Вероника Даль


Свет в полумраке

В Центральном выставочном зале открылась выставка художника и режиссёра Павла Головкина «Свет холодных морей», на которую стоит сходить и взрослым, и детям

Поделиться

Взрослым рекомендуется особенно. Ведь жизнь, как говорит создатель выставки, «постепенно отбирает у человека то, что когда-то подарила ребёнку», а художник пытается вернуть хотя бы часть утраченного волшебства. Вот почему на посетителей производят столь сильное впечатление картины и инсталляции с витражными окошками в сказочной сине-золотой гамме. Всё это так трогательно и так красиво, словно кто-то зажёг волшебный фонарь детства. Очень, скажу я вам, целительно для души.

Виртуозные картины и инсталляции Павла Головкина с витражными окошечками, миниатюрными городами, фантастическими деревьями и парящим в небе китом Аалве мерцают в полумраке зала не только золотом красок — они ещё и подсвечены изнутри. Читать сопроводительные тексты к картинам лучше с фонариком — попросите, вам его выдадут. А их надо читать, потому что у многих работ Павла Головкина довольно сложный сюжет. Например, вы не сразу заметите, что волшебный город с мерцающими витражами окон не просто парит в воздухе, а плывёт на спине огромного кита. Кит Аалве — персонаж, придуманный художником. Он спасает всё хрупкое и прекрасное в этом мире, всё обречённое на смерть: деревья, которые кто-то решил вырубить, животных, которых уже и в Красной книге нет, старинные дома и вещи, забытые языки, тайны старых мастеров. А за витражными окошками живут те, кто вам дорог и кого вы любили, но, увы, потеряли.

Художник творит на стыке многих жанров: кино, литературы, живописи, мультипликации. Павел Головкин — автор двух короткометражных и четырёх полнометражных документальных фильмов. Отрывок из его последнего фильма «Тёмное небо, белые облака» показывают здесь же, на выставке. Он посвящён не только творчеству Астрид Линдгрен, но и мастерской мультипликатора Петра Анофрикова «Поиск», выживающей с огромным трудом, несмотря на международное признание и поддержку самого Норштейна. Норштейн в фильме тоже есть… Собралась приличная компания защитников детского и драгоценного в человеческой жизни. И, как написано в аннотации к фильму, «эти истории становятся метафорой человеческого отношения к детству, к культуре и друг к другу, действующего на большой части Земли». Вот так и родился кит Аалве.

Есть на выставке и вполне земные сюжеты, например картина, посвящённая Дарье Домрачевой и Уле-Эйнару Бьёрндалену. Никаких портретов — просто две заснеженные вершины. Вполне понятная метафора.

Картин и сюжетов множество, все они сделаны из драгоценных материалов: венецианский картон, французские золотые реставрационные пасты, серебряная тушь, витражные краски, перламутровые краски и эмали.

На одной из картин Дон Кихот из персонажа пародийного превращается в сказочного — в огромного ребёнка, слава богу, не повзрослевшего. Такой он нам понятнее и ближе.

Есть удивительная серия, посвящённая Тбилиси — почти сказочному городу, кварталы которого так легко представить на спине Аалве. Тбилисская серия посвящена композитору Гии Канчели, это репродукции картин, оригиналы которых находятся в музее композитора в Бельгии.

Рядом — макет Небесного Иерусалима, очень величественный, несмотря на свою миниатюрность. Это подарок Шимону Пересу. И здесь же — Город золотой под Небом голубым. Они все существуют, они есть на карте художника.

Самый эффектный экспонат выставки — макет района Стокгольма, города Астрид Линдгрен. По уверению Павла Головкина, точная копия реального городского района, но в его исполнении — идеальный сказочный городок, здесь могли бы жить герои других сказочников — хоть братьев Гримм, хоть Шарля Перро, хоть Ханса Кристиана Андерсена. Город детства, идеальный волшебный мир, Нарния, Зазеркалье... Павел Головкин, даром что режиссёр-документалист, сам — сказочник и волшебник.

Поделиться