Гости из будущего

Как детоцентризм, увлечение растениями, собаками и многим другим влияет на жизнь в городе

Плюсануть
Поделиться

Обсуждение маленьких изменений уклада жизни горожан, которые могут привести к большим последствиям для Перми, в рамках общественного фестиваля «Мосты» проходило по следам книги Марка Пенна «Микротенденции». Идея была сформулирована в 2007 году. Микротренды того времени — дети-вегетарианцы, бережливые богачи и вязание шапочек. Каждый из них хоть и касается примерно 1% людей, вызван какими-то общественными изменениями и потрясениями и нередко приводит к ним в будущем. Так, вязание шапочек было способом снять стресс после событий 11 сентября 2001 года.

Скульптура
Фото: Сергей Глорио

Несколько пермяков рассказали о чём-то, что не связано с их основной деятельностью, но является настолько важным, что они считают эту деятельность способной изменить жизнь в Перми: так, заместитель главного редактора газеты «Новый компаньон» Юлия Баталина говорила о собаках, а директор интернет-журнала «Звезда» Александра Гуляева — о марафоне и йоге.

Начала обсуждение журналист Юлия Баталина. Более 20 лет назад она работала в коммерческом банке, где её навещала подруга со своей собачкой. Эту собачку она водила с собой везде! Магазины, куда с собаками не пускают, приходилось игнорировать. Теперь Юлия Баталина находится в такой же ситуации. Человек занятой, времени свободного мало, а ведь нужно погулять с собаками и заняться бытовыми вещами. Маршрут прогулки выстраивается так, чтобы заходить только в лояльные к питомцам магазины, так как некоторые из-за предубеждений отказываются от обслуживания, теряя деньги.

Собаки
Фото: Константин Долгановский

Почему это микротенденция? «Я недавно путешествовала по Баварии и видела там людей с собаками везде: в ресторанах, модных магазинах и т. д. Заходим в городе Регенсбурге в аптеку напротив церкви Святого Якова, а там рядом с аптекарем коврик, на котором спит его собака! И, судя по коврику, это её постоянное «рабочее место», — радуется Юлия Баталина. Она высказала мысль о том, зачем вообще стоит обсуждать микротенденции и прислушиваться к ним: цивилизованное общество должно учитывать потребности не только большинства горожан, но и культурных меньшинств, пусть даже они составляют не более 1% населения.

Ещё один такой пример — велосипедисты. В социальных сетях обсуждался конфликт преподавателя Пермского музыкального колледжа и руководства учебного заведения. Женщина-музыкант не изменяла своей привычке ездить на работу на велосипеде, специальной парковки у колледжа не было, поэтому она просто заносила своё средство передвижения в здание, в чём однажды ей было отказано. Тем самым руководители колледжа просто лишили своего преподавателя одной здоровой привычки.

лошади
Фото: Константин Долгановский

Главное в этом деле — посеять зерно. Но даже большая численность группы не всегда гарант предоставления подходящих условий. Так, недавно презентация фильма «Преодоление», снятого Пермским отделением общества инвалидов, прошла в гостинице «Полёт» рядом с аэропортом. Оказалось, что легче пригласить колясочников туда, чем найти подходящий зал в центре города.

В некоторых городах любителям собак уже полегче. К примеру, в Москве есть карты мест, где дружелюбны к собакам, специальные опознавательные наклейки на кафе, практикуются пятницы, когда можно брать собаку с собой на работу. Об этом рассказала пермская экоактивистка Анна Фадеева.

Видимо, помня о выборах, слушатели задали вопрос, отдала бы Юлия Баталина свой голос за кандидата, пообещавшего пермским собачникам создать зону лояльности? Ответ: «Да. Но кампания должна быть адресной, иначе противники собак будут голосовать против кандидата».

П-Перемен
Фото: Сергей Копышко

После этого политолог и координатор проектов Центра изучения Германии и Европы Елена Белокурова из Санкт-Петербурга поделилась своим опытом того, как выращивать сад в питерском дворе-«колодце». После долгих попыток получить разрешение на то, чтобы убрать часть асфальта во дворе, Елене Белокуровой пришлось смириться и начать выращивать цветы в автошинах. Однако хотелось чего-то большого и красивого, поэтому активистка задумалась о феномене городского садоводства. Нашлась даже местная инициативная группа «Дача в городе»: молодые девушки сажают цветники, деревья в кадках во дворах. Некоторые пытались высадить и без кадок, но их убирали, так как они «не находятся на балансе города».

С целым движением активистов-садовников Елена Белокурова столкнулась уже в Германии. Там оно выросло в большое сообщество, у которого есть свои кафе, где садоводы продают то, что вырастили, разбивают сады, садят картошку в мешках. Подобную тягу к чему-то натуральному и экологическому давно можно считать отличительной чертой новых горожан, богемной буржуазии или креативного класса, в этом Елена ссылается на книгу Дэвида Брукса «Бобо в раю. Откуда берётся новая элита». Эти «новые люди» сочетают в себе свободный богемный дух с буржуазной тягой к материальным ценностям и труду. Ориентация на локальность и устойчивость проявляется не только в мечте о саде, последний тренд — мебель, сделанная из деревянных поддонов, тоже идёт в эту копилку привычек «бобо».

Плоский
Фото: Сергей Копышко

О «цветах жизни» слушателям рассказала декан факультета правового и социально-педагогического образования ПГГПУ Венера Коробкова. Тренд, который распадается на несколько маленьких, — детоцентризм. По словам Венеры Коробковой, в Перми эту тенденцию действительно можно считать «микро-», потому что примерно у 4—5% родителей есть чёткое понимание того, что «пенсионная система» складывается из образованных и воспитанных детей и отношений с ними. Появились папы-бизнесмены, которым нужно кому-то передавать свой бизнес. В этом случае многие полагаются на известное выражение «Хочешь сделать хорошо — сделай сам», поэтому всё больше родителей переводят своих детей на домашнее обучение, подальше от агрессивных сверстников и систем обучения, при которых родители и дети вынуждены выходить через чёрный ход в той школе, где идёт экзамен в четвёртом классе.

У домашней системы образования много плюсов: сокращается время, необходимое для занятий, так как по статистике ребёнок говорит на уроке в среднем всего две минуты; есть возможность подобрать индивидуальную программу. Но такие дети могут испытывать нехватку общения со сверстниками, недостаток навыков социализации. Здесь на помощь приходит новая микротенденция — кооперация семей. Некоторые семьи создают свои клубы, сообщества увлечённых «детоцентриков». Когда-то в Перми появился клуб «Семь мам», полностью отвечающий своему названию, а теперь в нём 50 семей; в Кировском районе есть клуб «Усладушка».

Ведут такие тенденции к развитию системы репетиторства, расширению индустрии отдыха с детьми и, как считает Венера Коробкова, увеличению количества счастливых семей. Эту тенденцию отличает от многих других то, что она поддерживается властью. Комитеты по молодёжной политике занимаются продвижением клубов молодых семей.

велосипед
Фото: Константин Долгановский

Чем можно будет заняться этим домашним мальчикам и девочкам в будущем, рассказал политолог Всеволод Бедерсон, организатор «Научных боёв им. Шелдона Купера». По его словам, каждый приличный город сейчас должен иметь «группу научпопа». Той группе, что представляет Всеволод, уже три года.

За последний год в «Научных боях» приняла участие примерно тысяча человек.

Популяризацию науки считать микротенденцией уже сложно, и все её плюсы давно известны, поэтому имело смысл сказать о недостатках этой системы в Перми. Во-первых, одна из главных проблем «научпоповского» сообщества — просвещение просвещённых. «Кажется, для того чтобы моя книга попала к тому, кому она нужна, её нужно было забыть на остановке», — говорила известный научно-популярный журналист Ася Казанцева, когда приезжала в Пермь как раз на такое мероприятие. Во-вторых, формат действительно прижился, а следом возросла и конкуренция, и усталость от него. Хотя никто не отрицает его полезность для академической среды: «Это упущение нашей российской науки — кафедры, где люди не разговаривают друг с другом. У нас мало профессиональных шуток и эпоса, а здесь появляется возможность поговорить», — говорит учёный.

Проблемы «научпоповского» сообщества во многом совпадают с проблемами и других микротенденций: они, как правило, существуют для «своих», что говорит о потребности людей ограничивать свой круг общения. Зачастую сделать это можно только за счёт цены — вот откуда берётся большая плата за вход. Кроме того, всё это порождает «синдром шопоголика»: «А что бы мне ещё... узнать, обсудить, купить». Это просто новая форма потребления.

Совершенно неожиданно, кажется, даже для самого себя, выступил со своей микротенденцией член комиссии по землепользованию и застройке Перми Денис Галицкий. Он рассказал, что после обрушения дома на ул. Куйбышева, 103 стал задумываться о том, чтобы жить всегда в съёмной квартире и свою тоже сдавать. «Мы выросли в ситуации, когда цена на недвижимость сильно росла: моя квартира выросла в цене в 15 раз, но сегодня город не в состоянии поддерживать стоимость жилья. Вы купили квартиру с хорошим видом, рядом с парком и детским садом, а через пять лет ничего этого может не быть», — говорит Денис Галицкий. Из плюсов жизни на съёмной квартире он отмечает возможность быстро сменить квартиру, если вдруг в доме неожиданно заведётся наркоманский притон. Верх мечтаний Дениса Галицкого — жить в «доходном доме», где соседи постоянно меняются — громкая музыка по ночам не будет долго надоедать.

Выходит, что владение теперь не такое уж и благо. «Это был похоронный марш риелторскому бизнесу», — смеясь, сказала модератор круглого стола Светлана Маковецкая, но в будущем застройщикам может быть не до смеха.

Менеджер интернет-проекта «Звезда» Александра Гуляева поделилась со слушателями рассказом о беге, но не просто непринуждённом беге по утрам, а об участии в многокилометровых беговых марафонах. Кто этим занимается? Чаще всего запоздалые легкоатлеты, у которых наконец-то появилось время реализоваться. Такое хобби могут позволить себе обеспеченные люди: только экипировка для бега чего стоит — кроссовки, пульсометры и даже беговые коляски для бегающих мам. Что говорить о поездке на марафоны в другие страны!

Из растущего количества международных марафонов вытекает беговой туризм, а из потребности с кем-то долгое время разговаривать — беговые клубы, сообщества по всему миру.

К чему приведёт массовое появление в городе бегунов? Можно было бы предположить, что к более развитой инфраструктуре и ровному асфальту, но нет. «Им ничего не нужно, вышли —побежали. Что в Екатеринбурге асфальт, что в Вене — всё равно ноги забиваются», — говорит Александра Гуляева. Разве что в Перми появится свой международный марафон, а с ним и наполненность досуга событиями беговой жизни!

Между тем в микротенденции бегового туризма уже тоже появились свои микротенденции, например беговые экскурсии. За время тренировки человек вполне успевает обежать все интересные места, так почему бы не делать это с гидом? Такие экскурсии есть уже и в России, заверяет Александра Гуляева.

Доцент кафедры общего менеджмента Пермского филиала НИУ ВШЭ Ирина Шафранская выступила в этом обсуждении соединительным звеном. «Каждая тенденция мне близка. Я посещаю научные бои, подумываю перевести сына на семейное образование, тоскую оттого, что неразвит арендный рынок и мне пришлось купить квартиру, и мы всей семьёй давно думаем, что вот-вот — и побежим», — говорит Шафранская. Как менеджер она видит во всех микротенденциях колоссальный коммерческий потенциал, но с ним нужно аккуратно обращаться, потому что, как только микротренд перерастает в макро-, это неизбежно ведёт к потере качества и того малого круга, для которого многое и создаётся.

По статистике, 19% «белых воротничков», людей с высшим образованием, которым без проблем хватает денег на покупку бытовой техники, посещают клубы по интересам. И это при том, что время для них — самый ценный ресурс. У такого досуга есть одно неоспоримое преимущество — он ни к чему не обязывает. Эксперт привела в пример группу девушек, которая собирается что-то обсудить за кофе. Всё бы ничего, но стоит это 1,5 тыс. руб. Вопрос такой платы сразу решает все проблемы — ты не обязан заводить ни с кем дружбу, но именно такой досуг формирует «сеть слабых социальных связей», которая оценивается социологами как самая полезная.

Кто организовывает такой бизнес? Как правило, люди, которые сами этим увлечены. Естественно, это существенно повышает качество. Зачастую такие бизнесмены хотят остаться независимыми. Они много работают и часто путешествуют. Их инициативы требуют только одного — энергии, поэтому многие из них вкладываются в то, чтобы сделать себе имя-бренд. Обилие таких ходячих брендов в городе совершенно по-новому формирует его событийность, накладывает отпечаток на качество услуг.

«С другой стороны, в таком городе будущего работодатели могут быть более избирательны и тоталитарны, чтобы хоть как-то сдерживать порывы», — замечает Светлана Маковецкая.


Плюсануть
Поделиться