«Мы говорим, но нас не слышат»

Плюсануть
Поделиться

В рамках седьмого Пермского экономического форума состоялось выездное заседание Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Общественные деятели в очередной раз констатировали разобщённость власти, бизнеса и общества, а также указали чиновникам на слишком быстрые темпы реформ, за которыми население не поспевает.

Пленарное заседание совета открыло «взрывное» выступление директора Пермского центра «Грани» Светланы Маковецкой.

По её мнению, в конце 1990-х в Перми удалось создать устойчивые механизмы взаимодействия гражданских организаций и органов власти, и пиком этого взаимодействия стала деятельность по созданию Устава Пермского края в 2007 году, активное участие в которой принимали гражданские организации. «Однако в последние три года произошла резкая смена тенденций. У нас есть то, за что боролись: каскады гражданских экспертиз и контролей, «круглый стол» на любую тему, куда можно пригласить любого чиновника. Можно вывесить на столбе портрет губернатора. У нас не разгоняют несогласных и т. д. Но ни одно решение не принимается гласно», — заявила Маковецкая.

Позже к этому тезису вернутся участники одного из «круглых столов», проведённого в рамках заседания совета. На реплику члена Совета при президенте РФ Валентина Гефтера о том, что «в Пермском крае свобода слова всё-таки есть», председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев ответит: «Когда в стране нет института репутации и когда чиновник не знает, что такое позор и стыд, свобода слова бессмысленна. Мы говорим, но нас не слышат».

По словам Маковецкой, в Пермском крае, как и в России, изменился характер взаимодействия общества, бизнеса и власти — он приобрёл бюрократический характер.

При этом было отмечено, что включаться в модернизационное просвещение должны гражданские активисты, чтобы объяснять, например, пенсионерам или детям в сельских школах, что такое портал Gosuslugi.ru, в то время как у государства не хватает на это времени, и вообще оно — «плохой ньюсмейкер». Сейчас, по словам Маковецкой, между населением и властью большой разрыв: «Уходят площадки для разговора, наблюдается ненависть по отношению к общению».

В качестве примера она привела возникновение языковых барьеров. Люди интересуются: «Так роддом ближе будет или дальше?», а им отвечают: «Вы что, против оптимизации»? Люди спрашивают: «Вы поймите правильно, мы в смысле здоровья, это справедливо будет или нет?», а им отвечают: «Вы про фондодержание читали или нет?»

«Если вы проводите реформы, которые могут быть устойчивы только тогда, когда люди понимают, как ими воспользоваться, люди должны включить их в свою жизнь. А включить в свою жизнь фондодержание невозможно», — заключила Маковецкая.

Отвечая на вопросы после своего доклада, директор центра «Грани» заявила, что Пермь — пригодная площадка для модернизации. «В этом смысле мы выдержим и не такие эксперименты», — подчеркнула она.

Затем в разговор неожиданно включился глава администрации губернатора Пермского края Фирдус Алиев, обратившийся к Маковецкой с вопросом: «Правильно ли я понимаю, что мы двигаемся очень быстро, и население за нами не успевает?» — «В некоторых случаях очень быстро. Догнавшее население в итоге будет сопротивляться даже тому, что вроде бы направлено на их интересы. Более того, в некоторых случаях власть идёт в одну сторону, а население — в другую».

«Правильно ли я понимаю,— продолжал диалог Алиев, — что здоровый консерватизм в проведении реформ в вашем представлении необходим?» — «Не совсем так, но вы почти нащупали то, что я говорила. Жаль, что я вас первый раз вижу в жизни». В ответ в зале раздался хохот. «Ну, просто бывают публичные главы администраций, а бывают — непубличные. У нас вот такой, — пояснила Маковецкая, вероятно, для москвичей. — Думаю, речь идёт не о здоровом консерватизме, думаю, что есть более радикальные способы проведения реформ, я бы назвала это медленными реформами, в отличие от фастфуд-реформ.

По мнению Алиева, нет никакого исторического опыта, ссылаясь на который, можно точно сказать, что «одна реформа должна идти с такой скоростью, а другая может быть приторможена». «Это всегда путь ошибок и путь определённых достижений. Я вам не оппонирую, а скорее приятно удивлён, что мы слишком торопимся», — заключил глава губернаторской администрации. Маковецкая, в свою очередь, резюмировала: «В каком бы темпе, даже самым быстром, ни шли реформы, ответственный модернизатор не плодит сопротивление там, где нужно выращивать партнёра».

Вторым докладчиком в рамках пленарного заседания был Игорь Аверкиев. Своё выступление он посвятил теме прямых выборов первых лиц как основе общественного согласия и доверия между властями и населением в России. Рассказав о негативных последствиях, к которым может привести их отмена, он предложил президентскому совету выступить перед Дмитрием Медведевым с инициативами о возвращении губернаторских выборов и о прекращении политической кампании по ликвидации прямых выборов глав городов и поселений. При этом председатель Пермской гражданской палаты предложил возвращать выборы губернаторов через региональные референдумы, поскольку не исключил, что «в России могут быть регионы, население которых предпочтёт сохранить назначение губернаторов президентом».

Большинство участников дискуссии поддержали Аверкиева, отметив необходимость вернуть прямые выборы и обратиться через совет к президенту. Разговор приобрёл неожиданный поворот, после того как в него включился депутат Пермской городской думы Максим Тебелев.

«А вы не пробовали обратиться к депутатам Госдумы, которые приняли закон, позволивший конкретно в Пермском крае уже дважды снять всенародно избранных глав путём вмешательства губернатора? — обратился Тебелев с вопросом к Аверкиеву. — Требовать от депутатов городской думы вернуть всенародные выборы — это хорошо и забавно, позволяет брошюры издавать. Вот только истинные источники нужно искать где-то на другом уровне. Мы говорим о введении повсеместной «вертикали», а потом начинаем обращаться к депутатам гордумы».

Ещё одна реплика Тебелева касалась инициативы по поводу проведения региональных референдумов: «Я бы сам с удовольствием сходил на референдум. Но если бы его действия строго выполнялись, думаю, мы бы и сейчас жили в Советском Союзе. Последний референдум, который успели провести, показал всенародную поддержку СССР как политического образования, что не помешало Союзу благополучно развалиться через пару месяцев».

Игорь Аверкиев ответил на ироничный вопрос Тебелева лаконично: «Я человек прагматичный и занимаюсь только тем, что имеет смысл. Повлиять на депутатов гордумы, чтобы они приняли решение на местном уровне, я могу, а на Госдуму — нет».

Обозначив на пленарном заседании основные направления работы, его участники разделились на две группы: первая более детально обсуждала проблемы местного самоуправления, а вторая — участие гражданского общества в реформах на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Подводя итоги работы первой группы, Татьяна Марголина сообщила, что обсуждение в основном свелось к качеству реформирования местного самоуправления с точки зрения возможности участия в этом процессе населения. Наряду со множеством предложений, которые участники этого «круглого стола» подготовили для того, чтобы Совет представил их президенту, она выделила инициативу о создании коммуникативных площадок не только для муниципальных служащих (которые есть уже сейчас — например, советы муниципальных образований), но и для общественного самоуправления.

Подведение итогов работы второй группы член Совета при президенте РФ Сергей Воробьёв начал словами: «Я с волнением узнал, какое количество реформ проводится в Перми, и о том, что гражданскому обществу, к сожалению, никак не удаётся в них участвовать». Его резюме было кратким: «Главное, что я почувствовал, это ощущение, что ещё чуть-чуть — и будет озлобление».


Плюсануть
Поделиться
Loading...