ПОД ПРЕССОМ НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖУРНАЛА

Записки на манжетах

Плюсануть
Поделиться

В челябинском журнале... Ах, вот пишу — «в челябинском журнале», и всего меня «плющит»: а где же журнал пермский?..

Так вот, в «Уральской нови» опубликованы фрагменты прозы Бэлы Зиф «Провинция». Сей насыщенный высокой поэтикой текст удачно дополняет некий новый художественно–публицистический тренд, обозначившийся в местном литературном процессе «Хрониками частной жизни» Владимира Киршина и романным эссе «Пролом — Вишера — Пролом» Юрия Асланьяна; все эти беллетристические мемуарности вдыхают живую душу баек и легенд в вымороченные губернские декорации, доселе лишенные сколько–нибудь полнокровного пульса литературной саморефлексии.

Что касается художественных достоинств «Провинции», то следует признать — заявление фонда «Юрятин», будто текст Зиф претендует на статус литературного события года, выглядит слишком оптимистично. Тем не менее, жизнерадостные сюжеты, связанные с пермским «Домом ученых», заслуживают бережного сохранения в краеведческой копилке, как ценное свидетельство о нравах местной интеллигенции 1960–1970–х годов.

* * *

В московском издательстве «Грааль» вышел второй выпуск альманаха «Илья». Там опубликовалось аж четверо пермских поэтов, напечатан очерк Роберта Белова о похоронах Алексея Решетова (впервые увидевший свет в «Компаньоне») и новая пьеса Ксении Гашевой «...Или не быть?».

Столь мощное присутствие пермяков в столичном издании понятно — одним из активных архитекторов литературной политики альманаха является Юрий Беликов.

* * *

В день рождения Пушкина вручались городские премии в области культуры и искусства.

За партию Феи в балете «Золушка» Ярослава Араптанова удостоена премии им. Дягилева. Елена Шумкова, спевшая Адину в «Любовном напитке», получила премию им. Немтина. «Но рыбачка я простая и люблю я рыбака», — это я уже скоро год как напеваю, когда настроение хорошее — естественно, неподдельным шумковским сопрано.

Менее конкретизированно, «за заслуги», местными административными лаврами увенчаны актер ТЮЗа Александр Калашниченко (премия им. Мосоловой), а также кинооператор Сергей Климов и директор библиотеки №10 Наталья Лыкасова (а для наград в этих сферах культурной деятельности подходящих исторических ангелов–покровителей покуда не определили, хоть имя Заплатина у любого более–менее просвещенного пермяка ассоциируется с успехами на пажитях десятой музы).

Художественная премия им. Борисова миновала мастеров кисти и резца, пополнив коллекцию наград модельера Елены Стариковой.

Ставшая весьма престижной после того, как в прошлом году досталась Алексею Иванову, литературная премия им. Мерзлякова нынче присуждена начинающему литератору Александру Фуфлыгину. Вы читали Фуфлыгина? А я читал рассказ «Категория одиночества», естественно, в электронном виде. Вполне возможно, автору на стезе его дальнейшей беллетристической карьеры удастся избавиться от литературщины — а то ведь, не дай Бог, и Букера получит.

* * *

Скульптор Рудольф Веденеев не оставляет стараний украсить Пермь памятником Пастернаку. Он написал письмо в мэрию с просьбой подключить к проекту административный ресурс. Пришел официальный ответ за подписью вице–мэра Нелли Миндубаевой: горадминистрация беневолентно соглашается на то, чтобы в нашем городе стоял памятник великому поэту — даже разрешение на его установку власти готовы дать, если инициатор предоставит гарантийное письмо от какого–нибудь спонсора, готового профинансировать отливку и установку. Ну и, порядка ради, г–жа Миндубаева затребовала биографию. «Чью?» — не понял Веденеев. «Пастернака», — хладнокровно объяснили ему в мэрии.

Из чего можно сделать утешительный вывод: биография Веденеева нашим чиновникам известна.


Плюсануть
Поделиться