Божественный балет Востока

Поделиться

Строго говоря, 20‑летие конкурса «Арабеск» следовало бы праздновать в 2006‑м году. Ведь конкурсы, организованные обществом любителей балета «Арабеск», проходят в Перми с 1986 года. Однако два раза «Арабеск» был вписан в программу «Дягилевских чтений» и лишь в 1990 году получил самостоятельность. Наверное, поэтому нынешний «Арабеск» считается юбилейным. Тогда же, в 1990‑м, в качестве художественных руководителей конкурса в Перми появились Екатерина Максимова и Владимир Васильев. С тех пор «Арабеск» проводится каждый четный год и начинается строго 18 апреля — в день рождения Владимира Васильева. Все эти годы он был его художественным руководителем, а Екатерина Максимова — председателем жюри.

От юбилейного конкурса многого ждали, и он не обманул ожидания. Во-первых, впервые в отдельную группу номинаций был выделен конкурс современной хореографии, и он оказался весьма результативным; во-вторых, «Арабеск-2010» четко обозначил облик нового героя мирового балета: был вручен Гран-при имени Сергея Дягилева — всего второй раз за историю конкурса и через 18 лет после присуждения его первый раз.

На открытии «Арабеска» чествовали его художественного руководителя: Владимиру Васильеву исполнилось 70 лет. В честь этого события жеребьевку и представление жюри впервые исключили из программы торжественного открытия и провели в рабочем порядке — пораньше, днем, а вечером был только танец — три одноактных балета в постановке юбиляра.

Кастинг «Сказки о Балде», поставленной Васильевым в Пермском академическом театре оперы и балета, выглядел многозначительно: в ведущих женских ролях выступали нынешние конкурсантки Евгения Ляхова и Ксения Барбашева, а заглавную партию исполнял солист Большого театра Морихиро Ивата — легенда «Арабеска», тот самый танцовщик, который получил Гран-при конкурса 18 лет назад. Все выступали с большим подъемом, очень живо, Ивата выдавал фирменные высоченные прыжки — словом, начало конкурса стало энергичным и многообещающим.

Во втором отделении был показан балет Большого театра «Заклятие рода Эшеров» с настоящими «звездами» — Дарьей Хохловой и Яном Годовским. В нем особенно эффектно смотрелся мужской дуэт «черного» Годовского и «белого» Владислава Лантратова. Наконец, для третьего отделения заготовили главную интригу вечера: премьеру хореографической миниатюры «Баллада» на музыку Шопена, в которой партнером Дарьи Хохловой был сам Владимир Васильев, а вместо музыкальной «фанеры» аккомпанировала танцовщикам вполне настоящая Екатерина Мечетина, играющая на рояле прямо на сцене.

Разумеется, Васильев уже не танцовщик. Каким он был — зал тоже видел: был показан фильм, состоящий из фрагментов его знаменитых ролей. А в юбилейной миниатюре Васильев предстал скорее поэтом, художником, чрезвычайно чувствительным и интеллигентным творческим человеком, который в пластических образах выразил тоску по юности, любви и красоте и смирение с неизбежностью старости.

Ритуальная поздравительная часть юбилейного вечера была сведена к минимуму и печально контрастировала с творческой. Единственным из первых лиц, кто удостоил Владимира Васильева поздравлением с юбилеем, был и. о. председателя правительства Пермского края Валерий Сухих, который явно оказался не готов к своей роли. Он как будто прибежал на сцену прямиком с дачи — в пузырящихся на коленях джинсах и без галстука, путающийся в словах. Зрители, среди которых было немало поклонников Васильева, знающих, как много значит то, что народный артист СССР и России вот уже 20 лет предпочитает отмечать день рождения в Перми, испытали неловкость.

Может быть, поэтому Перми так не повезло на конкурсе? Но это уже мистическое предположение… На самом деле конкурс на этот раз был удивительно сильным. Это было видно даже по заключительному гала-концерту, на который постарались собрать лучшие номера и лучших исполнителей «Арабеска».

Программа концерта закрытия была приятно разнообразной. Здесь были и дежурные конкурсные номера, которые есть на каждом «Арабеске» — вариации Филиппа из «Пламени Парижа» Асафьева, вариации Эсмеральды из одноименного балета Пуни; большие парадные па-де-де — из «Щелкунчика», из «Спящей красавицы». Но было на удивление много номеров современной хореографии. Поскольку в этом году впервые вручался пакет призов в этой области, на конкурс прибыло 49 номеров, поставленных специально для «Арабеска». Количество само по себе впечатляет, к тому же, были среди конкурсных работ и вполне качественные.

Лучшим хореографом конкурса был признан Раду Поклитару, что, наверное, предсказуемо. В его шуточной миниатюре Con tutti instrumenti на музыку Сальери герои меняются местами — точнее, масками, плутуют и дурачатся. Киевские танцовщики Ольга Кондакова и Алексей Бусько за этот номер были признаны лучшими исполнителями современной хореографии, и справедливо: они показали совершенно особое отношение к изобразительным возможностям человеческого тела, нехарактерное для классического балета.

Второй приз за оригинальную хореографию разделили главный балетмейстер Пермского академического театра оперы и балета Алексей Мирошниченко и Ирина Сергеева из Санкт-Петербурга. «Ноктюрн» — миниатюра Мирошниченко на музыку Леонида Десятникова — смотрелся очень красиво и трогательно в исполнении пермских артистов Ксении Барбашевой и Александра Таранова, но истинный успех у публики заработало «Танго «Магнолия» Ирины Сергеевой, исполненное Евгенией Штаневой и Ильей Зайцевым. Бомжи, роющиеся в мусоре, находят пеструю гавайскую рубашку и яркий сарафанчик, надевают их и, почувствовав себя в иной жизни, сбрасывают разношенные бомжовские кроссовки и отплясывают танго под песню Вертинского «В бананово-лимонном Сингапуре».

Особым смыслом была наполнена миниатюра «Гоги» на знаменитую мелодию Джона Уильямса из фильма «Список Шиндлера». Хореограф из Санкт-Петербурга Юрий Петухов, в прошлом — популярнейший пермский характерный танцовщик, посвятил ее памяти Георгия Алексидзе. Понять все подтексты, заложенные в танце, можно только, если знаешь историю Алексидзе: в день премьеры своего главного балета «Сапфиры», посвященного тезке, коллеге и соплеменнику Джорджу Баланчину, Алексидзе подвергся нападению хулиганов и был жестоко избит. Многочисленные операции поставили его на ноги, но четыре года спустя хореограф умер, не дожив до 69 лет.

Герой пронзительно драматичной миниатюры Петухова — немощный калека, который старается прорваться сквозь свои недуги. Отчаянно изломанное тело пытается промчаться по сцене в лезгинке. Преодолев себя, герой буквально взлетает над сценой в немыслимых прыжках — и умирает. За исполнение этого номера петербургский танцовщик Нуржан Кулыбаев — очень светлый, полный какой-то светящейся харизмы — получил приз Федора Чеханкова «Вдохновение» за актерское начало в танце.

Если конкурс современной хореографии принес много приятных сюрпризов, то в основном — классическом — конкурсе было не меньше разочарований. Больше всех расстраивались пермяки: из девяти пермских конкурсантов ни один не стал лауреатом. Правда, студент хореографического колледжа Дмитрий Бяков получил диплом, приз зрительских симпатий и еще кучу всевозможных призов, смысл которых сводится к одному: самый перспективный участник. Юноша с большим будущим, но в настоящем еще недостаточно хорош, чтобы стать лауреатом. Ксения Барбашева не дошла до третьего тура, многие наблюдатели высказывали недоумение по этому поводу. Ее партнер Александр Таранов стал дипломантом, как и Евгения Ляхова, которая вопреки всему все-таки получила приз.

«Арабеск» — единственный в мире балетный конкурс, на котором работает жюри прессы. И оно признало пермскую танцовщицу лучшей, вручив ей свой приз.

Лариса Барыкина, балетный критик, член экспертного совета национальной театральной премии «Золотая маска», член жюри прессы «Арабеска-2010»:

— Для меня Ляхова была лучшей на этом конкурсе. Всегда интересно смотреть, как она танцует: естественная, разноплановая, внутренне очень гармоничная и технически точная. В том, что она не оказалась в числе лауреатов, я вижу очевидное доказательство ущербности «балльной» системы оценок. Все признают, что Ляхова выступила очень ярко. Но подсчитали баллы — и прослезились. Когда в основе оценки голая математика, балет превращается в голый спорт.

Выступления большинства лауреатов на гала-концерте закрытия конкурса выглядели как доказательство этого мнения. Лауреат второй премии Светлана Бедненко (Украина) в вариациях Эсмеральды, которые должны быть наполнены цыганской гибкостью и обольстительностью, выглядела как ходячая машина, примерно как и лауреат первой премии Анна Оль из Красноярска в па-де-де из «Спящей красавицы». Последняя станцевала все па-де-де, ни разу не улыбнувшись и вообще не показав никаких эмоций. К тому же ее партнер Вячеслав Капустин был… Написать «никакой» будет как-то не вполне грамотно, зато очень точно.

Правда, надо признать, что в мужском балете спортивный подход дает неплохие результаты. Танцовщики из Казахстана Айдос Закан (первая премия) и Нурлан Конокбаев (вторая премия) показали не просто сумму красивых прыжков. В их выступлениях была внутренняя сила, драйв, порыв, жизненная энергия, передающаяся залу. Зрители, которые на выступлениях лауреаток ограничивались вежливыми аплодисментами, лауреатов-мужчин проводили овациями.

Но тут мы уже касаемся главной темы «Арабеска-2010» — восточной. Если бы не Восток, не было бы на юбилейном конкурсе сенсации.

Артисты из Южной Кореи и Японии выглядели среди конкурсантов как персонажи ретро-кино. На церемонии награждения, куда многие лауреаты и дипломанты умудрились явиться в джинсах, майках и спущенных подтяжках, они были в строгих костюмах с галстуками, а девушки — в темных платьях и скромных туфельках без каблуков. В них чувствовалось уважение к конкурсу, к балету и к себе как участникам этого таинства. И все же зрители церемонии награждения ни за что не могли бы догадаться, что за этими скромными одеждами, худенькими фигурками и непроницаемыми восточными лицами скрывается такое глубокое понимание танца, такое чувство гармонии и невероятная красота. Красота во всем — в телах, в движениях, во взглядах, во взаимоотношениях на сцене, в глубоком проникновении в суть танца.

Первое отделение концерта завершалось выступлением корейской пары Сэ Ён Квон и лауреата третьей мужской премии Юн Шик Кима, которые исполняли номер современной хореографии «Больше, чем ненависть». Это было очень впечатляющее прощание перед антрактом — энергичное, брутальное и в то же время трогательное. В танце, исполненном в бешеном темпе с потрясающей синхронностью, корейцы не просто выполнили серию оригинальных па — они рассказали историю мужчины и женщины, полную психологизма.

Но это были «цветочки». Первое потрясение зрителей ждало ближе к финалу концерта, когда японская пара Саяка Такуда и Сёма Икемото (оба — лауреаты первой премии) исполнили па-де-де из «Пламени Парижа».

Лариса Барыкина:

— У Сёмы Икемото я увидела элевацию, какой не видела ни у кого. Он не просто прыгает. Он висит в воздухе. Это не может не восхищать. Но лауреаты первой премии — милые и очень техничные. Не более того. Тогда как лауреат Гран-при…

Концерт завершался исполнением па-де-де из балета Дриго «Талисман». Танцевали лауреат Гран-при Ён Дже Джун и Ли Хо Ким. И почему-то после концерта в очереди в гардероб среди знатоков-балетоманов звучало имя Алексея Ермолаева… Считается, что после Ермолаева, который в 1960-е годы «перепоставил» партию Бога Ветра Вайю «под себя», эту партию никто не мог танцевать так же хорошо. И вот в Перми зрители «Арабеска» увидели реинкарнацию Ермолаева — Бога Ветра XXI века, танцовщика, который переосмыслил и «перепоставил» эту партию для себя, наполнил ее новыми полетами и немыслимыми револьтадами, а также энергией, жизнью, смыслом.

Женская партия в этом па-де-де контрастна мужской: она построена не на сложных па, а на нюансах. Корейская артистка была так изящна и грациозна и в целом так хороша, что все задавались вопросом: почему же она не участвовала в конкурсе? Было бы два Гран-при! Оказалось, что у балерины уже столько международных побед, что больше ей просто не надо. И все же она не осталась без приза: ее наградили как лучшего партнера, не участвовавшего в конкурсе, и оба корейских конкурсанта получили приз Екатерины Максимовой и Владимира Васильева как лучший дуэт. Этот последний приз особенно справедлив: зрители «Арабеска» увидели, что такое настоящий дуэтный танец, когда между партнерами возникает пресловутая «химия».

Лариса Барыкина:

— Ён Дже Джун многим поражает. Он выразителен технически, он роскошный партнер, он музыкален и театрален. Это не просто исполнение фрагмента балета, это мини-спектакль, драматический диалог. Когда-то именно это было главным достижением русской хореографической школы. Мы это теряем, а Азия учится. Наверное, есть какие-то национальные признаки, предпосылки, способность к вращениям, к прыжкам, пространственной координации. Но эти качества сами по себе мало чего стоят, если бы не было всего этого комплекса удивительных достоинств.

Наверное, закрытие «Арабеска-2010» следует признать лучшим балетным вечером сезона. Да, пожалуй, даже нескольких сезонов. Такого красивого во всех отношениях танца, как «Талисман» в исполнении корейской пары, давно не доводилось видеть. Это была бесспорная победа — очень важная и символичная для балета ХХI века.


Поделиться