Имитация оргазма

Как отличить полезный проект от «симуляции бурной деятельности»?

Плюсануть
Поделиться

Получил по электронной почте из Перми письмо от читателя моего «Трактата об удаче».

…В разделе «Мы делаем вид» вы написали:

«Не проходило и года, чтобы ЦК КПСС не принял штук пять постановлений, начинавшихся одинаково: «Об одобрении почина…партийной организации о ….». Почин мог быть посвящен организации бригад коммунистического труда, переходу передовиков на отстающий участок, экономии черных и цветных металлов, партийной учебе… После выхода постановления, бюро обкома принимало документ о распространении соответствующего почина на предприятиях области. Утверждалась комиссия обкома, ответственная за внедрение почина. На протяжении десятка лет я был членом более чем десятка таких комиссий. Комиссия собиралась на первое заседание, утверждался план её работы. А потом все благополучно о комиссии и о почине забывали».

Позвольте несколько вопросов. Каковы были причины симуляции деятельности? Имеются ли аналитические «индикаторы», способные подсказать: «это — настоящее, а это — подделка»? Сохранились ли подобные «потёмкинские деревни» и «показуха» при современной многопартийности, в отсутствии единого, всесильного партийного и хозяйственно-экономического Центра?

Начал было писать приватный («сугубо между нами») ответ любознательному читателю, но потом подумал: вдруг мои размышления окажутся интересными не только ему?

Со стопроцентной уверенностью отвечаю, что симуляция деятельности сохранилась и в наши дни. Она присутствует в федеральных и региональных программах, в общественных движениях и инициативах. Подделку под актуальность можно обнаружить в общественных договорах и соглашениях, в малых и больших сооружениях. В дальнейшем для краткости объекты симуляции и подделки будем называть — Проектами.

В самом общем виде причин показной бурной деятельности я насчитал четыре:

— выполнение исполнителем навязанного ему малозначимого, а зачастую непродуманного Проекта;

— финансовые или политические преференции от Проекта (как личные, так и корпоративные), создание «долгоиграющего» информационного повода;

— элементарный криминал — попытка продать низкокачественный продукт деятельности как высокосортный, дорогостоящий;

— недостаток ресурсов на выполнение злободневных Проектов.

К группе «навязанных» Проектов относятся многочисленные попытки создания дублёров действующих институтов. Явным параллельным каналом общения народа и власти, дублером депутатского корпуса всех уровней являются соответствующие общественные палаты. Достаточно взглянуть на протоколы заседаний палат, и мы убедимся, что львиная доля «резюмирующих» записей — «обсудили, познакомились, приняли к сведению».

К слову, более 90% всех новостей, исходящих в массы с заседаний ещё одного «общественного» движения под названием «Народный фронт», также идут под заголовком «собрались и обсудили проблему». Видимо, сам факт обсуждения и есть главный результат работы «фронтовиков». Бывает, конечно, что они по примеру одной из оппозиционных партий после таких бесед «рассказывают правду Путину», но пока о реальных последствиях этого диалога, увы, известно куда меньше, чем о самих «обсуждениях».

К группе «навязанных» относятся и некоторые федеральные и региональные программы, направленных на достижение актуальных, но чётко не определённых целей. Нагляднейшим примером такого Проекта является краевая программа «Патриотическое воспитание жителей Пермского края на 2013-2017 годы». Ее «полезность» легко оценивается названием показателей программы. Даже без цифр. Хотя цифры тоже не лишние: доля жителей Пермского края, участвующих в мероприятиях по патриотическому воспитанию, должна увеличиться с 21% в 2013 году до 55% в 2017-м; число пермяков, испытывающих чувство гордости по отношению к символам Российской Федерации и Пермского края, должно ежегодно прирастать на 5%...

Точь в точь, как в песенке Эльдара Рязанова:

Мы не пашем, не сеем, не строим,

Мы гордимся общественным строем.

Учитывая, что бюджет этой трудно измеримой любови и гордости составляет прекрасно ощутимые 195 млн руб., «патриотический» Проект явно тяготеет к симуляции.

Проект, явно задуманный с целью приращения политического капитала, тоже вызревает в нашем крае. В начале марта сразу в нескольких СМИ появилась информация о предстоящем подписании соглашения о сотрудничестве между Законодательным собранием Пермского края (ЗС) и организацией «Опора России». В соответствии с ним краевые парламентарии и «Опора» «намерены создать благоприятные условия для развития предпринимательства, актуализации нормативно-правовой базы в сфере предпринимательской деятельности, координация действий в отношениях с органами государственной власти»2…

В этих, бесспорно, благих намерениях, смущает избыток общих слов и отсутствие даже намёка на хотя бы один нормативный акт краевого уровня, связанный с малым и средним бизнесом, для защиты интересов которого и создана «Опора». Но не только это. Наиболее авторитетными объединениями бизнес-сообщества в Пермском крае являются Торгово-промышленная палата и «Сотрудничество». Соглашения об их взаимодействии с ЗС были заключены ещё 10 лет назад. Вопрос: почему краевой парламент заключает соглашение именно с «Опора России», а не с равной ей по весу «Деловой Россией», или с меньшей по весу «Гильдией добросовестных предприятий»?

Ответ на этот вопрос можно получить, посмотрев, кто является инициатором соглашения. Депутат ЗС Роман Водянов, являющийся председателем Пермского регионально отделения «Опоры России». Будем объективны, грех депутата Водянова не тяжкий, почти не требующий бюджетных затрат: лоббирование Проекта с целью наращивания личного и корпоративного («Опоры») политического капитала. Но то, что будущее соглашение относится к категории «симуляция деятельности» и имеет много шансов на забвение, сомнений нет.

Примеров «симуляции» криминального назначения привести не могу, хотя если покопаться в коррупционных делах осуждённых и подследственных чиновников высокого ранга или в истории по «формальдегидным домам» в Березниках, имеется большая вероятность их обнаружить. Судя по фабуле обвинений, фигурирующих в делах чиновников, «симуляция» чаще заключается в завышенной сметной стоимости тех или иных «социально значимых» объектов, которые возводились под неусыпным руководством нынешних подследственных.

Бывает, что «показуха» является оправданной. Незаживающей раной Пермского края является Кизеловский угольный бассейн (КУБ). После закрытия шахт появились планы его реструктуризации. На реструктуризацию не хватило лоббистских ресурсов, и была поставлена более скромная задача: социально — экономическое развитие. Решалась она в режиме «симуляции» в надежде на будущую поддержку федерального центра. Надежда не оправдалось, и сегодня даже изображать что-то солидное уже не получается. Работа по КУБу скукожилась до скромной краевой подпрограммы, в рамках которой ведется лишь отселение из региона и дотационная поддержка его ЖКХ.

Об «индикаторах», сигнализирующих о симуляциях и подделках. В готовом виде (инструкций, методик, научных трудов) они мне не попадались. Поэтому могу сослаться лишь на практический опыт.

Лучше всего индикаторы выявления «симуляции» реагируют на шум: масштабы пиар-компании, закладку памятных камней, разрезание ленточек. Давно замечено: тишину любят не только деньги, но и любовь. Любовь к своей «половине», к малой и большой Родине, к избирательному округу и его обитателям. Громогласная демонстрация любви — сигнал о грядущем предательстве или в лучшем случае охлаждении отношений. Совсем недавно надёжность этого индикатора подтвердило бегство на Украину ярых экс-патриотов и экс-депутатов Государственной думы Вороненкова и Максаковой. Поэтому при повышенном уровне заявленных авансов и обещаний в адрес Проекта требуется особо тщательная проверка проработанности его конечных результатов, уровня правового и финансового обеспечения, профессионализма и оснащенности исполнителей и соисполнителей. И постоянный контроль интенсивности работ в стартовом полугодии. Если после шума наступает тишина — здравствуй, «фальшак».

Чем вредна симуляция полезной деятельности? Прежде всего, потерями финансовых, чаще всего, бюджетных средств и не менее драгоценного времени. Сроки реализации Проектов затягиваются, экономический и социальный их результат проявляется с опозданием. Происходит удорожание реализации Проектов (строительства объектов, внедрения информационных систем, реформ управления) и снижение запланированной их отдачи из-за низкого качества «подделок». Отвлекаются ресурсы от более необходимых проектов.

Но учитывая, что от «показухи» до воровства один шаг, не менее тяжкими являются моральные последствия «симуляции». «Симуляция» разлагает, подрывает веру людей (как исполнителей, так и пользователей Проектов) в справедливость и честность. Начинает работать принцип: «если можно безнаказанно врать и воровать «им», почему это не сделать мне?»

* * *

Летом 1980 года в выходной день на веранде нашей дачи вместе с соседом — хирургом Владимиром Ивановым мы «под рюмочку» смотрели то ли прямой репортаж, то ли фильм о проходящих в Москве Олимпийских играх. С экрана так и полыхало красотой и позитивом. В какой-то особо торжественный момент я повернулся к Володе за «фанатской поддержкой», но встретил спокойный и совершенно трезвый взгляд.

— Тебе не нравится? — спросил я.

— Красиво. Но неестественно эмоционально. А я, как медик, осведомлён, что имитация оргазма вредна для здоровья.


Плюсануть
Поделиться

Loading...