1941 | Эвакуация в Молотовскую область учреждений культуры страны

Плюсануть
Поделиться

В октябре 1941 года баржа с картинами, представлявшими наибольшую ценность, из Русского музея Ленинграда остановилась напротив картинной галереи города Молотова. Предстояло поднять многочисленные тюки и ящики на высокий берег, к зданию галереи. Разгружали баржу сами эвакуированные искусствоведы, да ещё и шутили: «Искусство вынесли на своих плечах». Сохранились такие воспоминания: «Однажды огромный ящик, с трудом выгруженный с баржи на берег, не смогли погрузить на машину. Не хватило физических сил. И вот мраморную статую «Ивана Грозного» Антокольского, находящуюся в этом ящике, мы вынуждены были оставить до утра на берегу под охраной». Его всю ночь на улице караулили лично директор Русского музея Пётр Балтун и заведующий отделом русского искусства Савинов. То же произошло с полотном Брюллова «Последний день Помпеи».

Рисунок размещения экспонатов в галерее
Рисунок размещения экспонатов Русского музея в здании галереи. Рисунок: Алексей Савинов, Русский музей

После этого баржа пошла в Соликамск. Там — свои трудности. Многострадальный «Иван Грозный» Антокольского, только бронзовый, тоже заставил помучиться — пять дней простоял он на берегу, охраняемый реставратором Третьяковки И.В. Овчинниковым и местным жителем.

Когда после войны ценности доставили обратно, то оказалось, что все они в идеальном состоянии — ни одна картина не была повреждена или утеряна.

Сюда же, в Молотов, эвакуировали и наиболее ценные книги Российской государственной библиотеки им. Ленина, часть экспонатов Третьяковской галереи, музея архитектуры, музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, музея культур Востока и др.

Здесь же волею случая оказался и  Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова. Им пришлось очень нелегко. Жилья не хватало, и были случаи, когда некоторым людям приходилось спать под роялем. К слову, сотрудники Русского музея жили на своём рабочем месте — в кабинетах галереи.

Аншлаги на спектакли Кировского театра были всё время, пока они там находились, — три военных сезона.

Культурная прививка — так, наверное, можно назвать то, что произошло. Ленинградская культура пустила здесь «корни» через хореографическое училище — настоящий пермский балет «растёт» из военного времени.


Плюсануть
Поделиться