«Траектории» подрезают «Крылья»

Автор и организатор популярного авиационного фестиваля судится с администрацией губернатора

Плюсануть
Поделиться

Минувшим летом в Перми уже в шестой раз прошёл авиационный фестиваль «Крылья Пармы», который финансировался из статьи краевого бюджета «Программа патриотического воспитания». Исполнителем согласно государственному контракту было ООО «Продюсерский центр «Траектория». Курировал этот фестиваль департамент специальных программ администрации губернатора во главе с Сергеем Маленко.

Крылья
Фото: Артур Саркисян

Казалось бы, заказчик и исполнитель сработали достойно: 70 тыс. довольных зрителей, множество восторженных отзывов в прессе. Но… 23 октября директор продюсерского центра «Траектория» Юлия Ворожцова подала в арбитраж иск к администрации губернатора. В её заявлении говорится: «Считаю, что Ответчик неосновательно получил от Истца денежные средства в размере 248 750 (Двести сорок восемь тысяч семьсот пятьдесят) рублей 00 копеек в виде штрафа за выполнение работ ненадлежащего качества и в соответствии со ст. 1102 ГК РФ обязан вернуть выплаченные ему деньги».

Проведение фестиваля обернулось для Юлии Ворожцовой бесконечной чередой претензий. Их список — длинный и очень скучный. Состоит он в основном из несвоевременно поданных или вовсе не предоставленных документов и не имеет никакого отношения к качеству авиационного праздника и тем более к патриотическому воспитанию.

Есть, правда, претензии иного рода. Так, согласно договору «Траектория» была обязана изготовить 500 сувенирных магнитов с символикой фестиваля. А отчёт предоставила на 300. Казалось бы, где-то потерялись ещё 200 штук! Но при этом согласно условиям нужно было изготовить «не менее 100» сувенирных шариковых ручек, фактически же их было изготовлено 500. А бюджет-то один!

Дабы снять возможные финансовые претензии, Юлия Ворожцова даже опубликовала на своей странице в фейсбуке подробную смету фестиваля.

Крылья
Фото: Артур Саркисян

Некоторые из замечаний, на основании которых организатор фестиваля был оштрафован, Ворожцова считает откровенно смехотворными. Так, в госконтракте сказано, что для наземной экспозиции организатор должен обеспечить экспонирование не менее 10 единиц воздушных судов (ВС), включая в том числе: МиГ-31, Ту-154 или Ту-134, Ми-8 или Ми-2, Golf или их аналоги.

В отчёте о проведении фестиваля сказано: «На статической стоянке самолётов представлены следующие летательные аппараты: самолёты МиГ-31 — 4 шт., самолёты МиГ-29 — 5 шт., самолёт Ту-134 — 1 шт., вертолёт Ми-8 — 1 шт., самолёт Ил-76 — 1 шт.»

Отсюда заказчик делает вывод, что не был представлен летательный аппарат Golf, и объяснения Ворожцовой, что Ил-76 — это аналог «Гольфа», успеха не имели. «Golf — это вертолёт, — убеждённо сказала ей заместитель Маленко Оксана Комарова. — Самолёт не может быть аналогом вертолёта!» И несмотря на то что Ворожцова пыталась объяснить, что Golf — это всё-таки самолёт, ей было «засчитано» ненадлежащее исполнение госконтракта.

Чтобы разобраться в ситуации, достаточно было заглянуть в Google и выяснить, что же такое летательный аппарат Golf. Но желания разобраться не было. Было желание наказать.

Некоторое время Юлия Ворожцова сопротивлялась и не подписывала акт приёмки-сдачи с пресловутым перечнем ошибок, но подрядчики ждали оплаты, деньги из бюджета без подписанного акта не перечислялись — пришлось подписать.

Согласно условиям контракта «Траектория» была оштрафована «за ненадлежащее выполнение работ» в сумме 5% от стоимости контракта — на те самые 248 750 руб.

Но на этом репрессивные меры не кончились: через некоторое время Ворожцова узнала, что заказчик истребовал ещё и банковскую гарантию в размере 10% от стоимости контракта, то есть почти 500 тыс. руб. Теперь «Траектория» должна эту сумму Сбербанку, который выступал в качестве гаранта выполнения контракта.

Решив, что это too much, Юлия Ворожцова обратилась в суд.

Крылья
Фото: Артур Саркисян

Сергей Маленко комментирует ситуацию по-своему. По его словам, Юлия Ворожцова — всего лишь подрядчик, а отвечает за проведение фестиваля оргкомитет. И, если оргкомитету кажется, что подрядчик недостаточно хорош, он вправе наказать подрядную организацию, а то и заменить.

По словам чиновника, администрация просто не могла не истребовать банковскую гарантию, поскольку во всех документах сказано, что контракт исполнен ненадлежащим образом.

При этом Маленко неоднократно признавался в огромном уважении к Юлии Ворожцовой и её креативным талантам. Однако, по его словам, исполнение госконтракта не может быть признано адекватным на основании того, что «люди пришли и поаплодировали». Есть, мол, ещё и вопросы хозяйствования.

По мнению чиновника, в команде Ворожцовой не хватает крепкого хозяйственника, который занялся бы решением оргвопросов, и он готов помочь команде фестиваля с таким человеком. Вообще, по словам Маленко, администрация губернатора только и делает, что помогает Ворожцовой, и ему очень обидно, что директор «Траектории» эту помощь не ценит.

Конфликты между Юлией Ворожцовой и Сергеем Маленко начались не вчера. Ещё до проведения «Крыльев Пармы» на одном из заседаний оргкомитета этого фестиваля возникло предложение от директора аэродрома Фролово Дмитрия Сазонова подготовить место под парковку автомобилей зрителей. На эти цели он просил выделить из бюджета фестиваля 2 млн руб.

По словам Юлии Ворожцовой, Маленко лично явился на то заседание оргкомитета (членом которого он не является) и пытался «продавить» такое решение. Однако оргкомитет счёл, что 2 млн руб. на организацию парковки только на одной из двух используемых площадок при общем бюджете фестиваля менее 5 млн руб. — это нерационально.

Дмитрий Сазонов подтвердил эту историю «Новому компаньону». По его словам, 2 млн руб. «не с потолка взяты» — эту сумму обозначили подрядчики, которые брались обустроить парковку. Сазонов сожалеет, что эти средства не были выделены, потому что, по его словам, посетителям фестиваля «негде было парковаться, они бросали машины на шоссе и шли до аэродрома пешком». При этом он, так же как и Сергей Маленко, признаётся в трепетном уважении к Юлии Ворожцовой.

А вообще, Сазонов считает, что он и его команда провели бы авиационный праздник не хуже, чем «Траектория». Более того, у аэродрома Фролово уже есть такой опыт: в августе они принимали всероссийский «Агитперелёт» ДОСААФ с уникальной парашютной программой и, по словам Сазонова, отлично с этим справились.

Так что, если «Крылья Пармы» будут ещё проводиться, то у «Траектории» может появиться соперник.

Всё это выглядит логично и законно, если не знать предысторию.

«Крылья Пармы» — это авторский проект Юлии Ворожцовой. В 2009 и 2010 годах авиационный праздник поддержал финансово Пермский моторный завод.

В 2011 году «Крылья Пармы» вошли в программу «Белых ночей» (тогда у Ворожцовой был самый роскошный бюджет — 6 млн руб.). В 2012 году фестиваль проводился в ноябре в рамках празднования юбилея авиационного полка «Сокол».

И лишь в 2013 году «Крылья Пармы» вошли в программу по патриотическому воспитанию, которую курирует департамент во главе с Маленко.

В 2015 году этот фестиваль будет передан Министерству культуры Пермского края, при этом его бюджет «похудел» с почти 5 млн руб. до 3,5 млн руб.

Заказчики и финансовые источники всё время разные, а автор и организатор один — Юлия Ворожцова.

Увы, это уже типичная для Перми история. Как только авторские культурные инициативы перерастают формат «междусобойчика» и начинают претендовать на государственное финансирование, их авторы рискуют оказаться не у дел.

Можно, оказывается, проводить детский театральный фестиваль без Эдуарда Боякова и Марии Кублановой, равно как поэтический фестиваль — без них же, а заодно и без Марины Абашевой. Можно управлять музеем «Пермь-36» без Татьяны Курсиной и Виктора Шмырова, при этом выдвигая против них обвинения ровно те же, что и в случае с Ворожцовой — «неэффективное хозяйствование», на основании чего делается парадоксальнейший вывод о том, что при участии людей, которые спасли памятник от разрушения, он непременно пропадёт.

Можно по-разному относиться к команде Бориса Мильграма и Владимира Гурфинкеля, равно как и к команде Вадима Некипелова, но нельзя не заметить, что в конкурсе на проведение фестиваля «Белые ночи — 2014» победа Некипелова продвигалась методом грубого административного давления. Владимир Гурфинкель остроумно ответил на вопрос, почему он не участвовал в этом конкурсе: «Потому что Алла Пугачёва не может участвовать в конкурсе на концерт Аллы Пугачёвой!»

А почему, собственно? Ведь Пугачёва — всего лишь подрядчик.


«Часть работ выполняется ежегодно великолепно, часть как не умели делать, так и не умеют»

Сергей Маленко, директор департамента социальных программ администрации губернатора (цитируется по записи в фейсбуке с сокращениями, исправлены лишь пунктуационные ошибки):

— С интересом наблюдаю, как неисполнительный и некомпетентный подрядчик второй год набрасывает жидкий и дурно пахнущий состав на вентилятор и «мотает» меня и, что самое печальное, фамилию моих родителей, склоняя её на всякий лад под «лайки» мне не знакомых, а порой и знакомых людей.

Чего совсем не понимаю, так это причины столь лютой ненависти со стороны подрядчика:) Оштрафована подрядная организация за некачественное исполнение работ по контракту. Часть работ выполняется ежегодно великолепно, часть как не умели делать, так и не умеют. Но, что странно, критику не только не воспринимают, не только не пытаются хоть мало-мальски соответствовать проекту, который сами и родили, а системно и в длинную парафинят представителя заказчика. Придумываются какие-то байки, рассказываются мифы, толщину моей филейной части с журналистами обсуждают так, будто не только её взвесили, но и сильно щупали:)…

…Вместо того, чтобы через суд доказывать, что мы неправильно оценили качество работ и все выполнены качественно и в срок, подрядчик занимается сетевым творчеством. Творчеством посредственным, конечно. Со стандартным набором штампов: «Представитель заказчика — лжец, мерзавец и, возможно, вор, а ещё сам хочет делать нашу работу, подставив свои организации».

Смотрю на это всё философски. Во-первых, женщин не бьют. Во-вторых, открыты к дискуссии — если кто вдруг спросит, что происходит в рамках проекта, дадим ответы, покажем документы.

Самое важное, чтобы в следующем году проект был выполнен без замечаний…

Отдельно: в который раз убедился на примере этого проекта, что:

а) некоторым людям не надо помогать ни при каких обстоятельствах, так как поймут превратно и посчитают, что их как-то хотят попользовать или что-то у них хотят увести;
б) благими намерениями действительно порой вымощена дорога в разные нехорошие места, в моём случае к ушату помоев;
в) некоторые люди не отдают отчёт, что есть жизнь после «проекта», и все живём в одном регионе, и нет смысла сеять злобу и «сжигать мосты» без возможности выстраивания иных отношений.


Плюсануть
Поделиться