Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Загадочная улыбка гения

В Пермской филармонии прошёл концерт Михаила Плетнёва и Российского национального оркестра

Поделиться

Простите мне откровенный штамп в названии материала, но в данном случае он идеально уместен: речь идёт об улыбках сразу нескольких гениев — Петра Ильича Чайковского, Николая Андреевича Римского-Корсакова, Михаила Васильевича Плетнёва, и все эти улыбки и полуулыбки весьма загадочны.

Михаил Плетнёв

 

Неожиданно концерт Михаила Плетнёва и РНО (6+), прошедший 4 декабря на сцене Большого зала Пермской филармонии, стал одной из сенсаций концертного сезона. Впрочем, так ли уж неожиданно? Концерт этого артиста и этого оркестра — всегда событие редкое и наполненное эмоциями. Заполучить Плетнёва — это целый квест, и менеджмент филармонии блестяще его прошёл, выдержав настоящую битву за то, чтобы Пермь включили в программу тура, в который входят всего шесть городов. Ценности событию добавляло то, что в прошлый раз Плетнёв приезжал в Пермь с РНО в качестве дирижёра, а нынче — в качестве солиста, да и был этот прошлый концерт несколько сезонов назад.

Интерес к концерту подогревал тот факт, что вместе с Плетнёвым прибыли персональный рояль Shigeru Kawai с персональным же настройщиком.

Программа вроде бы сюрпризов не обещала: Первый концерт для фортепиано с оркестром Чайковского и «Шехеразада» Римского-Корсакова — всё слушанное-переслушанное. Однако сюрпризы были.

Михаил Плетнёв вышел на сцену, как всегда, медленно, мягко, слегка сутулясь; так и хочется сказать — «уставший от жизни». После знакомого начала концерта — этакого трубного гласа — вступил рояль, и его музыка была принципиально отлична от всего слышанного ранее. Дело в том, что Плетнёв выбрал первую редакцию концерта, редко исполняемую. В ней гораздо сильнее лирическая составляющая, меньше пафоса, чем в широко известной третьей редакции в обработке Александра Зилоти.

В самом начале, там, где мы привыкли слышать аккорды, Плетнёв играл арпеджио. Получился не унисон оркестровых громов с фортепианным натиском, а диалог грозного оркестрового начала с умиротворяющим, тонким фортепиано. Самым выразительным, самым эффектным моментом стала каденция в первой части концерта, которую солист играл неторопливо, меланхолично, без малейшего нажима. Плетнёв и его рояль показали нежнейшее пианиссимо, тающее, как сахар, как туман, как утренняя роса… Самые банальные сравнения — самые верные, потому что именно так — природно, естественно — и звучали эти тонкие и тихие звуки.

И конечно, был финал, совсем не бравурный, не прибивающий зрителя к креслу, а заставляющий вслушаться, вдуматься.

Плетнёв известен тем, что никогда не потакает публике, чуждается внешних эффектов, ведёт себя на сцене принципиально неартистично. Вот и сейчас: он словно забыл о зрителях, растворившись в музыке. Существовали только звуки, а не исполнитель. И да, пианино Kawai звучит особенно, совсем не так, как филармонический Steinway. Не лучше, не хуже, а просто иначе.

Общее вдумчивое, меланхоличное и непафосное настроение поддержал выход на «бис». Настойчивые аплодисменты пермской публики заставили угрюмого маэстро слегка улыбнуться; надеюсь, фотокамеры запечатлели этот момент, ведь улыбка Плетнёва — это редкое явление, — и сыграть «Осеннюю песнь» из «Времён года» того же Чайковского. Послушный Kawai выдал такие хрустально-тихие осенние звуки-капли, что в воздухе филармонического зала, казалось, умерло даже дыхание. Эх, если бы ещё не мобильник, зазвеневший так некстати на последних тактах «биса», было бы ещё лучше.

Чайковский в основной программе первого отделения — и Чайковский на «бис»; второе отделение было столь же монографическим, полностью посвящённым Римскому-Корсакову. В «Шехеразаде» дирижёр Станислав Кочановский, которого даже неудобно называть молодым, поскольку держится он профессионально и уверенно, да и послужной список у него такой, что маститые маэстро позавидуют, — как фокусник, «вытаскивал» из оркестра звук одной инструментальной группы за другой. Казалось, он тянет за ниточки, и оркестр послушно выдаёт нужный звук. Радовали все, особенное впечатление произвели деревянные духовые, но героиней второго отделения стала скрипачка Татьяна Поршнева, красавица, с восточной грацией и пижонской виртуозностью выдававшая знаменитые сольные пассажи.

Российский Национальный оркестр

 

РНО показал, что и тогда, когда им не руководит Плетнёв, остаётся первоклассным оркестром, а Кочановский пермскую публику очаровал: его запомнили и наверняка будут ждать. Завершился концерт «Полётом шмеля» на «бис»: Римский-Корсаков так Римский-Корсаков. С последним звуком дирижёр стряхнул с плеча невидимого шмеля и проследил взглядом его полёт в зал. Зрители оценили и засмеялись.

«Всё-таки так, как Плетнёв, никто не играет», — рассуждали меломаны, расходясь после концерта в отличном настроении. И были правы.

Выступление РНО стало началом небольшого «оркестрового марафона» в Пермской филармонии. На рубеже 2019—2020 годов здесь выступят пять камерных и симфонических оркестров. Камерный оркестр «Виртуозы Италии» (6 +) под руководством дирижёра Альберто Мартини 14 декабря откроет VI Рождественский фестиваль Пермской филармонии. Будут играть музыку высокого барокко: произведения Корелли, Вивальди, Генделя, Винчи. Прозвучит и вокальная музыка в исполнении сопрано Роберты Инверницци.

Камерный оркестр под управлением народного артиста Республики Татарстан Игоря Лермана из Набережных Челнов выступит 21 декабря с программой «Оперетта-гала» (6+) вместе с солистами Московского государственного академического театра оперетты — заслуженным артистом России Виктором Богаченко (тенор), Ольгой Белохвостовой (сопрано) и Артёмом Маковским (баритон).

Прозвучат арии, сцены и дуэты из оперетт Имре Кальмана «Сильва», «Марица», «Принцесса цирка», а также «Заздравная песня» Исаака Дунаевского из фильма «Весна», фрагменты из современных мюзиклов.

На закрытие Рождественского фестиваля 13 января 2020 года в Пермь приедет хороший знакомый — оркестр Kremlin (6 +) под управлением Миши Рахлевского. Ровно год назад — день в день — он выступал в Перми с великолепным солистом Сергеем Догадиным. Играли «Времена года» Вивальди. Зрители этот коллектив очень полюбили, и вот он возвращается с большой программой классической камерной музыки в двух отделениях.

Первое отделение условно можно назвать «Серенады»: Рахлевский собрал сочинения самых разных авторов — Василия Калинникова, Хуго Вольфа, Рихарда Штрауса, Дага Вирена — с таким названием. Во втором отделении прозвучит музыка Иоганна Штрауса-сына, а завершится вечер музыкой современного композитора Эскендера Бекмамбетова, живущего в Канаде. Для оркестра Kremlin он написал шуточное произведение For Misha's Gang («Для Мишиной банды»), где каждый музыкант оркестра на время становится солистом.

Уже после окончания Рождественского фестиваля камерный оркестр B-A-C-H (Екатеринбург) выступит в Перми с концертным диптихом. В первый вечер — 14 февраля — будет исполняться программа «Ветка сакуры» (6+), полностью посвящённая музыке знаменитого японского композитора, пианиста и клавишника, дирижёра и режиссёра Джо Хисаиши. Прозвучат пьесы и отрывки из саундтреков к кинофильмам и аниме. На следующий день, 15 февраля, музыка Джо Хисаиши из мультфильмов Хаяо Миядзаки и кинолент Такеши Китано в сопровождении фрагментов аниме на большом экране будет исполнена в 12:00 на специальном концерте для детей «Аниме с оркестром» (6+).

Наконец, 27 февраля в рамках филармонического фестиваля «Симфонический Олимп» Пермь посетит Лионский национальный оркестр (6+) под управлением дирижёра Николая Цнайдера. В программе — Концерт для фортепиано с оркестром Эдварда Грига (солист — Жан-Ив Тибоде) и Первая симфония Густава Малера.

Поделиться