Евгений Сапиро

Евгений Сапиро

профессор, в 1990-е годы зампредседателя Пермского облисполкома, инициатор создания Пермской товарной биржи

Секрет её молодости

Пермской финансово-производственной группе (ПФПГ) пошёл четвёртый десяток. Какой я её вижу?

Поделиться
дирижабль

  ООО «ПФПГ»

Начну с того, что написанный мною её портрет не может претендовать на стопроцентную объективность по причине наличия наших родственных связей. Более того, в глубинах интернета можно обнаружить слова: «Сапиро — «крёстный отец» ПФПГ». Звучит лестно, но не соответствует действительности. По сицилийским канонам этого звания удостаивается только единоначальник «семьи». Я же в начале 1991 года, пребывая в заместителях председателя Пермского облисполкома «по рыночной экономике», выступил в качестве заказчика прародительницы ПФПГ — Пермской товарной биржи (ПТБ). Она должна была стать (и стала!) в те лихие времена областной площадкой для легальной и почти законной торговли материальными ресурсами.

Слово «заказчик» тоже звучит солидно, но при «зачатии ребёнка» в мои обязанности не входила даже такая романтическая процедура, как «постоять со свечкой». Вместо поэзии пришлось заниматься прозой: из почти десятка претендентов подобрать «ответственного родителя» (Андрей Кузяев); задать ему конкретные требования по комплектации и параметрам будущего «новорождённого»; убедить 40 руководителей организаций и предприятий области вложиться деньгами (стать учредителями ПТБ) с целью создания нормальных условий для «зачатия», «вынашивания» и «первичного послеродового ухода» за «ребёнком».

Учитывая, что с тех пор и до наших дней я в разных качествах был рядом с ПТБ—ПФПГ (но никогда внутри и, тем более, сверху), считать её родственником меня можно. Доброжелательным, близким по духу, но дальним по крови.

В мои студенческие годы, когда в нашу сплочённую мужскую компанию «вливалась» новая девушка, почти всегда следовал вопрос: «Что в ней такого?» Учитывая, что финансово-промышленные компании тоже женского рода, этот вопрос уместен и по отношению к нашей «юбилярше».

Цитата

На первое место я бы поставил комплимент: «бывалая». Если по отношению к женщине эта характеристика вряд ли относится к числу позитивных, то для экономической, частной (!) структуры она одна из самых ценных. Российский деловой климат переменчив и суров. В нём масса всякого вредного — дефолты и финансовые кризисы, санкции и ковид; далёкое от объективности судопроизводство и не всегда достойная эпитета «добросовестная» конкуренция; явно избыточное и привилегированное присутствие государства в экономике… Три десятка лет заниматься в этом климате масштабным бизнесом и при этом «хорошо сохраниться» — это колоссальное достоинство.

Ещё одна «фишка» ПФПГ — она является «пермской» не только по названию. Хотя 60 её «дочек» и «внучек» трудятся более чем в 550 населённых пунктах России и даже за рубежом, главные их офисы находятся в Перми. Они предоставляют рабочие места, платят налоги в местные бюджеты. На первый взгляд их роль в этом вкладе не так велика — самый большой актив Группы («ЭР-Телеком») завершает собой десятку крупнейших предприятий Пермского края. Но по совокупной годовой выручке ПФПГ уступает лишь краевым предприятиям «ЛУКОЙЛа», «Уралкалия» и «Газпрома».

И всё же главный «пермский» признак Группы не в этом. Начиная со времён ПТБ она является лицом города и региона. Самый крупный коммерческий банк региона «Урал ФД», входящий в топ-100 самых надёжных банков России, имеющий кроме Перми офисы в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске, Березниках, Губахе, Полазне, Соликамске и Чайковском, входит в ПФПГ. Как и крупнейший в России частный технопарк городского формата в сфере высоких технологий Morion Digital — не только современное инновационное пространство для профессионалов IT-сферы, но и основная площадка для приёма высоких гостей Прикамья, включая президента Владимира Путина.

По давней российской традиции облик государства, региона, большого и малого бизнеса во многом определяется его первым лицом.

Андрей Кузяев, возглавляющий ПФПГ с момента её не только «зачатия», но и задумки, уже более десятка лет является заметной фигурой не только в российском, но и в мировом бизнесе. И несмотря на это, был и остаётся пермяком. Три созыва областной депутат. Инициатор создания делового Строгановского клуба и Строгановской премии. С 2004 года председатель правления и главный, если не единственный, спонсор Пермского землячества в Москве. Последние годы Андрей Кузяев с большим отрывом возглавляет рейтинги пермских лидеров бизнеса. И хотя в российском Forbes тоже наш земляк Дмитрий Рыболовлев занимает более высокое место, в аналогичных местных списках он, как правило, вообще отсутствует, как «имеющий сегодня отношение к Перми только по факту места рождения».

Несомненными женскими достоинствами Группы являются её обострённая интуиция и гибкость. Уже через год после бурного и удачного вхождения ПТБ в жизнь интуиция подсказала ей, что ситуация «в окружающей среде» начинает меняться к худшему — в условиях рынка, который был на подходе, товарная региональная биржа как форма бизнеса перспектив не имеет. В то же время был выявлен просыпающийся интерес клиентуры к новым услугам: финансовым, маркетинговым, работе с ценными бумагами. А дальше сработала гибкость: быстро вспомнили о существовании в учебниках слова «диверсификация», означавшего, что яйца предпочтительнее хранить не в одной корзине, и уже в 1992 году на базе биржи создали «Универсальный торговый дом», «Уральскую корпорацию взаимных расчётов», «Нефтьсинтезмаркет», ещё через год — «Лигу ценных бумаг»… Собрав этот конгломерат под одной крышей, Андрей Кузяев преобразовал ПТБ в ПФПГ. Параллельно он решал и личную задачу, как собственник, выкупая доли у соучредителей биржи.

Скоро началась приватизация, и интуиция снова не подвела. Несмотря на то что в начале девяностых российская «нефтянка» была в упадке и не считалась лакомым куском, при скупке акций ПФПГ сделала ставку на неё. На рубеже 1995—1996 годов в руках Группы оказался блокирующий пакет акций ОАО «Перм­нефть» — около 28%. Имея его, она проявила то ли гибкость, то ли твёрдость, то ли наглость, но поставила перед собственником «Пермнефти» — «ЛУКОЙЛом» — вопрос об участии в управлении. Вопрос для России тех лет беспрецедентный. Но президент «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов рискнул поделиться властью. Было создано совместное нефтедобывающее предприятие ЗАО СП «ЛУКОЙЛ-Пермь», которое возглавил Андрей Кузяев, оставшийся «по совместительству» у руля ПФПГ. Так Группа реально стала промышленной (добывающей), её глава — нефтяником, а уже через пару лет нефтяной актив ПФПГ стал в ней главным.

Столь же дальновидным оказалось приобретение ПФПГ в феврале 2006 года контрольного пакета акций ЗАО «ЭР-Телеком».

Это обстоятельство помогло ПФПГ приобрести ещё одно качество, необходимое для каждой женщины высокого полёта (у неё обязательно что-то должно быть «не как у всех»).

Если не обращать внимания на мелочи, то большинство солидных современных холдингов (групп) можно отнести к одному из двух видов: инвестиционные и промышленные. В российском Forbes 2020 года источником доходов восьми миллиардеров из первой десятки являются промышленные холдинги, а двух — инвестиционные («Интеррос» — Владимир Потанин и Millhouse — Роман Абрамович). И девять из десяти лидеров российского бизнеса управляют холдингом в форме «главного собственника» (исключение — президент «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов, осуществляющий операционное руководство).

ПФПГ позиционирует себя как сугубо инвестиционная компания («…Никогда не строила, не производила промтоваров, не торговала, а всегда инвестировала и создавала компании. Мы создали около 500 компаний. Они создавались, умирали, развивались, и мы развивались вместе с ними», — говорил Андрей Кузяев). Но наличие и особое место в составе Группы сначала промышленного «ЛУКОЙЛ-Пермь», а потом цифрового «ЭР-Телекома» предопределило необходимость создания в ней оригинальной структуры и системы управления. Обе эти «дочки» выполняют роль локомотива. И лидер Группы Андрей Кузяев являлся в конце девяностых годов не только (и не столько) председателем совета директоров Группы, но и президентом дочерней компании — топ-менеджером. Сегодня та же система используется применительно к «ЭР-Телекому».

Позитивная это оригинальность или негативная, не снижает ли она качество управления, «коэффициент единоначалия» в Группе, сказать не берусь. Как говорится, «игра покажет».

В конце января, поздравляя меня с днём рождения, бывший директор одного из пермских заводов и один из учредителей ПТБ спросил: «А Биржа жива?»

Я ответил, что теперь это Группа и она не только жива, но и в полном здравии собирается отметить свой тридцатилетний юбилей.

— Уже тридцать? — удивился собеседник. — Как ты думаешь, это для неё ещё молодость, зрелость или уже старость?

— Думаю, что молодость.

— И до каких пор она может продолжаться?

Я вспомнил, как после нового, 1991 года Андрей Кузяев с азартом рассказывал мне о тонкостях ведения торгов на будущей ПТБ. Как в 1997 году, сидя на пеньке, он увлечённо рисовал в воздухе, во что должна превратиться эта поляна в составе санаторного комплекса «Демидково», а ещё через час демонстрировал свежевыкрашенные, ухоженные сооружения нефтепромысла где-то вблизи Полазны. И наш разговор прошедшим летом о масштабных перспективах развития цифровых технологий вообще и «ЭР-Телекома» в частности. И ответил: «Пока у Андрея будут гореть глаза».

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться