Почему Пермь?

Поделиться

«Потому что не Москва»

Кирилл Решетников:

— Теперь, Марат, скажите о самом главном и сокровенном. Пару слов про Пермь, как это началось? Почему именно Пермь?

Марат Гельман:

— Почему Пермь? Ну, во‑первых, потому что не Москва. То есть, в принципе, на месте Перми мог быть любой другой город, который имеет какое‑то большое культурное, как бы, значит, образованное население, достаточно далеко находящийся от Москвы. Но был набор там обстоятельств, случайностей. В первую очередь, это Сергей Гордеев и Олег Чиркунов, сенатор и губернатор, которые сами по себе уникальные люди, и, с моей точки зрения, они являются главным таким конкурентным преимуществом Перми…

Из интервью с директором
Пермского музея современного искусства Маратом Гельманом 14 октября 2009 года в программе «Решето»
на телевизионном интернет‑канале Russia.ru.

Цитируется по сайту http://www.russia.ru/video/resheto_6115/

 

«Случайно ставший губернатором Чиркунов»

Марат Гельман:

— Набор случайностей привел к тому, что появился какой‑то шанс. И я начал, как говорится,  вкладываться… Начал помогать — сначала министерству культуры, потом — всему правительству. Чем мог. Людей подтягивал. В Перми сейчас —  электронное правительство, лучшее в России. Я привез товарища из Нью‑Йорка, который этим занимался. Лежит промышленность? Создаем центр дизайна, который начинает заниматься этой промышленностью…

Прежде чем переходить к искусству, я зафиксирую, что роль судьбы сыграл Сережа Гордеев. Это уникальная ситуация. И случайно ставший губернатором Чиркунов. В общем‑то, вся наша российская ситуация, она таких людей к губернаторству обычно не допускает. То есть это — случайность.

Из выступления директора
Пермского музея современного искусства Марата Гельмана
в клубе «Сноб».

Цитируется по расшифровке записи,

опубликованной 3 ноября 2009 года в его блоге в «Живом журнале» 

http://maratguelman.livejournal.com/1293432.html

«Я не знал, чем заниматься»

Вопрос из зала: Почему именно Пермь?... Если бы власти другого региона вышли с подобным предложением первые, то состоялся бы проект, я не знаю, «Улан‑Удэ — культурная столица России» или «Йошкар‑Ола — культурная столица России»?

 Гельман: Можно двумя словами ответить: «Стечение обстоятельств»…

В Перми я первый раз оказался в качестве каприза двух великих художников, которых Гордеев хотел привезти в Пермь, чтобы они построили там некоторые объекты. А так как единственным человеком в России, с которым у них были хорошие отношения, был я, они ему поставили условие: мы поедем, если Марат с нами поедет. Так что — обстоятельства. Другой вопрос, что уже когда я попал в Пермь, я понял, что предпосылки действительно есть.

Первое — это отчаянное положение города, который потерял свою идентичность города‑завода и который готов был рисковать. Город в кавычках, конечно, — городская элита, губернатор, его окружение.

Во‑вторых, Пермь уже была культурной столицей. Во время войны туда эвакуировали Мариинку, Русский музей. Причем эвакуировали в Пермь и Ташкент, и в Ташкенте даже не распаковали ящики. А в Перми распаковали, что‑то делали, что‑то показывали, создали пермскую школу балета… Какой‑то был вирус, что ли.

И третье обстоятельство (а может быть, первое) — это, конечно, власть. Которая не просто хочет что‑то сделать, а понимает, что это сложные вещи. В этом смысле Чиркунов — человек, который читает больше двух страниц.

Четвертое обстоятельство: к тому моменту у меня было достаточно депрессивное состояние, я не знал, чем заниматься. Все, что я пытался делать, было по масштабу меньше, чем галерея Марата Гельмана… То есть очень вовремя все сложилось.

Из выступления директора

Пермского музея современного искусства Марата Гельмана

на разговорном вечере «Правда жизни» в Екатеринбурге.

Цитируется по расшифровке записи,  опубликованной 3 ноября 2009 года на сайте http://ura.ru/content/svrd/03‑11‑2009/articles/1036254342.html


Поделиться