1934 | Краснокамская нефть

Плюсануть
Поделиться

Когда ударной стройке пятилетки Краснокамскому Бумкомбинату потребовалась технологическая вода, рядом с корпусом кислотного цеха забурили артезианскую скважину. Место для неё выбирал главный инженер Бумстроя Павел Мельцер (в 1935-м его расстреляют как «врага народа»).

краснокамская нефть
Картина Василия Каменского-мл. «Первооткрыватель прикамской нефти Пичугин». 1953 год

Бурили долго. Наконец, через полгода скважина дала воду, но та почему-то сильно пахла сероводородом. Для производства она явно не годилась. К тому же на поверхности воды виднелась маслянистая плёнка.

Буровой станок тщательно промыли, прогнали из скважины воду и взяли пробу заново. И опять на поверхности масляный слой — на этот раз ещё гуще. «По-моему, это нефть», — осторожно предположил буровой мастер Иван Пичугин. До революции он немного работал на Бакинских нефтепромыслах

Руководство Камбумстроя сообщило о находке в Москву, а бригада Пичугина продолжила бурение. На глубине 180 метров буровики вскрыли нефтяной пласт, и скважина начала давать густую тяжёлую нефть жёлто-бурого цвета с зеленоватым отливом, а с ней — большое количество попутного газа.

Слово «нефть» склонялось на все лады. В Пермь и Краснокамск потянулись высокие комиссии. Начальник Главнефти Михаил Баринов на встречах с областным руководством уверенно оперировал понятием Краснокамское нефтяное месторождение. Пошли приказы, распоряжения, постановления…

Буровые вышки

С 1934 года Краснокамск становится главной нефтяной осью Прикамья, вокруг которой опять закружились, как вихрь, амбиции и надежды.

Выплату положенной Ивану Пичугину премии за открытие Краснокамского нефтяного месторождения Москва затянула. Неразбериха и волокита в стиле Хармса: «Теперь вопрос ставится о Вашем премировании. Но в настоящее время новые правила о премировании ещё не утверждены, а старые отменены. Поэтому заседание комиссии отложено до утверждения новых правил».

Награда найдёт-таки героя — в мае 1941-го приказом наркома нефтяной промышленности Ивана Седина первооткрывателя Краснокамской месторождения Ивана Пичугина наградят премией в размере три тысячи рублей «за счёт средств геолого-разведочных работ» треста «Прикамнефть».

Впоследствии в Краснокамске Пичугин будет фактически канонизирован и даже подписываться начнёт не иначе как «первооткрыватель краснокамской нефти И. М. Пичугин».

Сохранилось его письмо середины 1950-х к первому секретарю Молотовского обкома Хмелевскому: «…Я рад, что мне пришлось первому открыть краснокамскую нефть, которая даёт немалую пользу Советскому Союзу. Я сделал многое и другое, которое заслуживает внимания. Сейчас мне 73 года, силы мои истощаются, но пока они ещё не оставили меня, я хочу поделиться с Вами новым открытием. Оно представляет большую ценность. Это открытие может обогатить не только г. Молотов, но и Молотовскую область, а если найдётся в большом количестве, то и Советский Союз в целом. Если Вас заинтересовывает моё новое открытие, прошу вызвать меня для личной беседы с Вами. С уважением к Вам, первооткрыватель краснокамской нефти Пичугин».

Едва ли Пичугину удалось заинтриговать Хмелевского и попасть к нему на приём. Судя по тому, что в истории Пичугин остался только первооткрывателем краснокамской нефти, другое его открытие стране не пригодилось.


Плюсануть
Поделиться