Светлана Федотова

Светлана Федотова

писатель

Спортивному комплексу СК «Нефтяник» присвоено имя Вениамина Сухарева

Поделиться
Спортивный комплекс

  Валерий Чепкасов

Перми всегда остро не хватало спортивных сооружений. Все крупные стадионы Перми были построены еще в советское время, как и легкоатлетический манеж «Спартак», дворцы спорта «Молот» и «Орленок».

Когда в 2000-е годы «Лукойл-Пермнефтеоргсинтез» приступил к строительству нового спортивного комплекса, это было экстраординарным событием. Первая очередь была сдана уже в 2005 году и включала в себя крытый каток, бассейн, тренажерный зал, футбольное поле и т.д.

В 2010 году СК «Нефтяник» был построен полностью: к уже сказанному добавились легкоатлетический манеж, скалодром, волейбольный и баскетбольный залы, теннисные корты и т.д. Это был самый новый и оснащенный дворец спорта в Пермском крае.

В том же году умер Вениамин Сухарев (1938-2010), возглавлявший Лукойл-ПНОС с 1987 по 2003 годы, а после работавший представителем президента НК Лукойл в Пермском крае, Кировской, Свердловской областях и в Удмуртии. С начала 1990-х годов он по влиятельности не имел себе равных в крае.

При этом, Вениамин Сухарев — реальный селф мейд мен. Он родился в Кунгуре. Его мама работала охранником — с ружьем охраняла румынских военнопленных, а  он часто вызывался дежурить по классу, потому что в партах можно было найти кусочки недоеденного хлеба — жили очень бедно. Потом армия, Пермский нефтеперерабатывающий завод и… мечты об общежитии в Перми. С большим трудом его устроили пятым в комнату на четверых. Так что, когда все жильцы приходили ночевать, он спал на полу. Закончив политехнический институт, он пошел в гору и, спустя двадцать лет, практически руководил ПНОСом — фактический директор Феликс Баевский много болел.

Когда в 1987 году Вениамина Сухарева назначили генеральным директором ПНОСа это ни у кого не вызвало удивления — он давно уже вел всю работу.

На посту директора он застал все эпохи: так, его ругали на обкоме КПСС за то, что он плохо развивает подсобные хозяйства («будет меньше 14 кормовых единиц на корову — выложите партбилет на стол», — говорили ему), а через несколько лет, в начале 90-х, Евгений Сапиро, будучи замгубернатора высказался, что пора уже думать о производстве, о переработке нефти, а когда Сухареву думать — у него вон, полно всяких мелких хозяйств.

Именно Вениамин Сухарев привел в регион Лукойл. С его слов все было довольно просто и логично.

Вениамин Сухарев:

— Подходили 90-е годы. Везде производительность труда падала, в том числе и в нефтедобыче. Но контракты международные нарушать нельзя — СССР на сырье жил и потому гнал сырую нефть на экспорт, экономя на своих заводах. Недостаток нефти очень сказался на Пермском НПЗ. Если в свое время мы перерабатывали 13-14 млн. тонн, то в 1990-е годы мне в министерстве предложили 8-9 млн. тонн, чего технологический режим не выдержал бы. Я тогда был депутатом Верховного совета РФ, а в объединении работало 15 тыс. человек. Кроме того — строители, монтажники, железнодорожники,на нашем балансе было сотни тысяч метров жилья… Все это надо было содержать. Представляете, какой страх. Я узнал, что есть молодой замнефтяной промышленности по фамилии Алекперов. Посоветовался со своим генералитетом, получил одобрение и поехал с ним знакомиться. А у него была идея создать предприятие: от скважины, до нефтепреработки. На базе этого и началась создаваться компания. Сначала указом Ельцина был образован концерн. Пермское предприятие другим приказом вышло из министерства нефтяной промышленности и мы забыли навсегда проблему сырья. То есть все наши мощности были загружены. С этого момента начался подъем завода.

Кроме того, Сухареву принадлежит авторство слогана: «Лукойл — одна семья». А ведь все могло повернуться по другому и здесь бы правила «Славнефть».

Андрей Кузяев говорил, что в начале 90-х Вениамин Сухарев был как Уоррен Баффет — мог все. Так оно и было.

О нем ходит масса фантастических историй, часть из которых — сущая правда. Так, рассказывают, что в конце 80-х, он дал денег — $100 тыс. на покупку племенного жеребца из США (который стоил миллион долларов, но повредил ногу и его уценили), с тем, чтобы улучшить породу на пермском конезаводе.

— Кому-нибудь скажешь об этом — и тебя убью и твоего жеребца, — якобы сказал Сухарев директору конезавода. И тот молчал, как партизан, открыв тайну только на юбилее Вениамина Платоновича в 2007 году.

В 2010 году Вениамин Сухарев умер, не дожив нескольких дней до своего дня рождения. Было принято решение присвоить его имя новому спортивному комплексу. Ему было бы приятно: он любил простых людей, знал их и понимал. Пермяки отвечали ему тем же.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться