В пользу бедных

Почему сократить число людей с низкими доходами будет крайне сложно

Поделиться

Через четыре года в России должно стать в два раза меньше людей с доходами ниже прожиточного минимума. Такая задача зафиксирована в майских указах президента РФ. В Пермском крае 14,9% населения имеют доходы ниже регионального прожиточного минимума, а 2,4% — доходы менее половины этого минимума, отмечается в «РИА Рейтинг», опубликованном на прошлой неделе. В целом по уровню доходов Прикамье находится в рейтинге на 37-м месте. По мнению экспертов, для сокращения бедности требуется не индексация выплат и пособий на уровне, догоняющем реальную инфляцию, а новые подходы к экономике. Например, создание лучших условий для реализации частной инициативы, вовлечение в экономику самозанятых и улучшение инвестиционного климата. Однако начинать борьбу, по словам экономистов, надо с точного определения того, сколько у нас бедных и почему.

бедность
В нашей стране уровень доходов населения традиционно сравнивают с прожиточным минимумом и не учитывают качество жизни. В результате уровень бедности, по мнению экспертов, недооценён как минимум в два раза
Фото: Константин Долгановский

Трудности счёта

Как отмечают собеседники «Нового компаньона», оценка уровня бедности в России не так проста, как может показаться. Заведующий Центром прикладной экономики НИУ ВШЭ — Пермь Александр Мальцев приводит последние данные Всемирного банка, согласно которым в переводе на рубли чуть меньше половины населения планеты живёт на средства ниже уровня прожиточного минимума в РФ. При этом в самой России таких граждан около 13%. То есть уровень бедности в стране можно оценить как умеренный. «Но если мы будем говорить об уровне воспринимаемой бедности (как люди сами оценивают своё финансовое положение), то тут всё гораздо более плачевно: по данным исследования РАНХиГС конца 2018 года, в зоне бедности себя ощущают 22% россиян, они могут себе позволить лишь базовый набор продуктов питания», — говорит Александр Мальцев.

Оценивать уровень бедности такой большой страны в целом не лучшая идея, считает декан экономического факультета ПГНИУ, доктор экономических наук Михаил Городилов, ведь ситуация в разных регионах сильно различается. «По данным «РИА Рейтинг», Пермский край расположен во втором «квартиле» — на 37-м месте по уровню доходов. Поэтому считается, что нам живётся относительно неплохо, но хуже, чем, например, жителям Свердловской области (11-е место) или Башкортостана (29-е место), и немного лучше, чем другим регионам (например, Удмуртия — на 51-м месте). Но смущает даже не это, а то, что в Прикамье доля бедных (по официальным данным) — 14,9%, а крайне бедных — 2,4%, что существенно превышает показатели в Свердловской области (9,7 и 1,3% соответственно) или Башкирии (12,1 и 1,9% соответственно)», — отмечает эксперт.

Правда, и такая оценка не даёт полного представления о масштабах бедности — в силу недостатков самой методики расчёта, считает Михаил Городилов. В нашей стране уровень доходов населения традиционно сравнивают с прожиточным минимумом, а в других странах — с 60% среднего уровня доходов населения. В Европе учитываются ещё и качественные показатели: может ли человек с семьёй раз в год выехать в отпуск за пределы региона и хотя бы раз в год купить все необходимые вещи (одежда, обувь) и т. д. Если да, то он не относится к бедным. «В этом отношении, по мнению экспертов, в нашей стране происходит недооценка уровня бедности как минимум в два раза: далеко не все имеют доход выше необходимого значения либо возможность раз в год безболезненно для своего кошелька съездить отдохнуть», — рассказывает эксперт.

Обойти этот и другие изъяны методики можно с помощью социальных индикаторов, считает учёный. Например, соизмеряя динамику встречаемости ключевых слов в статьях и сообщениях СМИ, посвящённых тому или иному аспекту бедности, либо количество забастовок, собраний трудовых коллективов, выступлений профсоюзов — иными словами, измеряя активность населения в вопросах стимулирования повышения уровня своих доходов. Оценить ситуацию позволяют и данные о развитии ретейла в сторону магазинов экономкласса, рынка «вторички» в сфере автопрома, одежды, обуви и т. д. Соизмерить уровень бедности можно и путём сравнения с показателями кредитной задолженности россиян, в особенности — просроченных кредитов.

Пособия не помогут

Задача снижения вдвое числа бедных в стране к 2024 году, то есть за считаные годы, — не из простых. Сначала предстоит переломить тенденцию. «Пока что на фоне замедления роста доходов населения, наблюдаемого в последние годы, люди ощущают рост налоговой нагрузки. Это и рост ставки НДС, и акцизы, и коммунальные платежи — в процентном отношении на людях с низкими доходами в итоге лежит более высокая нагрузка, чем на людях с высокими. Это явно не улучшает самоопределение граждан по шкале бедности и достатка», — отмечает Алексей Калачев, представитель АО «ФИНАМ» в Перми.

Эксперты отмечают, что при сохранении тех экономических мер, которые реализуются сейчас, достижение поставленной цели остаётся под вопросом. Если цитировать председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, принятые меры таковы: в прошлом году дважды повышали минимальный размер оплаты труда, провели индексацию зарплат бюджетников, которая не была предусмотрена прежними майскими указами, пенсий, социальных выплат. В результате количество людей, чьи доходы ниже прожиточного минимума, за прошлый год уменьшилось на 400 тыс. «Такими темпами за следующие пять лет можно снизить число бедных ещё на 2 млн, но в два раза — вряд ли. Сейчас граждан с доходами ниже прожиточного минимума около 19 млн, значит, нужно снизить на 9,5 млн. Требуется другой подход и другие меры, нежели индексация выплат и пособий на уровне, догоняющем реальную инфляцию. Это при том, что реальные доходы населения снижаются уже пятый год подряд», — считает Александр Мальцев. По его оценкам, нужно не менее пяти—семи лет после перелома тренда падения реальных доходов населения, при росте этих доходов у наименее обеспеченных слоёв населения хотя бы на 4—5% в год. Но предпосылок для этого пока нет.

Поддерживает коллегу и Михаил Городилов: «То, что по решению федеральных властей в прошлом году несколько добавили социальные выплаты, привело к тому, что часть людей немного «перешагнули» через прожиточный минимум, но величина их доходов по-прежнему крайне мала, чтобы говорить о качественном росте доходов россиян». Александр Мальцев добавляет, что индексация пособий и прочих социальных выплат не способна побороть бедность в принципе, поскольку сама суть этих выплат предполагает минимально поддерживающий уровень.

Пессимистично оценивает перспективы и Алексей Калачев. «В «Сценарных условиях» до 2022 года, которые весной подготовило Минэкономразвития, предполагается рост реальной заработной платы на 1,1% в 2019 году, на 2,0% в 2020 году и на 2,7% с 2021 по 2024 год. И это в условиях реализации национальных проектов, на которые будут выделены колоссальные средства. Этого явно недостаточно, чтобы снизить число бедных вдвое, если при этом не пересматривать или хотя бы не сдерживать уровень черты бедности», — констатирует эксперт.

Раскрепостить бизнес

Экономисты считают, что бедность можно победить, только делая экономику более конкурентоспособной, развитой, создавая новые рабочие места, вовлекая в экономику самозанятых и т. д. По мнению Михаила Городилова, мер такой направленности недостаточно в пакете предложений и программе, представленных на заседании правительства в начале июля.

Но и этого было бы недостаточно, считает Александр Мальцев. По его мнению, проблема бедности носит межведомственный характер, но в правительстве, в том числе региональном, нет понимания этого факта в достаточной мере. «Почему-то цель снижения бедности и ответственность за её достижение лежит в зоне социальной политики и, соответственно, минсоцразвития. На мой взгляд, ключевая роль в деле снижения бедности в средне- и долгосрочной перспективе — это ответственность экономического блока и блока, отвечающего за образование и развитие человеческого капитала, с акцентом на семьи с детьми», — уверен эксперт.

бедность
Высокий уровень социального неравенства мешает бороться с бедностью
Фото: Константин Долгановский

В части экономики эксперты «Нового компаньона» сходятся в том, что совершенно необходимой мерой является создание возможностей для реализации предпринимательской инициативы. «Сейчас всё меньше остаётся простора для частной инициативы и всё больше людей работает за зарплату. Причём всё больше в госсекторе или компаниях, приближенных к государству. Необходимо вновь раскрепостить бизнес, стимулировать предпринимательскую активность, поддерживать, а не ограничивать самозанятость населения. Тогда и расходов на дотации и на субсидии для бедных понадобится меньше», — считает Алексей Калачев.

В части образования, полагает Александр Мальцев, необходимо работать с проблемой «наследования» бедности. По его мнению, детям из неуспешных семей гораздо сложнее «выбиться в люди» и преодолеть бедность. Тут могут быть полезны инструменты социальной адаптации в школе, а также инструмент социального контракта, условием которого может быть, например, переобучение и оплачиваемая занятость; волонтёрство и другая общественно полезная деятельность, уход за детьми-инвалидами и маломобильными гражданами и т. п.

Несколько неожиданно, но экономисты утверждают: высокий (и продолжающий расти) уровень социального неравенства является серьёзной помехой в достижении поставленных целей. Сейчас ситуация такова: реальные располагаемые доходы домохозяйств снижаются пятый год подряд, в то же время количество богатейших людей страны, а также их состояние продолжает увеличиваться, а бюджет ломится от профицита. По оценкам Александра Мальцева, в целом российская экономика генерирует достаточно средств, чтобы уровень бедности был в два и более раз ниже, просто эти средства распределяются крайне неравномерно.

Алексей Калачев утверждает, что это уже не вопрос социальной справедливости, а вопрос сдерживания экономического роста. Низкие доходы большей части населения сдерживают внутренний потребительский спрос и ограничивают продажи производителей товаров и услуг. Каждый миллион рублей, распределённый между тысячей человек, вернётся в экономику сотнями покупок продуктов, одежды, обуви, авиа- или железнодорожных билетов. Но тот же миллион, положенный в чей-то один карман, не принесёт почти ничего, поскольку один человек не купит 200 пар обуви и не съест 5000 завтраков. «С этим надо что-то делать», — заключает эксперт.

Их сосчитают

Учитывая серьёзные недостатки методики определения количества бедных и самого понятия бедности, начать нужно с её совершенствования. О намерении создать специальную информационную систему заявил Дмитрий Медведев. Предполагается, что со следующего года система определения уровня благосостояния россиян позволит учитывать индивидуальные возможности россиян, особенности ситуации каждого человека, в том числе состояние его здоровья, состав семьи, условия проживания и образования, а также размер расходов, а не только доходов, чтобы учесть серые зарплаты.

Экономисты поддерживают это намерение. «Безусловно, усиление адресности является важнейшим приоритетом в деле борьбы с бедностью, ведь чем меньше ресурсов будет расходоваться для поддержки тех, кто в ней нуждается в меньшей мере, тем больше поддержки получат реально нуждающиеся», — считает Александр Мальцев.

Представители региональной исполнительной власти считают, что учёт нуждающихся должен быть более персонифицированным. «Перед нами стоит задача снижения количества бедных вдвое. При этом цифры берутся из данных Росстата — сейчас в крае порядка 390 тыс. бедных, именно эту цифру мы должны снизить в два раза. Но мы не понимаем, что это за люди, эти данные не персонифицированные, они не сверяются с данными налоговых служб, социальных служб, и сегодня, когда мы говорим о понятной методике прозрачного счёта, мы имеем в виду, что мы должны понимать, кто эти люди, и должны их выявлять», — говорят в краевом минсоцразвития. Сейчас работа ведётся в «ручном» режиме: с этого года во всех территориях действует служба социальных участковых, выявляющих граждан, которые находятся в трудной жизненной ситуации.

Однако Алексей Калачев видит в планах по изменению методики второе дно — желание уточнить реальное число бедных, и явно не в сторону увеличения. По его мнению, это явная попытка снизить уровень бедности за счёт изменения статистических показателей.

С региона спросят

При этом значительная часть ответственности за выполнение задачи ляжет на регионы: ещё в марте Дмитрий Медведев призвал их искать ресурсы для снижения уровня бедности «внутри себя». И действительно, региональное правительство имеет множество инструментов сокращения бедности, говорит Михаил Городилов. Это механизмы стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности (предоставление налоговых льгот, снижение административных барьеров и т. д.), сбалансированность и самодостаточность регионального бюджета, использование научного потенциала и др.

Не всё так однозначно. «Федеральное правительство, конечно, заинтересовано в передаче ответственности на места и особенно заинтересовано в экономии федерального бюджета, учитывая грядущие траты на нацпроекты. Однако возможности региональных властей сильно ограничены и в финансовом, и в законодательном плане, ведь почти все ресурсы и полномочия сосредоточены в центре. Пермский край, располагающий значительными промышленными ресурсами, находится не в самом худшем положении. Однако краевой бюджет на 2019 год и на последующие два года остаётся дефицитным, и регион не может позволить себе дополнительных трат», — говорит Алексей Калачев.

В 2019 году Пермский край участвует в пилотном проекте по снижению бедности под патронажем федерального минтруда. В минсоцразвития края пояснили, что задача пилотного проекта — разобраться с реальным состоянием дел, то есть оценить реальный уровень бедности в регионе, оценить существующие механизмы персонифицированной помощи и разработать программу действий по снижению бедности. «Мы ориентируемся на снижение показателей к 2024 году, а все управленческие решения должны быть приняты в этом году», — заявили в министерстве.

Среди механизмов, которые будут использованы в рамках пилотного проекта, — повышение уровня занятости, в том числе через переобучение и повышение квалификации, расширенное применение социального контракта с ориентацией на трудоустройство, социальные выплаты. Ещё один проект, о котором говорят в министерстве, — переобучение женщин, находящихся в декрете. Со следующего года благодаря средствам федерального и регионального бюджетов планируется увеличивать количество его участниц.

Не все экономисты одинаково относятся к принимаемым в рамках пилотного проекта мерам. По мнению Алексея Калачева, чрезвычайно низкий, искусственно сдерживаемый уровень безработицы — одна из причин того уровня бедности, который есть сейчас. «В результате мы имеем такое удивительное явление, как бедность работающего населения, что редко бывает в условиях рыночной экономики», — говорит эксперт.


Поделиться