1995 | Создание «Лукойл-Пермь»

Плюсануть
Поделиться

В 1994 году федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) объявило «Пермнефть» неплатёжеспособным предприятием.

Андрей Кузяев
Андрей Кузяев

В тот период московские аналитики описали «Пермнефть» следующими словами: «Оно не имеет ни настоящего, ни будущего: не располагает механизмами эффективного соответствия запросам среды, всегда запаздывает, реагирует хаотично и без разумных аргументов. Скорее, это реакция ради реакции: ведь надо же что-то предпринять, если предприятие находится на грани банкротства».

38 структурных подразделений из 41 были убыточными, зарплата не выплачивалась месяцами, а убытки по итогам года исчислялись десятками миллионов долларов.

Вениамин Сухарев, представитель президента АО «Лукойл» в Пермском крае:

— В 1994 году Алекперов мне сказал: неплохо было бы, чтобы ты поработал, чтобы «Пермнефть» тоже вошла в наш комплекс. Представьте, что бы было в нашем регионе, если бы нефтепереработкой у нас занимался «Лукойл», сбытом — «Лукойл», а добычу вела бы другая компания? Не получился бы никакой комплекс. В то время я уже общался с Андрем Кузяевым и взял его в помощники. И мы обратились к тогдашнему губернатору Борису Кузнецову. Он поручил заниматься нами Геннадию Игумнову, своему первому заму. Мы готовили собрание акционеров Пермнефти. Кузяев к тому времени скупил чуть ли не 25% акций «Пермнефти», поэтому и имел к этому непосредственное отношение. Мы все вместе пришли к выводу, что нужно менять директора — ставить Анатолия Тульникова. У него огромный опыт: он возглавлял Кунгурское НГДУ, был главой Кунгура, курировал топливно-энергетический комплекс в областной администрации. Мы решили, что если мы на собрании победим, то ставим Тульникова. В результате активной работы мы выиграли. «Пермнефть» же могла уйти в «Славнефть». И вот так образовался единый топливно-энергетический комплекс.

Действительно, Москва предписывала Александру Черкасову, генеральному директору «Пермнефти» уводить предприятие под знамёна «Славнефти». Когда предприятие возглавил Анатолий Тульников, первым его решением было формирование рабочей группы, которая должна была предложить комплекс мер по финансовому оздоровлению предприятия. Возглавил ее Николай Кобяков, в 1992 году, по сути, вытесненный с «Пермнефти» прежним руководством.

Группа быстро пришла к выводу, что «самолечением делу не поможешь», поэтому к разработке программы выхода из кризиса привлекли московскую консалтинговую фирму «ПАКК». Программу реорганизации принимали тоже решением собрания акционеров, которое состоялось в апреле 1995 года. Начали с головы: заменили всех заместителей генерального директора и почти всех начальников отделов дирекции. «Посвящали» в новую должность так: человека бросали в бассейн прямо в костюме и галстуке. Кроме того, провели очень серьёзные изменения в структуре предприятия: сократили технические службы, усилили финансово-экономический и юридический блок; ввели финансовую дисциплину, выделили приоритеты, снизили накладные расходы, перерегистрировали в отдельные предприятия сервисные службы, избавились от «натурального хозяйства», а главное, сосредоточились на «ядре» — на поиске, добыче, транспортировке и реализации нефти и газа.

К 1995 году «Пермнефть» получила первую прибыль и влилась в «Лукойл», а в 1996 году произошло ещё одно экстраординарное событие: компания была разделена на две части, границей стала река Кама.

В этом разделении была определённая государственная логика: так в середине 90-х годов решалась острейшая проблема региона — топливный дефицит. Власти договорились с Вагитом Алекперовым, президентом нефтяной компании «Лукойл», о том, что область будет бесперебойно снабжаться нефтепродуктами, но это было джентльменское соглашение. Создание региональной нефтедобывающей компании стало материальным подтверждением устного договора. Новая компания должна была закрыть все потребности региона и сформировать областной фонд для бартерных расчётов нефтью и нефтепродуктами при закупке необходимых области продуктов питания и товаров народного потребления.

— Создание ЗАО «Лукойл-Пермь» стало актом консолидации усилий Пермской областной администрации, губернатора — Геннадия Игумнова, нефтяной компании «Лукойл», президента — Вагита Алекперова и АО «Пермская финансово-производственная группа» в лице Андрея Кузяева, — зачитывал докладчик с трибуны доклад, посвящённый очередному дню рождения пермской нефти.

— Да поставил он нас уже перед фактом! — в сердцах перебил выступающего тогда генеральный директор «Лукойл-Пермнефть» Анатолий Тульников. — Нам деваться было некуда, у нас выход был только один — пойти Кузяеву навстречу.

В общем, всё было непросто тогда, в 1995 году, когда возглавляемые Андреем Кузяевым компании скупили блокирующий пакет ОАО «Пермнефть» — около 28% — и поставили вопрос об участии в управлении. Такого в России не было тогда ещё нигде.

— Но Вагит Юсупович Алекперов у нас человек мудрый, — так спустя годы прокомментировал председатель совета директоров НК «Лукойл» Валерий Грайфер эту ситуацию.

В других компаниях и регионах такие острые ситуации, как мы сейчас знаем, заканчивались по-разному. В Пермской области нефтяная компания «Лукойл» дала Андрею Кузяеву шанс показать себя.

Андрей Кузяев:

— Когда мы создавали АО «Лукойл-Пермь», в принципе, это был challenge, это было испытание, вызов. Я никогда до этого не руководил крупным промышленным предприятием, тем более что создавали его мы с нуля. Это была оболочка, в которую мы заводили основные производственные фонды, формировали корпоративную культуру, бюджетные, кадровые системы, систему управления инвестициями, формировали стратегию, отвечали на вопросы: какие цели, как их полагать. И когда мы сделали первые шаги, я помню, как Виктор Александрович Лобанов водил меня по нефтепромыслам и объяснял, что есть что: вот это шпунтик, вот это нефтепровод, это насосная станция, это база производственного обеспечения. И я с большой радостью внимал этому всему и изучал это все. Но в то же время происходил взаимный обмен: нефтяники-производственники были воспитаны в советской школе и главной целью всегда считали производственные показатели: больше нефти, больше инвестиций, больше освоения капитальных вложений. Мы же, наша команда шла с достаточно чёткими рыночными ориентирами и целями. Именно тогда, в 1996 году, мы и сказали, что для нас главная цель — это рост акционерной стоимости, измеряемой в netto-profit-volume (NPV).Тогда, я считаю, для нас был прорыв. Мы ответили себе на вопрос, что для нас ключевым результатом является не просто прибыль сегодняшнего дня, а накопленная прибыль в следующие десять лет. И что мы должны жить не только и не столько сегодняшним днем, сколько создавать растущую стоимость.

Очень скоро о ЗАО «Лукойл-Пермь» заговорили. Постепенно эта компания стала лидером по очень многим направлениям. Капиталовложения «Лукойл-Пермь» составляли на тот момент времени практически четверть всех производственных инвестиций в Пермской области. Объём кредитования достигал $100 млн в год. Кредитная история позволяла «Лукойл-Пермь» брать крупные долгосрочные займы в английских, голландских, немецких, австрийских и швейцарских банках под сравнительно низкий процент. Векселя ЗАО «Лукойл-Пермь», которые были рождены внутри ЗАО «Нефтьсинтезмаркет» — структуры, входящей в АО «ПФП-группа», стали общеобластным платёжным средством и имели хождение наряду с деньгами. Схема вексельного обращения впоследствии была перенята большим «Лукойлом». «Лукойл-Пермь» стал крупнейшим налогоплательщиком региона, в некоторые годы формируя областной бюджет чуть ли не на четверть.

Андрей Кузяев:

— В середине 90-х годов никто не знал, чем всё это закончится. Все эти перестройки, реформы, выборы Ельцина. Я читал предвыборные материалы коммунистической партии и помню, что там предлагалось: все, что свыше $34 тыс. на счетах, должно быть изъято в счёт государства. И очевидно, что в условиях, когда народ заговорил о том, что надо всё национализировать, продекларировать, то, что мы будем жить не текущим доходом, а долгосрочным, это был достаточно смелый шаг.

В 2003 году на рынке остался только брэнд «Лукойл-Пермь», как более мощный — к нему была присоединена компания «Лукойл-Пермнефть». Это и есть — орден, разновидность высшего признания.


Плюсануть
Поделиться