Я прислушиваюсь к ней, учитываю в своих действиях. Но только тогда, когда эта критика действительно конструктивна. А деструктивные заявления и предложения поддерживать не намерен.


Поделиться