Залман Дайч: Еврейский общинный центр — не только для евреев, а для всех пермяков

Главный раввин Пермского края объяснил, в чём он видит свою миссию

Плюсануть
Поделиться
ЗалманДайч

— Первый вопрос: почему вы в Перми? Что вы здесь, грубо говоря, потеряли?

— Я здесь уже многое нашёл, но надо ещё много найти!

Насчёт того, как я оказался в России и почему именно в Перми — это довольно длинная история. Я из Иерусалима, раввин в 35-м поколении. Нас в семье 10 братьев и сестёр, и только трое остались в Израиле, а семеро уехали работать на благо еврейской общины в разные страны. Один из моих братьев — главный раввин Самарской области, другой работает в Бухаресте, а сёстры — в Аргентине и в США.

В России я впервые побывал в сентябре 1997 года — в Самаре. Вскоре после того как мой брат Шлома Дайч приступил там к работе, наступил праздник Рош-Ашана — еврейский Новый год, и я приехал на месяц помочь ему. Впоследствии я ещё неоднократно приезжал к брату в Самару, а также в другие волжские города — Саратов, Пензу, Сызрань.

В 2000 году в Иерусалим приехал главный раввин России Берл Лазар искать тех, кто готов работать на благо еврейской общины в российских городах, в которых нет постоянных раввинов. Берл Лазар уже был знаком со мной ранее и поэтому предложил мне поехать в Россию. Я был готов к этому разговору, так как ранее бывал в России, хотя у меня и остались в памяти разговоры из детства о «железном занавесе». Выбрать нужно было Омск или Пермь. Я выбрал Пермь. И вот я здесь со своей семьёй уже 13-ый год.

Сегодня я уже точно понимаю, что мы здесь «потеряли». Находясь здесь, с Б-жьей помощью мы смогли много сделать для живущих в Перми людей.

— А ваши корни — они не в России?

— Отчасти. Моя семья давно живёт на территории Израиля, уже восьмое поколение, но некоторые мои предки происходят из России, точнее из Белоруссии, которая входила тогда в Российскую империю.

— Ваше религиозное учение — ХаБаД Любавич — что это такое?

— Аббревиатура «ХаБаД» на иврите обозначает три слова — «мудрость», «понимание», «знание». Это религиозное течение, которое берёт начало в России, и до 1927 года его лидеры жили и руководили ХаБаДом из России. Нет более родного места для ХаБаДа, чем Россия. Раввин Шнеур-Залман из Ляды создал это учение на территории Российской империи. Я — его потомок в восьмом поколении.

Хасидуд в целом и ХаБаД в частности — это не отдельные религии, а всего лишь течения внутри одной реки под названием иудаизм, ортодоксальный иудаизм. Понимаете? Нет двух рек. Есть одна большая река иудаизм, а в ней — хасидуд и ХаБаД, и все течения направляются в одну сторону.

Хасидуд появился более 300 лет тому назад. Его целью было объединение еврейского народа, тех, кто соблюдает еврейские традиции, и тех, кто не совсем соблюдает; тех, кто более знаток Торы и еврейских традиций, и тех, кто менее.

ХаБаД — это философия, которая даёт понимание того, сколько у человека есть возможностей стать ближе к Вс-вышнему, насколько каждый индивид нужен обществу, в котором он живёт. Насколько он сам может отдавать себя обществу. Жить по философии ХаБаДа — это большая ответственность и радость одновременно. Можно показать людям путь самореализации, который они сами бы не нашли.

— В чём же разница между вами и учением, которого придерживается еврейская община, которая находится в старой пермской синагоге?

— Давайте начнём с того, что у нас общего. У нас общая Тора, в которой написаны правила, по которым мы живём. Можно взглянуть на праздник выноса Торы: в марте этого года был вынос Торы у нас, в ноябре выносили Тору в старой синагоге. Мы все пришли друг к другу отмечать этот праздник вместе. Шабат и все еврейские праздники, конечно, мы соблюдаем по одним и тем же правилам. В конце концов, Тора у нас одна!

Внутри еврейской жизни всегда было много разных философий. Вот один маленький пример: в иудаизме есть две важнейших заповеди, связанных с отношением к Б-гу, — любить Б-га и бояться его. Куда ставить акцент? Любить или бояться? В ХаБаД на этот вопрос отвечают, что акцент надо ставить на любви к Б-гу. Главная книга ХаБаДа — «Тания» — учит, как любить Б-га и через это бороться со своими недостатками. Этот путь влияет на человека, помогает ему соблюдать правила жизни и помочь другим людям через радость.

Вполне возможно, что в других еврейских организациях, в том числе и в Перми, есть другая точка зрения на этот тонкий философский вопрос, которая им ближе. Евреи всегда любили философствовать на темы отношений с Б-гом...

— Какая цель у ХаБаД в Перми?

— Максимально помочь нуждающимся — и материально, и духовно.

Для того чтобы понять, насколько нужна духовная помощь пермским евреям, надо посмотреть на историю еврейских общин в странах Европы и России в целом, и в Перми в частности.

Чтобы читателю было понятней, приведём пример. Семь лет назад, когда мы начали восстановительные работы на старом пермском еврейском кладбище на Егошихе, мы обнаружили, что самым старым могилам здесь около 150 лет. Надгробные надписи на плитах 100-150-летней давности — только на иврите. Этот интересный факт доказывает, что здесь жили люди, очень близкие к еврейской традиции.

По еврейским законам, на надгробной плите пишется не только имя и даты: обязательно нужно обозначить, чем занимался человек в жизни — его профессию и даже хобби, написать, чем он отличился. Благодаря этим надписям ещё лучше видно, сколько пермских евреев были близки к своим традициям и корням. Но потом, когда уже появляются первые плиты на русском языке, а ещё позже — только на русском языке, мы понимаем, что пермские евреи ушли от того пути, по которому шли раньше. Человек, который знает историю этих лет, отлично понимает, что не по своей воле люди ушли от этих традиций и от соблюдения Торы.

Но более 20 лет, слава Б-гу, идёт обратный процесс: на территории бывшего Советского Союза, в том числе и в Перми, мы чувствуем полную поддержку властей, людям дают возможность исполнить свои национальные и культурные традиции.

Кроме этого, мы оказываем разные виды материальной помощи. Приведу самый свежий пример. В конце ноября и начале декабря весь еврейский народ праздновал Хануку. Кроме шести разных мероприятий, которые мы провели, мы начали новую акцию «Дарите свет», цель которой — поддерживать пожилых и одиноких людей. Много членов нашей общины обошли более 100 адресов пожилых людей, ветеранов, инвалидов, принесли им подарки к празднику, поделились теплом своих сердец. Мы смогли научить разных людей разных возрастов проявлять заботу о нуждающихся. Эта акция будет продолжена, люди получат возможность снова встретиться с этими же нуждающимися, поздравят их с днём рождения и другими праздниками.

Цель ХаБаД в Перми — помочь этому процессу, насколько это возможно, насколько нам хватает сил, финансовых возможностей и других ресурсов.

Тора
«Тора у нас одна!» (Владимир Гурфинкель, Борис Мильграм и Залман Дайч)
Фото: Сергей Копышко

— Как вам кажется, ваше пребывание в Перми плодотворно?

— Конечно, в эти годы мы смогли много сделать. Создали школу — детский сад с этнокультурным еврейским компонентом образования. Проводим много разных культурных мероприятий и акций помощи людям, материальной и духовной.

Но у нас по-прежнему много планов, которые помогут развивать нашу деятельность на благо Перми и Пермского края.

— После перестройки в Пермь и вообще в Россию поехало очень много религиозных миссионеров, в основном, конечно, христианских. Всевозможные баптисты, «свидетели», сайентологи, «Церковь Надежды»... Появились новые течения и в мусульманстве. Их деятельность зачастую воспринимается как разрушение традиционных ценностей. В этом контексте многие рассматривают и ХаБаД Любавич. Ваши критики противопоставляют вас традиционной общине, говорят, что вы — сектанты...

— Кто? Кто так говорит?!

— Ваши критики.

— Критики? Для того чтобы стать критиком любой темы, тем более иудаизма, надо быть специалистом в этой области. Если есть критик, который так говорит, я могу только сомневаться в его компетентности.

Я хочу подчеркнуть, что сегодня ХаБаД — это самая мощная, самая серьёзная организация еврейского мира, на всём земном шаре насчитывается более 1,5 тыс. мест, где работает ХаБаД. За 20 лет своего пребывания в России ХаБаД начал работать почти в 200 городах. В десятки городов Российской Федерации приехали мои коллеги, посланники Любавичского Ребе на постоянное место жительства. Весь этот процесс возглавляет главный раввин России Берл Лазар.

Говорить, что ХаБаД — это секта, нельзя. Тогда, может быть, все религии — это секта?

В Перми мы живём и работаем в рамках законов Российской Федерации. Конечно, как и любую другую российскую организацию, нас регулярно проверяют. Мы 12 лет работаем в Перми, в самом центре города, и у нас всегда открыты двери. Если есть сомневающиеся в нашей деятельности — пусть приходят и сами посмотрят. Я вам обещаю: сомневаться они перестанут. Они поймут, что мы работаем правильно.

Мне очень хочется подчеркнуть, что мы ни в коем случае не занимаемся миссионерской работой, не принуждаем людей принимать иудаизм. Скорее, наоборот. Мы не должны, по еврейским правилам и традициям, заниматься этим вопросом.

— Почему же в Перми две еврейские общины?

— На самом деле нет двух общин. Община — это объединение людей. А еврейская общность в Перми — одна. Но на территории города Перми работает несколько еврейских организаций. Понятно, что между ними есть конкуренция. Но это же хорошо!

Это очень хорошо видно на еврейских национальных мероприятиях, которые каждая организация старается проводить как можно более правильно и интересно, чтобы привлекать больше людей. И каждый сам решает, в какой праздник, куда ему пойти.

За эти 12 лет, которые я живу в Перми, я не видел, чтобы какая-то еврейская организация помешала работать другой еврейской организации. Каждая знает своё направление и старается лучше его реализовать.

Недавно в Перми отмечалось 100‑летие здания синагоги. На мой взгляд, это событие важно для каждого жителя Перми, и тем более для каждого еврея. Разумеется, что и я сам участвовал в этом мероприятии. И звал с собой других людей, объяснил другим членам общины важность участия в этом мероприятии.

Я приехал из Иерусалима, а в нём множество еврейских организаций, и ни одна не переживает из-за того, что за углом находится такая же организация, которая занимается тем же самым. Пусть и в Перми открывают ещё еврейские организации! Лишь бы это было в рамках традиционной еврейской жизни. Вот главное.

— Если в Перми уже есть синагога и вы можете в ней молиться, зачем вам строить ещё одну синагогу?

— Единственную в Перми синагогу построили 100 лет тому назад. Я сам первые два года пребывания в Перми ежедневно ходил туда помолиться, и это здание, и организация, которая в нём находится, приносят много пользы для иудеев Перми. Но цель нашего будущего строительства — построить не религиозный центр, а Еврейский общинный культурный центр, который станет центром еврейского общения и досуга. Пермским читателям, может быть, трудно объяснить, что такое Еврейский общинный центр, так как они не видели ничего подобного. Несколько месяцев назад я побывал в Новосибирске. Какой там великолепный центр! И я понял, что и Перми нужен такой же.

— А в чём тогда загвоздка с этим строительством? В чём проблема?

— Этой зимой как раз будет 10 лет, как мы начали искать земельный участок, когда мы впервые поняли важность и необходимость такого строительства и впервые высказали эту идею губернатору Пермской области Юрию Трутневу. Он нас поддержал и попросил написать письмо мэру Перми Аркадию Каменеву. Мы написали письмо, встретились, тогда и стартовала эта история.

Мы смотрели разные участки земли, но для нас главное при выборе участка — транспортная доступность. Многие члены общины — пожилые люди и инвалиды, им трудно добираться с пересадками. И им больше всех нужно общение. И детских мероприятий в течение года мы проводим немало. Поэтому нам нужно место, доступное для общественного транспорта. Но город Пермь построен так, что центр исторический, административный и географический совпадают. Конечно, это усложняло процесс, но мы получили поддержку от всех губернаторов края, мэров и сити-менеджеров, так как все понимают, что это необходимо и важно для Перми и для тех, кто интересуется историей и традициями еврейского народа. После долгих поисков мы остановились на участке земли в Разгуляе, который нам выделил город.

Здание для Еврейского общинного центра в Перми мы построим. И надеемся, что скоро начнём. И когда в Перми будет построен этот центр, он будет доступен для всех желающих.

— Если вам город выдал земельный участок, то почему вы до сих пор не начали стройку?

— Этим летом вдруг небольшая группа людей подняла шум вокруг общественных слушаний. Мне до сих пор непонятно, почему. За всё время моей жизни в Перми никогда не было ничего подобного. Я уверен, что в Перми живут дружелюбные люди.

Ни одна претензия к нам не имеет под собой никаких оснований. Такие же еврейские общинные центры строятся во всех крупных городах России. Всё это благодаря руководству страны и взглядам президента РФ Владимира Путина, который поддерживает позицию, что все народы и национальности, живущие на территории Российской Федерации, имеют право на существование и могут развивать свои традиции. Я более чем уверен, что это общее мнение считает верным и губернатор Пермского края Виктор Басаргин.

Все вопросы, которые возникли, — решаемы. Я надеюсь, что в ближайшее время мы поставим точку в решении этого вопроса. Ни капли не сомневаюсь, что Пермь — по-настоящему цивилизованный и толерантный город.

Я живу в Перми со своей семьёй уже 13‑й год. Мы много успели сделать за это время. У нас ещё много планов. Всегда мы чувствовали поддержку власти и жителей города. На всех этапах жизни случаются разные моменты, но, как учили нас мудрецы: «Любой спуск мы совершаем ради подъёма». Всё это — ради улучшения путей развития, всё — на благо людей, которые живут и работают в нашем городе.


Плюсануть
Поделиться