Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Твёрдость и зыбкость

В галерее «Уникум» открылась выставка акварелей Ивана Борисова

Поделиться

О пермской акварели очень хочется говорить не как о совокупности работ разных мастеров, а как о едином художественном явлении. Все, кто знаком с работами Ивана Борисова, Виктора Кузина и Константина Собакина, понимают, что в их творчестве есть все признаки особой школы — общность эстетики и идеологии. Недаром некий увлечённый меценат-коллекционер уже не первый год вынашивает идею создать музей пермской акварели.

Творчество «большой тройки» акварелистов всегда было востребовано у коллекционеров, и ещё одно доказательство тому — ретроспективная экспозиция акварелей Ивана Борисова «Экстаз сияющего цвета» в галерее частных коллекций «Уникум».

При всём уважении к куратору Вадиму Зубкову название выставки не кажется безупречным: цвет у Борисова, как и у его ныне здравствующих коллег Кузина и Собакина, приглушённый, ярким цветам он предпочитал сложные, очень уважал при этом чёрный цвет; экстаз в его листах тоже найти непросто — для них скорее характерно вдумчивое созерцание, а восхищение натурой, несомненно присутствующее в работах акварелиста, — негромкое, неброское, лиричное.

Иван Борисов — старейшина акварельного «цеха», его нет на свете уже более 20 лет, но его работы — до сих пор наилучшая иллюстрация принципов и подходов к материалу пермской акварельной школы. Для Борисова акварель — не «младшая сестра» живописи, а самоценный вид изобразительного искусства. Его листы — это картины, и неслучайно даже специалисты, прекрасно знающие, что акварель официально считается графической техникой, применительно к его творчеству говорят об «акварельной живописи».

В экспозиции «Уникума» нет листов из знаменитой серии, посвящённой пермскому балету. Вообще, очень мало изображений людей — всего одно ню. Зато много пейзажей — самых разных: трогательных деревенских, смелых индустриальных, пряных экзотических. Разнообразие тематики позволяет оценить общность подходов: любовь к мощным, широким объёмам, пренебрежение мелкими деталями, стремление создать крупный образ. Акварель Борисова монументальна, но в то же время воздушна и прозрачна: крупные формы сочетаются в ней с зыбкими линиями, размытыми контурами, тонким колоритом.

Даже в промышленных пейзажах бросается в глаза изысканность светотени, туманный налёт, превращающий прозаичные индустриальные объекты в волшебные крепости. Этот индустриальный романтизм сближает Борисова с мастером живописного промышленного пейзажа Александром Репиным — тот тоже превращал унылые уральские заводы в инопланетные города. Думается, можно говорить об особом художественном мышлении, присущем выходцам из горнозаводской цивилизации, в которой работа была высшей ценностью, а промышленный объект — предметом не только гордости, но и своеобразного культа. В то же время этот подход принципиально отличается от принципов Виктора Кузина: этот выдающийся мастер акварельного промышленного пейзажа всегда подчёркивает его брутальность, хтонический характер; промышленные объекты у Кузина кажутся живыми, угрожающими, но обаятельными в своей мощи, у Борисова же они принципиально отстранены от человека и эстетизированы, словно окружены волшебной аурой.

У Содового завода

Борисовские акварели всегда узнаваемы благодаря почтительному, восхищённому отношению к объёму и форме. Форма и объём — высшие ценности этого акварельного мира. Даже его женские образы трудно назвать хрупкими: его ню — это скульптурная пластичность тела во всей его античной пышности.

Акварель была для художника бесконечным источником изобразительных возможностей, и его творчество — постоянный поиск новых акварельных техник. Это особенно видно в натюрмортах, в которых Борисов добивался почти барельефной фактурности, используя и обработку листов воском, и процарапывание, и многослойное рисование по уже высохшей акварели. Всё это чрезвычайно увлекательно изучать.

В стереотипном представлении акварель — это синоним нежности и какой-то необязательной лёгкости. Но это не про Борисова. Его акварель — это способ познания мира, прекрасного, но сложного.

Поделиться