ПЕРМСКИЙ АРТ-КОКТЕЙЛЬ: СПОРЫ ОБ ИСКУССТВЕ

Плюсануть
Поделиться

Уже восьмая по счету выставка «Арт-Пермь-2006» отличалась небывалой событийной плотностью: художники наперебой стремились зарекомендовать себя в жанре «акции», «проекта» и «хэппенинга».

Оба выставочных павильона «Пермской ярмарки» были наводнены работами известных художников, керамистов, фотографов… Хотя география авторов и экспонатов и оставляла желать лучшего (как всегда, большинство произведений - уже известные в Перми работы давно знакомых творцов), посмотреть, как говорится, было на что. И не только посмотреть, но и купить. Минувшая «Арт-Пермь» пополнила коллекции не только частных лиц, но и Пермской художественной галереи и Областного краеведческого музея, на что из бюджета был выделен 1 млн руб.

Впервые в практике проведения арт-салонов выставке предшествовал отбор экспонатов. Приоритет отдавался профессиональным художникам и тем, кто не первый год выставляется и хорошо себя зарекомендовал. Народные промыслы, детское и самодеятельное творчество на сей раз осталось вне процесса. В качестве некоей компенсации руководство выставочного центра «Пермская ярмарка» намеревается расширить присутствие декоративно-прикладного искусства на других выставках. Кроме того, в этом году впервые пройдет специализированная ювелирная выставка.

В прошлом году дирекция «Пермской ярмарки» уже «развела» «профессионалов» и «ремесленников» по разным павильонам. В результате первый, «профессиональный» павильон оказался очень просторным и удобным. В этом году сегрегацию усугубили: всевозможные поделки и сувениры оказались лишь на балконе второго павильона. Но, несмотря на то что и второй павильон стал преимущественно «профессиональным», не изменился его демократичный характер: именно здесь сосредоточилось неформальное общение, всевозможные тусовочные мероприятия. Здесь непрерывно играла музыка: в день открытия выступала группа «В старинном духе», в субботу, 20 января, весь день выступали фольклорные коллективы, в пятницу, 27 января состоялось драм-шоу Дмитрия Анапова… Во втором павильоне вкусно пахло кофе (на балконе расположилась кофейня) и экзотическими растениями, поскольку здесь же находился стенд студии ландшафтного дизайна «Дерево Бодхи». Атмосфера во втором павильоне была приподнятой и слегка экзотичной. Возможно, оттенок экзотики придавала близость Нового года по восточному календарю: чуть ли не треть стендов второго павильона отличалась неким китайско-японским оттенком, а в субботу, 28 января, здесь радостно отметили Новый год восточной музыкой и показательными выступлениями юных каратистов.

В то же время именно во втором павильоне расположились стенды Пермского отделения Союза художников и Союза фотохудожников. Именно здесь можно было увидеть свежие работы Аркадия Амирханова, Вячеслава и Владимира Смирновых, Михаила Павлюкевича и Ольги Субботиной, большую экспозицию витражей отца и сына Исмагиловых. Изрядная толкучка наблюдалась на стенде клуба карикатуристов «Пекари». Нынче «Пекари» решили сами стать моделями: все желающие могли нарисовать шарж на кого-нибудь из карикатуристов. Лучшие шаржи тут же попадали в экспозицию.

В более академичном первом павильоне центральное место занимал большой стенд Международной ассоциации актуального искусства «Артемида» - наиболее активного участника и организатора специальных событий арт-салона. «Атемида», по заявлению ее основоположников, «творческая организация нового формата», возникшая в результате объединения «Лаборатории современного искусства» Юрия Лапшина, фонда «Арт-Пермь XXI век» и фонда скульпторов России «Единение» во главе с Алексеем Тютневым.

Свою культуртрегерскую деятельность «Артемида» начала в субботу, 21 января, с художественной импровизации со зрителями. Зрители могли, закутавшись в защитный полиэтилен, любыми доступными для импровизирования способами внести свой вклад в роспись сценического задника. В процессе участвовал один профессионал - Юрий Лапшин, который, по условиям «хэппенинга», не имел права произносить ни слова: он должен был общаться посредством живописи. Роль Лапшина была отчасти провоцирующей: он мог, например, неожиданно дорисовать что-то к только что сделанной зрительской импровизации. По словам самого Лапшина, произнесенным после снятия обета молчания, он старался заставить дилетантов освоить широкий художественный жест, поскольку все новички застенчиво старались рисовать как можно мельче.

На следующий день в полиэтилен закутались сами «артемидовцы», дабы реализовать проект «Открытая мастерская», выдержанный в модном жанре реалити-шоу. Суть действа заключалась в следующем: на глазах у зрителей в течение пяти дней художники Юрий Лапшин, Юрий Жарков, Сергей Баричев, Сергей Левитан, Игорь Завершинский и Игорь Шушпанов создавали огромное полотно размером 6х2 м. Причем будущая картина была разделена на четыре квадрата, так что каждый художник импровизировал в своих творческих владениях. В процессе работы художники не обсуждали замысел полотна. Просто писали. Поначалу каждый осуществлял свой замысел в индивидуальной творческой манере на своей части будущей картины. Затем, объединенные незримым энергетическим взаимодействием, интуицией и сочувствием, художники попытались создать нечто общее, соединиться хотя бы цветом.

Любопытным творческим поединком стала работа на одном куске холста Сергея Баричева и Сергея Левитана. Своеобразная дуэль кистями проходила как борьба времен года. Один писал лето, другой - зиму. В результате получилась… весна. На весеннем фоне постепенно стала проглядывать идея мемориала за колючей проволокой, который в свою очередь постепенно обрел форму более приятных глазу берез. Так что цель проекта - позволить зрителям заглянуть в мастерскую художника, показать творческий процесс «живьем» - была, как кажется, достигнута. Во всяком случае, приятно было изо дня в день видеть в павильоне «Артемиды» одних и тех же людей, которые, сосредоточенно медитируя и безотрывно следя за процессом, часами просиживали напротив сцены, где в совместном творческом запале копошились закутанные в полиэтилен художники.

Здесь же, недалеко от сцены, можно было отправиться на «Пражские каникулы». Этот проект художественного фото родился, по-видимому, совершенно спонтанно, во время поездки группы пермских художников в Чехию минувшей осенью, где проходили выставки их работ. Попав в самый романтичный город Европы, мастера превратились в любознательных и жадных до визуальных впечатлений туристов. Благо, обстоятельства располагали удовлетворению такого голода.

Представленные в экспозиции снимки демонстрируют необычный взгляд архитектора Дмитрия Лапшина в пространство Праги. Эти конструктивные, очень логичные и рельефные фотографии приходят в пространственное взаимодействие с малоформатными скульптурами Павла Гардымова и Виталия Стеканова, объектами Юрия Лапшина, стоящими за пределами рамы фотоснимков. Таким образом, павильон как бы копирует то, что увидели наши художники в Праге, когда огромные композиции неожиданно гармонировали с архитектурным ареалом города, высвечивали по-новому его особенности, играли его пространством. Получилось искусство, вынесенное за пределы музейных депозитариев. Юрий Лапшин, совершивший эту пражскую прогулку, утверждает, что нечто подобное возможно и в Перми…

Однако самая необычная арт-акция проходила, пожалуй, в павильоне №2. Это - авторские перформансы директора «ГИД-галереи» художника Михаила Суркова. Название его акции звучит императивно, даже агрессивно, и загадочно «Почисти обувь перед дорогой», а то, что происходит на сцене с добровольцами из зала, окончательно запутывает. В названии нет метафоры, Михаил Сурков действительно чистит обувь. Да не просто так. Прейскурант прилагается: чистка под Роберта Раушенберга, Энди Уорхола, Гюнтера Юккера - бесплатно, под Казимира Малевича - 10 руб., под Йозефа Бойса - 30 руб., под Джеффа Кунса - 50 руб. Цена зависела от материала и, скажем так, продвинутости клиента. В сущности, у посетителей выставки была возможность унести артефакт буквально на подошвах своих сапог. В основу каждого такого артефакта была положена самая знаменитая арт-акция каждого из названных художников. Роберт Раушенберг однажды развесил по музейным стенам просто белые холсты, поэтому чистая обувь «под Раушенберга» - это обувь, покрытая белой краской. Уорхол известен своим пристрастием к серебристому цвету - зрителей с чистой обувью «под Уорхола» можно было опознать по ее серебристому окрасу. Юккер все обивал гвоздями - соответственно и обувь осторожно обита ими по краю. Малевич - черная обувь. Бойс - художник, с которого, по словам Михаила Суркова, и начинается современное искусство, так как именно Бойс показал, что искусство - это все то, что вокруг нас. Поэтому те, кто заказывал чистку «под Бойса», либо просто сидели в кресле и читали журнал, либо получали обычную чистую обувь. Ну и, наконец, «под Кунса» - это «новая обувь» как с витрины.

Аттракцион этот был, конечно, не всем понятен и недвусмысленно намекал на существенный разрыв между большей частью тех, кто обозревал павильоны и теми, кто все это, собственно, предлагал. Вероятно, поэтому почистить обувь перед дорогой (а понимать это, видимо, следует так: введи себя в курс дела перед тем, как вступать на территорию искусства) предпочитали чаще под более известного многим Малевича.

Совершенно иной пласт «Арт-Перми», без которого выставку едва ли можно было бы считать полной, представила презентация очередного мультимедийного фильма Бэлы Зиф «Сказ о Древе». Этот фильм продолжает нашумевший проект «Пермистика в ликах и лицах», начавшийся еще в 2001 году фильмом «Усолье Строгановское» и продолжившийся «Поэмой о камне». Фильмы эти представляют собой своеобразный экстракт из синтез-спектаклей театра истории, культуры и экологии «Жар-птица», руководит которым сама Бэла. Сложно себе вообразить, что собой представляют эти спектакли, если никогда их не видел. Нечто информативно-емкое, сочетающее и книжные иллюстрации, и слайд-материалы, и архивные документы… Вот эти-то спектакли и пытается сохранить Бэла Зиф, создавая свои научно-популярные фильмы.

Последний фильм цикла «Сказ о Древе» - 2005 года. Он повествует, как это ни странно звучит, о деревьях Урала. Но такой необычный краеведческий ракурс раскрывает настоящую бездну интереснейших фактов из истории Пермского края. Рассказ об истории создания соликамского ботанического сада Григорием Демидовым перекидывает мостик от нашей, как кажется часто, провинциальной глуши в московские столичные просторы. Так что понимаешь, что мы культурно настолько богаты, что, подобно могучему дереву, долго еще можем питаться из почвы нераскрытых пока событий прошлого, которое мнемоническими знаками дает о себе знать и никуда не исчезает. Просто нужно уметь искать. И тогда даже обычная очерская голубая ель станет проводником в массу нераскрытых пока региональных тайн…

В то время когда в павильонах полным ходом шла выставка, в конференц-зале происходила, по выражению Юрия Лапшина, «совсем другая история». Кулуары отдавали грустной, но привычной разобщенностью арт-сообщества с государственными и бизнес-структурами. Здесь вновь попытались объединить усилия треугольника «власть-бизнес-культура», обеспечивающего успешное функционирование культурной составляющей края, города. Эта попытка, можно уже сказать по традиции, окончилась неудачей. Собравшиеся в зале на «круглый стол» по созданию в Перми Центра современного искусства (это один из проектов «Артемиды») энтузиасты вдруг не обнаружили в своих и без того немногочисленных рядах ни представителей бизнеса, ни властей, за редким, впрочем, исключением. Трудно предполагать, что заставило приглашенных лиц отказаться от участия в «круглом столе». Морозы как будто закончились, а «роковые совпадения», когда не смогли приехать вдруг все и сразу, правда, случаются, но редко и вряд ли в этот раз… Так что столы для переговоров зияли пустотой, и осталось не совсем ясным, как расценивать коллективный бойкот приглашенных. То ли как отказ от обсуждения старых проблем, связанных с финансированием сферы искусства Пермского края, то ли просто как отказ от создания Центра современного искусства?

По замечанию Юрия Лапшина, пермское арт-сообщество регулярно предлагает разнообразные проекты, способные поднять уровень выставок и других культурных мероприятий до федерального уровня. «Мы знаем, как это сделать, - говорит художник, - но пока ни копейки из бюджета не получаем, а при помощи властей могли бы работать в 10 раз лучше». Пока что работают художники за счет собственных сбережений и спонсорской помощи.

В результате такой политики властей происходит межрегиональное перекачивание мозгов, когда, по словам председателя фонда скульпторов России «Единение» Алексея Тютнева, Пермь не притягивает творческие силы, а, наоборот, является неплохим их донором для других регионов. Например, для Тюмени, где, по выражению Тютнева, «власти сделаны из другого теста», и есть возможность неплохо развиваться.

Несколько иной взгляд на пермскую «культурную» проблему предложил директор Центрального выставочного зала Ростислав Шабалин. «В Москве никто ничего не просит, там просто зарабатывают», - начал он. Вспомнили здесь и Фонд Ролана Быкова, и премию «Золотая маска», которые самостоятельно заработали капитал для обширной культурно-просветительской деятельности. Однако и здесь, как выяснилось, без участия властей не обойтись. Вся разница лишь в том, что в Москве культуре дают не рыбу, а удочку в виде бизнес-активов, приносящих реальную прибыль. Однако на «круглом столе» все равно некому было ответить на вопрос: а возможно ли в нашем регионе взаимодействие по такой же схеме.

Другой вариант поиска средств на развитие культурной сферы - искать финансы вне зависимости от властей - привлекать бизнес в арт-пространство. Но так и повис в воздухе вопрос: а готов ли сам бизнес к такому сотрудничеству? Ответить было некому.

Однако весточка власти с «круглого стола» все же была отправлена, как и планировалось. Это - открытое письмо губернатору Пермского края Олегу Чиркунову с просьбой о содействии созданию Центра современного искусства Прикамья. Подписи - в приложении.

Накопившиеся в итоге такого «круглого стола» эмоции, впрочем, неплохо сублимировались за пределами конференц-зала, на главной сцене, где и закончились официальные мероприятия по презентации МААИ «Артемида». Здесь, в родной творческой среде, состоялось официальное рождение сей дочери Зевса и Латоны. Скульптор Лев Безматерных, филигранно работая пилой, в музыкальном сопровождении экзотических барабанов и варгана на глазах у зрителей изготовил ледяную скульптуру - Артемиду, которая непрерывно плакала талой водой, щедро увлажняя сцену во время остальных мероприятий. Тут же прошел и конкурс «Современная Артемида», в ходе которого пять девушек-моделей пытались вжиться в образ современной богини. Здесь, подводя предварительные итоги «Арт-Перми-2006», вручили дипломы в одной и той же номинации главным арт-организациям Пермского края. А завершило мероприятие очередное боди-арт шоу театра-студии «Стул». На сей раз это был фрагмент программы «Арт-магия», представляющей фантазию на тему преображения безобразного в прекрасное благодаря то ли волшебству, то ли частным стараниям мальчиков-бабочек, под ритмичное музыкальное сопровождение раздевающихся ведьмочек, которые под платьем представляют собой нечто вроде нимфеток в цветочек.

В густонаселенном первом павильоне среди экспонатов особенно выделялась скульптура Алексея Залазаева, победившая в открытом городском конкурсе «Пермяк - соленые уши». Его «Упругая конструкция, несущая соленые уши» с аллюзией на известную картину Сальвадора Дали в названии явно претендовала, учитывая место расположения - во главе зала, на некое смысловое обобщение всего происходящего. Нечто невыносимо-красное, червеобразное, на четырех конечностях с множеством ушей на волнистых стебельках. Скульптура вызывала у посетителей самые разные эмоции: смешивались и брезгливость, и любопытство, и протест, и одобрение, и восхищение. Думается, что такой эмоциональный коктейль и стал главным итогом «Арт-Перми-2006».


Плюсануть
Поделиться