Татьяна Власенко

Татьяна Власенко

журналист

Завод и город Сергея Попова

Поделиться

Управляющий директор АО «ОДК-Пермские моторы» ­Сергей Попов условно делит завод на две час­ти: первая — производство, вторая — люди. И признаётся, что вторая половина для него гораздо интереснее, поскольку даже новейшие станки — это просто «железо». Рассказывая о результатах технического перевооружения, он постоянно возвращается к тем, кто пишет технологии, подбирает к станку правильные резцы и настраивает обороты шпинделя. «С моей точки зрения, самое важное, с чем мы подошли к 85-летию предприятия, — это изменение сознания людей, у которых появился настоящий интерес к ра­боте», — уверен руководитель.

— Сергей Владимирович, в 2014 году в интервью «Компаньон magazine» вы говорили о планах по формированию новой технологической базы производства как о важнейшей задаче. С тех пор прошло пять лет, что изменилось?

— Мы построили новый стенд на нашей загородной испытательной станции в Новых Лядах. Развиваем совместно с «Авиадвигателем» Центр аддитивных технологий. Завод располагает широким спектром современного высокотехнологичного оборудования: это и пятикоординатные станки, и новые печи для литья, и комплексы для нанесения теплозащитных покрытий. Исходя из того, что мы знаем об уровне производства в технологически развитых странах, думаю, что у нас не хуже.

Гораздо интереснее, на мой взгляд, люди, которые работают на этом оборудовании. Профессионалы, которые внедряют в жизнь новые технологии.

Если говорить про минувшие пять лет, то, с моей точки зрения, самый важный итог таков: заводчане увидели, что есть новое оборудование, которое интересно осваивать, на котором интересно работать.

Купить станок — не хитрость. Другое дело, что он должен работать круглосуточно пять дней в неделю. Да и само по себе внедрение — процесс увлекательный. Любая сложная деталь, придуманная конструктором из нового материала, требует тщательной проработки. К тому же наше производство мелкосерийное, количество выпускаемых деталей на том или ином станке оценивается десятками штук, которые идут одна за другой. Всё это требует творческого подхода. Драйв именно во внедрении, в успешном запуске оборудования и его последующей эффективной работе.

— Завод вошёл в проект создания центров технологических компетенций. О чём идёт речь?

— В рамках Объединённой двигателестроительной корпорации разработана программа трансформации индустриальной модели. 10 лет назад в авиастроительной отрасли было много дублирующих производств. В современных условиях стало очевидным, что необходимо перераспределение компетенций. Была поставлена задача формирования центров, специализирующихся на определённых видах обработки, чтобы на их базе создавать уже крупносерийное производство. Такой подход позволит сократить накладные расходы, снизить себестоимость продукции. Эта экономическая, технологическая и организационная идея воплощается в создании центров технологических компетенций.

Это очень серьёзная работа с хорошими перспективами. Сегодня в «ОДК-ПМ» создаётся центр по изготовлению длинных валов, которые завод будет производить для всей корпорации. Уже освоено производство для предприятий Самары, Уфы, идёт освоение для Уральского завода гражданской авиации, ведём переговоры с «ОДК-Сатурн».

Цех турбинных лопаток будет выпускать продукцию и для «Пермских моторов», и для того же самарского «Кузнецова». Поэтому мы активно участвуем в осуществлении этой идеи и видим пользу как для себя, так и для партнёров.

— Как чувствует себя двигатель ПД-14? На каком этапе развития находится этот проект?

— ПД-14 чувствует себя как маленький ребёнок, который недавно родился и только-только начал ходить. Задача конструкторского бюро и наша — сделать так, чтобы он твёрдо стоял на ногах, а затем побежал, как марафонец: потому что у гражданского двигателя жизнь долгая — 50—60 лет.

Мы занимаемся вопросами увеличения ресурсных показателей, увеличения надёжности двигателя. Это совместная работа «Авиадвигателя», «Пермских моторов» и других предприятий кооперации, которые с нами взаимодействуют.

Надо осознавать, что это начало пути. Создать двигатель было непросто, ещё сложнее будет ввести его в эксплуатацию, организовать техническую поддержку, послепродажное обслуживание.

Нам предстоит сертифицировать производство этого двигателя в Европейском агентстве безопасности полётов (EASA). Так, в марте прошёл ознакомительный аудит комиссии EASA под наблюдением представителей Росавиации. Это очередной шаг к получению сертификата одобрения на производство двигателя ПД-14 в соответствии с требованиями EASA Part 21. Такой сертификат позволит зарубежным авиакомпаниям приобретать и эксплуатировать российские самолёты МС-21 с пермскими двигателями, созданными в широ­кой кооперации предприятий ОДК.

По результатам аудита эксперты отметили компетентность специалистов «ОДК-Пермские моторы», открытость и прозрачность всех производственных процессов. Они подчеркнули, что серьёзных замечаний в ходе проверки у комиссии не возникло.

На сегодняшний день завод изготовил 16 двигателей ПД-14: два из них, предназначенные для лётных ­испытаний авиалайнера МС-21-300, переданы корпорации «Иркут». Ещё два двигателя будут собраны и испытаны в течение года и также переданы авиастроительной компании.

Точность надёжность во всём

 

— В проекте создания двигателя большой тяги ПД-35 завод ещё не задействован?

— Пока идёт работа конструкторов над компоновкой мотора: каким он должен быть, какие материалы, технологии производства и сборки будут применяться. Говорить о конкретных пара­метрах пока рано.

В связи с этим проектом нам предстоит большой блок работы по созданию стендовой базы в Новых Лядах. Это серьёзный объём работ: в проект планируется инвестировать порядка 25 млрд руб. Это будет масштабный производственный комплекс, каких в России ещё не было. Мы будем первыми, кто реализует такой проект.

— Две цитаты из вашего прежнего интервью: «завод должен работать безубыточно, зарабатывать прибыль и вкладывать её в техническое перевооружение» и «завод должен вкладывать деньги в своих работников, в повышение качества их жизни». В сегодняшних экономических условиях насколько это реально?

— Пожалуй, я бы поменял эти цитаты местами. Деньги, которые появляются у предприятия (безусловно, по согласованию с акционерами), вкладываются и в модернизацию, и в людей, и в создание условий труда. Человеческий фактор — это возможные ошибки человека, которые могут повлиять на надёжность техники, на надежность её эксплуатации. Поэтому нашим сотрудникам ничего не должно мешать эффективно работать.

Объём инвестиций различается по годам и зависит от конкретных задач. Ввели в эксплуатацию центр теп­лозащитных покрытий — общая сумма инвестиций составила свыше 1 млрд руб. Ввод испытательного стенда обошёлся в 1,2 млрд руб. Станков закупили на 8 млрд руб. Это те инвестиции, которые направлялись на приобретение оборудования. Сколько вложили в создание условий труда для людей, посчитать сложно. Но в любом случае это сотни миллионов рублей ежегодно.

— Почему не удалось приступить к строительству нового завода, как это планировалось несколько лет назад?

— Это было решение акционера, которое я не вправе комментировать. Он предложил реализовать программу модернизации на существующей площадке. И дело действительно не в физическом переносе производственных мощностей в другое место. Новый завод для меня связан прежде всего с изменением сознания людей. И мы действуем в этом направлении. Новый завод — это не перестановка «кубиков лего», а новые люди, их современное мышление.

При этом стратегия развития предприятия не поменялась. Мы всегда хотели производить (и будем делать это) авиационные и наземные двигатели, решая задачу качества и надёжности наших моторов.

Для этого нам нужны новые знания всего персонала без исключения, разработка новых методов обучения. «Кадры решают всё» — это сказано до меня, но я полностью уверен в справедливости этого утверждения.

Завод и город

 

— Насколько важно для предприятия авиационной отрасли производство наземной продукции?

— Наземная тематика занимает примерно 70% всего объёма производства товарной продукции «Пермских моторов». Мы производим машины мощ­ностью от 2,5 до 25 МВт.

Если говорить о пятилетке, я считаю, что мы выбрали правильную стратегию — максимальное удовле­творение потребностей заказчика. Это всё написано в книжках, но нам удалось перенести теорию в практику. Сов­местно с конструкторами мы работали над повышением надёжности двигателей, и это дало результат: на сегодняшний момент наш завод — основной поставщик оборудования для «Газпрома», для других нефтегазовых компаний.

Стоимость жизненного цикла наших изделий ниже импортных аналогов, при этом они сопоставимы по надёжности и техническим характеристикам. Те решения, кото­рые были приняты пять лет назад, реализовались в виде хорошего результата с точки зрения объёмов ­выпуска и ­продаж.

— Крупные промышленные предприятия до сих пор не слишком задумывались над тем, как завоевать симпатии потенциального заказчика, по причине монопольной позиции. Ветер изменил направление?

— На самом деле я очень клиенто­ориентированный. Я этого не скрываю и такие же требования предъявляю к своим подчинённым, потому что уверен: заказчик всегда прав. Проблема возникает в том случае, если с ним неправильно поговорили.

Наше предприятие, так или иначе, относится к сфере услуг. Мы не просто осуществляем поставку двигателей, а предоставляем услугу по перевозке пассажира из пункта А в пункт В (или по перекачке газа из одной географической точки в другую). В этом заключается наш бизнес. Пассажир всегда должен быть уверен, что доберётся до места назначения без проблем, а неф­тяник и энергетик — что всё их оборудование сработает и потребитель получит либо электроэнергию, либо газ в конце трубы.

Не скажу, что на заводе все как один поменяли своё отношение к клиенту, но я об этом постоянно говорю и этого требую. В результате клиенты и заказы есть. Мы уверенно смотрим на перспективы до 2030 года.

— С самого начала работы на «Пермском моторном заводе» вы говорили, что на предприятии сложилась одна из лучших управленческих команд в России. Удалось сохранить её до сегодняшнего дня?

Сергей Попов

 

— Я считаю, что на заводе и сейчас работает одна из лучших по своим компетенциям профессиональных команд в стране. Это профессионалы с большой буквы. Кто-то ушёл в силу различных причин, не смог выдержать темпа, который задаётся временем, задачами, которые формируют заказчики. Но в итоге я могу сказать сегодня те же самые слова, что говорил пять лет назад: на «Пермских моторах» работают лучшие люди в отрасли.

— Команда — это понятие локальное. А коллектив в целом включился в процесс?

— Большинство наших работников — очень хорошие специалисты. Просто важно правильно ставить перед ними задачи и объяснять, чего от них требуют новые технологии и культура производства. И тогда люди будут откликаться на эти запросы не под страхом увольнения, а исходя из понимания корпоративных задач.

У нас есть немало конкретных примеров успешной работы над повышением культуры производства и качества продукции. Человеку достаточно один раз профессионально и аргументированно объяснить, и у него всё получится. В основном люди стараются соответствовать новым требованиям и новому уровню спроса.

— Ещё недавно шла речь о том, что опытные специалисты уходят, не воспитав преемников, оставляя после себя своего рода вакуум. Согласны ли вы с этим?

— Жизнь продолжается. Это базовая аксиома. Ротация кадров на заводе идёт постоянно. Те, кто вчера входил в число «персонала средних лет», завтра состарятся. Мы профессионально работаем с техникумом, сами занимаемся подготовкой кадров — на заводе действует Авиационный учебный центр. Если ты знаешь, в чём заключается сложность ситуации, если понимаешь, что нужно сделать, чтобы решить проблему, то выход будет найден.

Мы открыты для молодого поколения: ежегодно в рамках федеральной программы «Работай в России» проводим профориентационную акцию «Неделя без турникетов», которая направлена на привлечение молодых квалифицированных специалистов.

Разрабатываем различные формы взаимодействия со школами, Пермским авиационным техникумом, уже четыре года работаем в рамках проекта по дуальному образованию. Мы всем пытаемся донести: завод — это очень интересно.

Мы видим, как меняются приоритеты. Если раньше были популярны профессии юриста и экономиста, то сейчас возродился интерес к инженерным специальностям. Молодёжь начала понимать, что завод — это стабильное место работы, это достойный социальный пакет, хорошие условия для того, чтобы развиваться, взаимодействовать со своими сверстниками. Думаю, это даёт результат.

— Между тем исследования кадровых агентств показывают, что молодёжь нынче привлекает не столько соцпакет, сколько возможность получить увлекательную работу…

— У нас с этим всё хорошо: интересной работы масса. Может быть, пока ещё не во всех подразделениях и не на всех рабочих местах, но те задачи, которые решает предприятие, драйв обеспечивают на все сто процентов.

— В последние годы завод целенаправленно укрепляет взаимодействие с городом. Это тоже элемент стратегии?

— Это наша позиция. В начале июня завод отметил своё 85-летие. Всё это время город и завод живут как единое целое. Это повелось со времён легендарного директора завода Анатолия Солдатова.

Обустройство Тихого Компроса, авиамузей под открытым небом вдоль улицы Куйбышева, монумент «МиГ на взлёте» у проходных завода преобразуют городское пространство и нравятся жителям.

В конце апреля на аллее перед Театром оперы и балета мы открыли выставку «Завод и город», посвящённую самым ярким и важным страницам становления Перми и предприятия, их взаимодействию на протяжении 85 лет.

На мой взгляд, у этой выставки очень важная миссия. Она создана для того, чтобы пермяки знали, как возникали отдельные районы Перми, появлялись социальные и культурные объекты, такие как муниципальный Дворец культуры, бассейн «БМ», стадион «Звезда», почему именно так названы некоторые улицы — Солдатова, Соловьёва, Гатауллина, Моторостроителей... Знание истории родного города необходимо для понимания того, как он развивался, какой у него характер и потенциал.

В целом взаимопонимание с краевыми и городскими властями, которые осознают значение завода для города и необходимость взаимодействия, существует.

Сейчас выставка «Завод и город» расположена на аллее перед проходными «Пермских моторов», и всех, кто не успел увидеть её на аллее перед Театром оперы и балета, мы приглашаем в сквер имени М. И. Субботина.

— Вам нравится ощущать себя пермяком?

— Пермь — замечательный город. Я его очень люблю. Он быстро меняется и становится всё лучше. Я спокойно отношусь к летним пробкам на дорогах, связанным с раскопками: летом раскопали — зимой избежали ненужных проблем. Я сам такой. Для меня в летний сезон «раскопать», условно говоря, ползавода — нормальная история. У нас очень короткое уральское лето, хочется сделать больше, быстрее подготовиться к зиме. Вы будете смеяться: январь-февраль заканчиваются, а мы на заводе уже начинаем заниматься подготовкой к следующей зиме.

— Вы руководите «Пермскими моторами» шесть лет. Можете назвать самые важные моменты из того, что особенно удалось?

— Сложно вычленить. Сказать, что у нас родился за это время какой-то «чудо-богатырь», не могу. Но, по большому счёту, «чудо-богатыри» — это те моторы, которые мы поставляем заказчику каждый год. «Чудо-богатыри» — двигатели ПД-14, ПД-35. Все наши достижения — в продукте, в отношении к заказчикам, в отношении к людям.

Отчитаться о том, что мы реконструировали цех, — это проза жизни, рутина. Гораздо интереснее, когда наша молодёжь едет на какие-либо соревнования (на уровне Ростеха и ОДК проводится много различных конкурсов) и там показывает хорошие результаты. Кто-то становится лучшим сварщиком, кто-то — лучшим фрезеровщиком или специалистом в иной сфере. К примеру, в конце мая этого года наши специалисты взяли три призовых места на пятом корпоративном чемпионате профмас­терства ОДК.

Это важнее, чем количество внедрённых станков. Потому что наше будущее — в новом поколении профес­сионалов.

— Что для вас «Пермские моторы»?

— Я люблю пройтись по заводу: найти 30 минут в день, чтобы посмотреть, что происходит на производстве, не проблема. Масло, керосин — для меня волшебные запахи. Механический цех имеет один запах, сборка пахнет уже по-другому, у испытательной станции свой неповторимый аромат. Я парфюмер в этом смысле.

Иногда мне кажется, что я очень хорошо знаю завод, весь его изучил. Потом загляну куда-то, где ещё не был, открою незнакомую дверь: «Господи, я думал, такого больше не сущест­вует». И снова — работа с людьми, их обу­чение и воспитание. Но мне это нравится.

Это как раз то, о чём я говорил, — новое мышление, новое знание. Я оптимист по жизни. Уверен, что всё зависит от людей. И у нас всё получится.

Поделиться