Неопермский период

Плюсануть
Поделиться

Владислав Шулаев, заместитель генерального директора коммуникационного агентства АГТ (Москва)

Последние месяцы проходят под флагом интенсивного создания инновационной структуры страны. И это шанс для Пермского края получить дивиденды со своего увлечения в последнее десятилетие различными нововведениями. Впрочем, эксперименты в сфере культурной политики не всеми признаются за инновации. И в этом игнорировании можно услышать эхо давних противостояний «физиков» и «лириков». Ведь чаще всего инновации понимаются, причем на самом высоком уровне, преимущественно как IT и нанотехнологии, хотя Пермский край и в таком понимании — тоже в первых рядах. Пермь, например, одним из первых регионов стала «опорным краем» корпорации «Роснано», а два ее вуза — ПГТУ и ПГУ — получили статус национальных исследовательских.

Вообще, город или регион, который встает на путь инновационного — «физического» или «лирического» — развития, обязан ставить одной из главных целей не только производство инноваций, но и выращивание, удержание и привлечение талантов и инноваторов. А это значит нужно создавать для них необходимую жизненную среду. Причем в характеристику требуемой для инноваторов жилой среды входит не только комфорт, но и драйв, энергетика, наличие креативной среды, пространства для общения и т. д. Чтобы выполнить эти требования инновационного сословия, необходимо научиться создавать в городе и регионе источники социальной энергии — выявлять, «распаковывать», закреплять в материальных объектах и пространственных решениях.

Максимально быструю отдачу от работ по изысканию социальной энергии логично получить в нематериальной среде — знаковой и коммуникационной. Собственно, именно эти работы в Пермском крае и начались. Их можно укрупненно представить в виде ряда проектов.

«Культурная столица»

На пятом Пермском экономическом форуме (сентябрь 2009 года) министр культуры Пермского края Борис Мильграм заявил о намерении реализовать культурную стратегию. Сначала была выбрана статусная цель — стать «культурной столицей России». Сравнительно быстро целью стало получение звания «культурной столицы Европы», причем 2016 года, что влечет за собой включение в одноименный общеевропейский проект.

Шесть лет назад на страницах «Нового компаньона» (№42 (335) от 16 ноября 2004 года) ваш покорный слуга также предложил выбрать в качестве стратегического проекта «Пермь — культурная столица Европы», но только 2023 года. Дело в том, что европейские культурные столицы расписаны до 2019-го. А в 2023 году исполняется 300 лет городу Пермь и 700 лет Великой Перми (со времени упоминания в летописях, как это отсчитывается у Москвы), что в России дает право на ударное бюджетное обеспечение программ реконструкции города.

В свое время ни Санкт-Петербург, ни Казань не успели заблаговременно внести свои юбилеи в долгосрочный календарь Европы, что серьезно ослабило эффект международного (и прежде всего туристического) внимания. Судя по всему, из-за позднего старта не собрал нужных стратегических дивидендов и Ярославль со своим тысячелетием в 2010 году. Поэтому 2023-й — по-прежнему, на мой взгляд, оптимальный срок для выращивания в себе значимого города Дальневосточной Европы и полноценной самопрезентации.

«Футбол»

Возвращаясь к эпохальному выступлению Бориса Мильграма, нужно вспомнить, что в качестве примера городов, реализовавших культурную стратегию развития, были названы Манчестер, Барселона и Милан. Да, эти города — общепризнанные культурные лидеры и законодатели мод в социальных инновациях. Однако они же — однозначные лидеры и в футбольном мире. Более того, клубы именно этих городов стали победителями европейской Лиги чемпионов последних трех лет.

То же соответствие можно найти и у развивающихся российских регионов, так что, возможно, футбол — своеобразный маркер территорий, благоприятствующих социальной инноватике. Если верить турнирным таблицам, помимо Москвы, это — Казань, Пермь, Самара, Санкт-Петербург, Московская область, Томск, Новосибирск, половина вновь образованного Северо-Кавказского округа плюс Ростов и Краснодарский край, рвущийся в премьер-лигу аж тремя командами.

Футбольные успехи объясняются не только и не столько вкладываемыми финансами. Создание суперклубов обязательно требует высокого уровня согласия и сотрудничества в региональной элите, значительного числа амбициозных, патриотично настроенных «пассионариев», взаимопонимания властей, общества, бизнеса и СМИ, развитой городской среды, инфраструктуры, образовательных (выращивающих) технологий, сильной маркетинговой сферы, известной степени социального оптимизма.

Более того, по мнению общероссийской футбольной общественности, пермский «Амкар» представляет собой наиболее эффективную модель российского футбольного клуба, где расходы и доходы между собой связаны, а селекция и мотивация тренеров и футболистов вызывает безусловное уважение. Но по непонятной причине Пермь не попала в число 15 городов российской заявки на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018 или 2022 году. Если заявка России победит, то Пермь в этом случае, безусловно, проиграет хотя бы относительно своих соседей по Урало-Приволжскому региону — Казани, Самары, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода и Саранска, которые в этой заявке есть и которые в связи с этим будут объектами для колоссальных инвестиций.

«Интернет»

Как предрек в последний день весны третий президент России, «грядет эпоха возвращения непосредственной демократии», имея в виду стремительное повышение роли онлайн-коммуникаций. В пермском сегменте Рунета горячее дыхание этой эпохи уже чувствуется. Пермские интернет-сайты и в начале 2000-х годов были достаточно развиты. А появление губернатора-блогера просто значительно ускорило процесс интернетизации. Достаточно сказать, что по числу чиновников, ведущих свой блог в «Живом журнале», Пермский край, пожалуй, на первом месте.

По идее, интернетизация общественной и государственной жизни должна приносить несомненную пользу людям в виде повышения обоснованности принимаемых решений, оперативности и качества предоставляемых услуг. Пока только нет способа измерить это влияние.

«Интернет и жизнь»

Если бы в стране определялся лучший проект года, то в число номинантов за 2009-й, на мой взгляд, должен был бы обязательно попасть проект «Объединенная система данных о населении «Поколения Пермского края» (www.pokolenia-permkray.ru/). Уникальность этого проекта в том, что на федеральные деньги тысячи местных жителей, испытывающих трудности с занятостью и желающих временно принять участие в оплачиваемых общественных работах, впервые в стране оцифровывают региональный архив. На данный момент в систему загружено более 150 тыс. записей из метрических книг.

В этом проекте много примечательного и инновационного. Помимо создания замечательной генеалогической базы региона и активизации нового поколения «надомников»-фрилансеров, происходит, например, реабилитация понятия «общественные работы». Раньше оплачиваемые общественные работы воспринимались исключительно как уборка территории, в лучшем случае — социальный уход. А тут — вполне квалифицированная и престижная работа.

Другим примечательным в этом проекте является то, что сделан он на платформе, на которой реализован крупнейший российский публичный архив персональных данных — объединенная база «Мемориал» (www.obd-memorial.ru), в рамках которой отсканировано и предоставлено в интернет-доступ около 12 млн листов архивных документов Министерства обороны РФ.

Другими словами, эта платформа является крупнейшей в России и может стать стандартом для создания таких архивов и даже, возможно, оцифровки всех архивов страны и обеспечения к ним всеобщего доступа. Пермь, заметьте, в этом случае будет одним из основоположников этого стандарта.

«Пермская диаспора»

Глубоко ошибочно предполагать, что город или регион в XXI веке имеют географические границы одноименной территории. Пермякам эта ошибка не свойственна. Начиная от «Перми Великой», в которую при желании можно включить любую географическую точку на планете, заканчивая Пермским землячеством (московским, прежде всего), которое по своей популярности многократно превосходит остальные.

Включение в общие дела своих эмигрантов в другие страны, города и веси — это ресурс, к которому начинают обращаться российские территории в обостряющейся конкурентной борьбе. У Перми здесь очевидно есть стартовое преимущество.

«Глобальное позиционирование Перми»

Самые горячие споры вызывает проектная деятельность в сфере современной культуры и дизайна Перми. То, что эти споры есть, свидетельствует о здоровой среде для модернизации и инновации, которым необходима конструктивная оппозиция и «переговорные площадки». Но если мы говорим о глобальной индивидуальности Перми и Пермского края, то спорная часть культурной политики краевых властей — это только часть общего представления края и города в российском и мировом культурном контексте. Творчество писателя Алексея Иванова, например, также обладает существенной ролью в процессе формирования образа Перми.

Благодаря многолетней работе по осмыслению текста Перми, ее истории и метафизике у города и края есть серьезные гарантии удержания соответствия внешнего и внутреннего образа Перми, предотвращения появления инородных нежизнеспособных социальных конструкций. Но при этом, в условиях нарастания гонки «коммуникационных вооружений» между регионами и целыми странами, по-прежнему нужны значительные осознанные усилия по созданию в отдельно взятом российском регионе коммуникационного пространства, отвечающего требованиям XXI века, в том числе глобальности, интерактивности, индивидуальности. И надо полагать, что перечень инновационных проектов в коммуникационной сфере Пермью далеко не исчерпан.


Плюсануть
Поделиться
Loading...