Миф vs Факт

«Каждый год люди в Перми получают травмы на одних и тех же улицах»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о гололёде и реагентах с руководителем аппарата Ассоциации зимнего содержания дорог Анной Климентовой

Плюсануть
Поделиться

 1  Из года в год причиной повышенного травматизма, аварийности и прочих напастей в Перми, как нас уверяют чиновники, является аномальная погода. Аномальное количество снега, аномальное чередование потепления и заморозков, аномальные дожди и так далее. Получается, что в России в целом и в Перми в частности жить с чистыми тротуарами нам никогда не придётся.

Анна Климентова

Это миф. В Перми нормальная зима, и она совсем не аномальная. Аномальной её можно было бы назвать, если бы мы говорили о пустыне. Выпал снег в пустыне — да, это аномалия. Но мы прекрасно понимаем, что снег, накопленный на тротуарах за зиму, с приходом весны превратится в лёд. А если будет лёд, будут травмы.

Я всегда говорю, что зимнее содержание — это комплекс мер, а к комплексу мер нужно подходить очень тщательно. В большинстве регионов страны пока этого нет.

Мы совместно с Финансовым университетом при правительстве РФ разработали модель, по которой можно больше чем по 20 параметрам (общая площадь дорог и тротуаров, количество спецтехники, материалы, которыми убирается снег, зарплата сотрудников, ГСМ и так далее) рассчитать все затраты на зимнюю уборку. Чаще всего оказывается, что если мы вводим те данные, которые нам предоставляют города, то при этом количестве техники и материалов город до норматива можно убрать за 300 дней. А по закону — за три часа. Есть явная несостыковка между ожидаемым результатом, фактической ситуацией и выделяемыми ресурсами.

Более того, у МАДИ есть давно разработанная методика, по которой можно рассчитать эффективность закупаемой спецтехники, срок её службы, затраты на запчасти, производительность и так далее. То есть можно сделать акцент на ту технику, которая немного дороже, но эффективнее.

Подходить к уборке города нужно именно так. Нужно понимать, какой у вас климат. Где можно вывозить снег, а где можно его утилизировать на снегоплавилках. Где нужно чистить тротуары каждый день до плитки, а где можно оставить утрамбованный снег. Например, в Перми есть места, где вполне можно допустить снежный покров, потому что в принципе большую часть зимы у вас держатся стабильные температуры. Но! Этот утрамбованный снег нужно обрабатывать, и обрабатывать правильно. И не песком.


 2  Современные реагенты, которыми, в частности, много лет посыпается Москва, вреднее смеси песка и соли.

Миф. За последние полтора месяца я посетила три страны — Германию, Норвегию и Финляндию. Встречалась с представителями дорожных департаментов, изучала их подходы к уборке.

Первый простой принцип. Когда я спрашивала у них: «У вас есть жалобы от людей на реагенты?», они на меня странно смотрели и говорили: «Какие жалобы?! Нет. Все хотят ездить безопасно. А вот на песок у нас есть жалобы. И песок в городе мы не используем, потому что это доказанный вред здоровью человека».

Второй простой принцип. Если регулярно снимать снег и не давать ему прикататься, то не будет сугробов, которые надо будет героически долбить весной. Перед снегопадом они обрабатывают дороги 10—15 граммами реагента. Это позволяет сделать так, чтобы выпавший снег не прикатался. Каждые пять сантиметров сметается — свободно, щётками.

Но в целом технология везде одна и та же — превентивная обработка и уборка снега.

У нас, напротив, все ратуют за песок. Но помимо воздействия на здоровье человека есть один интересный момент, который тоже доказан. Песок — очень мелкий. Если вы сыплете его на гололёд, он мигом сдувается. Чем мельче песчинки, тем меньше коэффициент сцепления, но больше возможности пылить.

При этом многолетние исследования ВОЗ доказали, что пылевые частицы, особенно мелкие, остаются в лёгких. И поэтому в странах ЕС приняты программы по снижению запылённости в городах. Это комплекс мер. И одна из них — запрет песка на дорогах в местах проживания людей. Особенно это касается крупных городов.

Совместно с Северо-Западным государственным университетом при Минздраве РФ мы проводили исследование дорожного смёта весной в Перми, Санкт-Петербурге, Уфе, Челябинске.

Несмотря на то, что города совершенно разные с промышленной точки зрения, на то, что смёт брали в разных точках города, было зафиксировано превышение по шести тяжёлым металлам: медь, никель, цинк, мышьяк, хром, кобальт. Их источником является автомобильный транспорт, поскольку превышение во всех городах было одинаковым.

В составе этого смёта только 0,03% — остатки реагентов, 97% — диоксид кремния (песок). Но этот песок (пыль) был очень мелким. Когда в специальной воздушной камере мы сымитировали весенние условия — плюс три градуса, влажность, ветер, — оказалось, что концентрация этой пыли в 40 раз превышает предельно допустимые нормы.

То есть очевидно, что если вы на протяжении зимы «вносите» в город до 100 тыс. т фрикционных материалов (так называют материалы для обработки улиц, которые не растворяются; реагенты — те, что растворяются), то весной они останутся. И во время пыльных бурь мы будем этим дышать.

Кстати, неизвестно, где берут песок. В Уфе, например, даже на базах содержание мышьяка было заметно завышенным.

А вот слухи о вреде реагентов не доказаны. Мы исследовали почти все. Как в единичном составе, так и в смесях. Эти вещества не вызывают аллергических реакций и не оказывают ингаляционного воздействия. Если вещество само по себе не является аллергенным, то, даже растворяясь, оно не будет таковым.

Самое большое влияние на здоровье человека оказывает транспорт. Доказано, что дети, которые живут вдоль трасс, болеют чаще. Но с транспортом почему-то никто не борется. А с реагентами — это даже модно. Страшное непонятное слово, на которое можно списать все болезни. Но я всегда говорю людям: если вы считаете, что причиной недуга является реагент на улице, это опасно, потому что по факту вы не знаете истинные причины, а значит, не можете вылечиться.


 3  У мэрии недостаточно инструментов воздействия на управляющие организации и на частные компании. Нет быстрого и действенного механизма, с помощью которого можно заставить их убирать свои территории и тротуары.

Отчасти это правда. Пока жалоба жителя дойдёт до района или ИГЖН, пока они выйдут на проверку, выпишут предписания, снег уже и сам растает.

Но на Западе такого либерализма нет. Например, США. Муниципалитет здесь отвечает только за тротуары и пешеходные зоны. Дворы чистят сами собственники. Неважно, каким образом — наняли они частную компанию или установили дежурство. У них есть четыре часа. Если не убрали, никто не церемонится и тут же выписывает штраф в 300—400 долларов.

Частные компании в России достаточно защищены Градостроительным кодексом. И если в договоре с муниципалитетом у них не прописано, что они должны чистить 100 кв. м до своего крыльца, то, по сути, обязать их никто не может.

При этом муниципалитетам на федеральном уровне даны все права хозяина. Если власти в Перми понимают, что им не хватает ресурсов для содержания тротуаров в нужном безопасном состоянии, пусть сделают что-нибудь, чтобы привлечь к ответственности частников. Те же торговые центры исправно убирают свои территории.

В Перми мы проводили статистические исследования совместно с медуниверситетом на тему травматизма, поднимали данные за несколько зим. Выяснилось, что из года в год люди получают травмы на одних и тех же улицах, в одних и тех же районах. Это уже системность. Решить эти проблемы можно при должном внимании.

Другая закономерность, которую мы выявили: несмотря на то что фактически во всех городах сперва убирают дороги и тротуары в центре, а только потом дворы, основной травматизм в Перми происходит во дворах. То есть прошёл снегопад и в первый день люди массово падают во дворах. Есть чёткое время — до 6:00 и с 18:00 до 20:00.

Это значит, что в эти временные отрезки всю технику нужно «бросить» на дворы, а потом подключать тротуары. Таким образом вы снизите травматизм.


 4  Почистить двор практически невозможно. Всё заставлено машинами, хозяева которых убирают их неохотно. Машины стоят в том числе на тротуарах.

Это факт. Но решение есть. На днях общалась с властями Монреаля. Это один из самых снежных городов: за зиму у них выпадает до 3 м осадков. Как они решили проблему очистки города? Во-первых, создали приложение, где любой гражданин может посмотреть состояние улиц. Если улица зелёная, там почищено, если жёлтая, то там запланирована уборка, оранжевая — будет совсем скоро. Во-вторых, за сутки до плановой очистки улицы или проезда на въезде вывешивается временный оранжевый знак «Парковка запрещена с 7 вечера до 7 утра». Дальше они не церемонятся — все машины эвакуатором увозят на штрафстоянку. И никто не говорит «ой, простите, мы забыли», «сутки не выходили из дома, потому что болели и не знали», «уезжали в командировку». Оставил машину? Плати 1,5 тыс. канадских долларов за эвакуатор.

В США делают ещё жёстче. Предупреждают заранее, а неубранный транспорт в момент чистки заваливают снегом. Откапывай сам.

Только у нас в России такое отношение, что все всем должны, и если кто-то начинает выполнять свою работу, то снег они должны растапливать теплом сердец, кровью дворников — чем угодно, но без меня и не нарушая моего комфорта.


 5  Реагенты разъедают лапы домашних животных (собак) и портят обувь.

Реальность, которая может стать мифом. Эти проблемы возникают из-за нарушения технологии применения материалов. Правильное применение реагента оставит тротуары чистыми и влажными, а не в лужах и слякоти. Ни в одном городе мира я не встречала такой проблемы, хотя «химию» на тротуарах используют все. В том числе и Скандинавские страны.

Если говорить об обуви, многое зависит от материала. Угги и дорогая итальянская обувь в принципе не предназначены для хождения по слякоти зимой. Это тонкая замша или кожа. В первой можно передвигаться по хрупкому снегу, во второй — по театральному паркету. Обувь должна быть пропитана специальными водоотталкивающими средствами. Лучше, если это сделали ещё на фабрике. В течение зимы нужно мыть обувь и покрывать гидрофобизаторами. Я пять лет живу в Москве. У меня много разной обуви: замшевая, кожаная, мембранная. И только одни ботинки известной бюджетной марки «полетели». Несмотря на обработку. Вся остальная обувь — целая. Как и у членов моей семьи.

Но я глубоко убеждена, что ни одни сапоги, какими бы они ни были, не стоят поломанных ног. Нескольких муниципальных депутатов, которые ратуют за то, чтобы запретить применять реагенты во дворах, я прямо спросила на круглых столах: «А когда человек сломается из-за того, что вы запретили применять реагенты, вы готовы во всеуслышание взять на себя ответственность и компенсировать ему ущерб?» Ответа я не получила. Как правило, начинается мычание, что надо осторожно ходить и правильно убирать снег. Вы можете убрать снег, но не можете победить гололёд, если он образуется.


 6  Песко-соляная смесь дешевле многокомпонентных реагентов. Скромные муниципальные бюджеты не могут позволить себе такой роскоши.

У нас в стране странный «лоскутный» подход к уборке. Никто не считает содержание в целом круглогодично, считает кусками. А мы считаем. И мы убедились, что использование реагентов в зимнем содержании обходится бюджету либо в те же самые деньги, либо дешевле. Использование фрикционных материалов дёшево на момент закупки, но дорого на момент распределения. Есть масса исследований, согласно которым через час после распыления песка при нормальном городском интенсивном движении на дороге остаётся около 30%. По идее, чтобы был эффект, дорожники должны каждый час подсыпать. Реагенты дешевле, особенно если их применять грамотно: превентивно — 10—20 граммов, во время снегопада — ещё столько же. Тогда у вас всё в порядке, математика сходится.

Важный момент. Когда мы предлагаем городам переходить на современную технологию, мы сталкиваемся с другим лобби. Это лобби по вывозу снега. Вывоз снега — это самая затратная статья расходов. И чем больше снега вывезешь, тем выгоднее. Проверить фактические расходы практически невозможно. Сколько было снега в КамАЗе, сколько песка фактически рассыпали, сколько было соли и так далее.

С реагентами всё просто. Они приходят в понятной упаковке, есть нормы расхода, на многих машинах для уборки стоят датчики расхода. Вариантов с коррупцией меньше. Был такой пример в Магнитогорске, когда прокуратура во время проверки жалобы смогла точно посчитать все траты.


 7  Количество травм при применении реагентов сокращается.

Стопроцентный факт. Москва на протяжении 10 лет проводила такие исследования. В первый же год применения реагентов травматизм снизился в 2,5 раза и продолжает снижаться. Сегодня в Москве, где живёт 15 млн человек, травматизм держится на уровне 2—2,5 тыс. случаев за сезон. В Перми эта цифра в четыре раза больше — 7—8 тыс. на протяжении трёх лет. И это только те, кто обратился за медицинской помощью.

Все «Миф vs факт»
Плюсануть
Поделиться