Миф vs Факт

«Мы бы умерли, если бы наш мозг работал на 10%»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о работе головного мозга вместе с популяризатором нейронауки Асей Казанцевой

Плюсануть
Поделиться
Ася Казанцева
Фото: Алёна Ужегова

1. Мозг может работать только на 10%.

Этот миф происходит из предисловия к книге Дейла Карнеги «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей». Произошла длинная цепочка искажений, как в игре в испорченный телефон. Всё началось с ребёнка-вундеркинда, который говорил, что остальные люди используют возможности своего мозга не полностью. Его слова пересказывал психолог, изучавший этого ребёнка. Слова психолога, в свою очередь, пересказывал автор предисловия книги. Его слова пересказывает широкая общественность. Постепенно размытое «не полностью» превратилось в отчётливые «десять процентов», а высказанное вскользь замечание — в якобы признанный научный факт. Думаю, если бы ребёнок мог предположить, куда всё это заведёт, он бы промолчал!

Наверное, люди склонны верить в миф о десяти процентах ещё и потому, что им кажется, что именно это они наблюдают на томографических снимках. На них красным или оранжевым цветом подсвечены те участки, которые в данный момент работают наиболее активно. Вероятно, у людей, далёких от нейробиологии, складывается впечатление, что остальной мозг не работает вообще. Но надо понимать, что томографический снимок — это вообще не фотография, это результат компьютерной обработки данных, и в нём просто подкрашиваются ярче те области мозга, кровоснабжение которых в данный момент достоверно повышено. Но все остальные зоны мозга в этот момент тоже работают, конечно. Если бы они не работали, мы бы умерли.


2. Стресс губит нервные клетки, которые, в свою очередь, не восстанавливаются.

Стресс действительно очень вреден для организма. Если он сильный, неконтролируемый, длительный, то он может привести к нарушению работы самых разных систем: и нервной, и иммунной, и эндокринной. Скорее всего, гибель нервных клеток в результате стресса тоже происходит.

Что касается нервных клеток, то, скорее всего, они всё-таки восстанавливаются. В экспериментах на животных, например на мышках, мы точно видим, что да. В случае с человеком труднее ставить эксперименты, чтобы это проверить, и идёт научная дискуссия: некоторые исследователи считают, что накопленных косвенных данных достаточно, чтобы быть уверенными, что новые нейроны появляются. Другие говорят, что у детей, наверное, да, а вот у взрослых вряд ли. Однако точно известно: у людей в любом возрасте активно образуются новые синапсы, то есть связи между нейронами. Это, в принципе, основа обучения и долговременной памяти.


3. От прослушивания современной попсы или рэпа мозг может «расплавиться», а от классической инструментальной музыки стать острее.

Прежде всего, я бы не стала уравнивать попсу и рэп. Современный рэп — это быстро развивающееся и важное культурное направление. Если прислушаться к текстам, то можно заметить, что у рэперов большой словарный запас, и их тексты бывают довольно сложными с художественной точки зрения. Вполне можно предположить, что рэп, как и классика, даёт мозгу полезную нагрузку. Попса, конечно, в меньшей степени.

Но в любом случае благотворное воздействие музыки на мозг очень сильно преувеличено в массовом сознании. Миф об «эффекте Моцарта» — о том, что люди становятся умнее после прослушивания классики, — происходит от единственного исследования 1993 года, в котором 12 студентов лучше справлялись с заданиями на пространственное мышление в течение 10 минут после прослушивания классической музыки. Впоследствии учёные проводили множество подобных экспериментов и пришли к выводу, что совершенно неважно, что слушают испытуемые — любую музыку или вообще аудиокнигу, просто они чуть лучше справляются с заданиями, если не сидели перед этим 15 минут в тишине, как контрольная группа, и поэтому меньше заскучали.

Скорее полезно, чтобы человек сам занимался музыкой, учился играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. По крайней мере, известно, что от этого увеличивается мозолистое тело — перемычка, соединяющая правое и левое полушария, и развивается ряд других областей мозга, как от любого сложного обучения. Статистика показывает, что дети, занимающиеся музыкой, в среднем лучше учатся в школе, хотя, скорее всего, просто потому, что музыкой, в принципе, обычно занимаются дети из более благополучных семей.


4. Женщины предрасположены к формированию моногамных связей, а мужчины — полигамных. Именно поэтому вторые чаще изменяют.

Закономерный вопрос: если женщины стремятся к моногамии, то с кем же им изменяют мужчины? Получается, только друг с другом?

На самом деле человек — сложное существо с развитым мозгом, и в разных обществах могут практиковаться разные формы семейных отношений. Но если биология нас к чему-то и предрасполагает, то, скорее всего, к серийной моногамии. Для людей обоих полов очень характерна романтическая влюблённость, антропологи наблюдают её практически во всех изученных сообществах. Даже там, где полигамия социально одобряема, большинство людей всё равно склоняются к образованию моногамных пар.

А если жён много, то они часто ревнуют друг к другу, несмотря на то что им вроде бы с детства объясняли, что семья с несколькими жёнами — это норма. В то же время острая влюблённость с гормональной поддержкой продолжается несколько лет, и есть статистика, что больше всего разводов происходит на четвёртом году отношений. Получается, люди склонны образовывать пару примерно на тот срок, который нужен, чтобы родить ребёнка и подрастить его хотя бы до того момента, когда он способен сам как-то передвигаться и есть обычную еду, то есть требует уже чуть меньше заботы родителей.

У многих млекопитающих самцу эволюционно выгодно оплодотворить как можно больше самок, это повышает его репродуктивный успех. Но у людей всё сложнее, потому что у нас очень длинное детство. Из-за этого оказывается, что вероятность выжить гораздо выше у тех детей, о которых заботится не только мать, но и отец, который приносит им еду. Это показано в исследованиях племён охотников и собирателей: намного больше детей выживают у отцов, готовых формировать устойчивые отношения с матерью своих детей и участвовать в их выращивании. Так что эволюционно выгодной оказывается именно любовь.


5. Антидепрессанты вызывают зависимость, как наркотик.

Они не вызывают зависимость. Но, действительно, процесс отмены антидепрессантов — сложное занятие, которое следует проводить под контролем врача. Важно понимать, что антидепрессанты назначают не от хорошей жизни. Депрессия смертельно опасна, она резко повышает вероятность самоубийства. Если попытаться отменить антидепрессанты раньше времени, состояние человека может дополнительно ухудшиться.

При депрессии у людей искажаются представления о реальности, они не могут воспринимать её адекватно. Вот если вам повредить колбочки в сетчатке глаза, вы не сможете видеть мир разноцветным. Человек в депрессии точно так же физически не способен замечать позитивную сторону событий, он склонен обращать внимание только на плохое и живёт в ужасном мире. Антидепрессанты могут скорректировать нарушенное равновесие и вернуть человеку ясность восприятия, но это очень небыстрый процесс: их принимают неделями, месяцами, а иногда и годами. Отменять их нужно под контролем психиатра, очень осторожно и постепенно. Но дело тут не в том, что антидепрессанты опасны сами по себе — опасна депрессия, из-за которой пришлось их принимать, и становится хуже при резкой или преждевременной отмене антидепрессантов именно из-за неё.


6. Низкий IQ у ребёнка не предсказывает его низкий успех в будущем.

Корреляция между интеллектом и успехом в жизни есть, но не абсолютная. Если мы возьмём 10 тыс. людей, то да, мы увидим, что более умные в среднем построили более интересную карьеру и их труд лучше оплачивается. Но если взять любого отдельного гражданина, то совершенно не обязательно это окажется правдой именно для него.

Кроме интеллекта на профессиональный успех влияет огромное количество факторов. Важна усидчивость, добросовестность. Для многих профессий полезно быть экстравертом, обаятельным и общительным. Где-то нужны творческие способности, где-то хорошее пространственное мышление. И в целом важно понимать, что практически любой труд в современном мире — это коллективная история, и коллеги часто компенсируют слабые стороны друг друга. Человек с низким IQ вполне может построить осмысленную карьеру даже в науке, просто благодаря тому, что это коллективная деятельность. Скажем, продумывать план экспериментов будут его коллеги, а он будет толковым исполнителем, который точно и аккуратно капает реактивы в пробирки. Это вообще-то тоже важно.


7. Мозг перегревается, поэтому человек начинает зевать.

Такая гипотеза существует и косвенно подтверждается тем, что люди и животные чаще начинают зевать в жарких помещениях. Но, если честно, не уверена, что это вот прямо научный мейнстрим, общепринятая точка зрения. Не очень понятно, каким образом один интенсивный вдох может повлиять на температуру крови, она вообще довольно жёстко регулируется.

Интереснее, на мой взгляд, группа объяснений, связанных с зеркальными нейронами. Это клетки, которые активируются в двух случаях: когда мы сами совершаем какое-то действие или когда другие люди совершают такое же действие. Известно, что зевота заразна. Дальше можно обсуждать, почему так получилось. Возможно, это помогает людям в сообществе жить более или менее в едином графике и не мешать друг другу спать. Допустим, один ребёнок в семье начинает зевать, другие вслед за ним, и все дети, таким образом, быстрее засыпают, а их мама может немного передохнуть.


8. Память способна стирать воспоминания о механических действиях.

Люди прекрасно умеют стирать воспоминания. Вся современная нейробиология хорошо описывается англоязычной поговоркой «Use it or lose it» («Используй или потеряешь»). Укрепляются те нейронные сети, по которым мы чаще всего гоняем электрические импульсы. Если мы этого не делаем, то постепенно связи между нейронами ослабевают, а это и есть забывание информации.

В последнее время активно исследуются способы ускорять процесс забывания с помощью фармакологических воздействий. Это помогает лечить фобии или посттравматическое стрессовое расстройство. Есть таблетки, которые нарушают проведение импульсов между нейронами в некоторых частях мозга. Если выпить такое лекарство и одновременно активировать воспоминание о страшном событии, то оно перезапишется с нарушениями, станет слабее. Пока что это экспериментальные методики, но, скорее всего, через несколько лет они начнут активно применяться в терапии.


9. В мире есть хотя бы один человек, строение нейронных сетей которого в точности повторяет строение мозга другого человека.

Наверняка нет. Это просто математически не получается. В мире всего 7,5 млрд человек, и у каждого из них 86 млрд нейронов. Каждый нейрон способен формировать около 10 тыс. синапсов с другими нейронами. На этот процесс влияют гены, влияет индивидуальный опыт, влияют и просто случайные процессы. Думаю, что, даже если взять двух однояйцевых близнецов и растить их в совершенно одинаковых условиях, всё равно невозможно обеспечить им абсолютно идентичное развитие мозга.

Может быть, если бы был миллиард планет, на каждой из которых жили бы сто миллиардов людей, у кого-то из них случайные совпадения в микроархитектуре нейронных сетей и оказались бы очень большими. Да и то вряд ли, нужно ещё больше планет и людей, я и названий чисел таких не знаю.


10. Чрезмерный дневной сон — это ранний признак болезни Альцгеймера.

Сонливость в течение дня и вообще резко увеличившаяся потребность во сне — это действительно не очень благоприятный признак. Вполне возможно, что это связано с нездоровьем, но совершенно не обязательно сразу прямо с Альцгеймером. Сон очень важен для организма, и одна из его функций — ремонтная. И потребность во сне действительно увеличивается, когда человек заболевает практически чем угодно. Из множества возможных объяснений болезнь Альцгеймера — далеко не самое вероятное. Но, действительно, если человек раньше нормально высыпался ночами, а потом перестал и внезапно начал вырубаться днём, то ему имеет смысл посоветоваться с врачами и попытаться понять, что могло нарушиться в организме.


11. У человека нет души.

Одной из функций религии долгое время было объяснение мироустройства. Но постепенно, начиная с эпохи Просвещения, наука шаг за шагом отбирает у религии эту роль. Сначала Бог создал небо и землю, а потом поняли про теорию Большого взрыва. Предполагалось, что Бог создал разных зверей, но потом пришёл Дарвин и рассказал про естественный отбор. Сейчас похожая история происходит в нейробиологии. Раньше религия помогала отвечать на вопросы о том, почему человек сложнее, чем животные, почему он способен говорить, почему у него такая отличная интеллектуальная деятельность. Нейробиология постепенно разбирается почему.

В принципе, нейробиология говорит нам, что мозг материален. То есть в основе всех наших мыслей, эмоций, решений лежит работа конкретных нейронных контуров, и они полностью объясняют работу даже самых сложных психических функций. Кроме того, можно наблюдать постепенное последовательное усложнение этих нейронных ансамблей в ходе эволюции. Различие в сложности психической организации человека и шимпанзе — скорее количественное, чем качественное.

Сегодня нейробиология интенсивно изучает, каким образом работа конкретных нейронных ансамблей порождает речь, сновидения, внимание, принятие решений. В ряде случаев она уже может воздействовать на сложные процессы в мозге. Например, в 2017 году научились стимулировать гиппокамп (отдел мозга, связанный с обучением и памятью) у обезьян таким образом, чтобы усилить им кратковременную память, а совсем недавно попробовали сделать то же самое с людьми, и тоже вроде бы получается.

Скорее всего, биология вообще и нейробиология в частности станет главной наукой XXI века, так же как физика была главной наукой в XX столетии. Она уже сегодня позволяет делать совершенно потрясающие вещи. За этим процессом очень интересно наблюдать, и поэтому я люблю свою работу.

Все «Миф vs факт»
Плюсануть
Поделиться