Губернаторский мемориал

Все, кто когда‑либо возглавлял Пермский край, надеялись, что эта должность станет их «взлетной площадкой». Так оно иногда и происходило. Но чаще эта площадка оказывалась «посадочной». Что касается дореволюционных губернаторов, то на повышение из Перми ушли лишь трое. Около 30% получили горизонтальное перемещение в центральные губернии. А более чем для половины (52%) всё закончилось отставкой (для 20% — за промахи в работе) и даже смертью на посту (16%). Впереди же были еще более жесткие для руководителей времена.

Комиссары

Пожалуй, самыми драматичными годами для Прикамья оказались первые 25 лет после революции 1917 года. Только название и административное деление региона за это время поменялось трижды, а уж чехарда с первыми лицами была вообще невероятная. К тому же кого считать лидером региона? Реальные рычаги местной власти в те годы не были сконцентрированы в руках какого-либо одного человека. Да и находились они не в Перми и даже не в Екатеринбурге. Хотя именно в те годы были заложены основы местной экономики, такие как химическая промышленность, включая калийные шахты и магниевое производство, азотно-туковый завод, Вишерский целлюлозно-бумажный комбинат, объединение «Пермнефть», пороховой и моторный заводы, проходящие под литерами «К» и «М»… Но все эти производства больше нужны были центральной власти, нежели Пермскому краю. Решения об их строительстве принимались в Москве, где не особо интересовались мнением местных управленцев, которые менялись со скоростью раз в три-шесть месяцев.

За этот небольшой период в регионе сменилось почти столько же первых лиц, сколько за предыдущие 136 лет существования Пермской губернии!

В числе тех «молниеносных» лидеров были фигуры весьма экзотические, вроде знаменитого цареубийцы Гавриила Мясникова, (в 1920 году на протяжении трех месяцев был председателем губернского комитета) или ответственного секретаря окружного комитета ВКП(б) Левона Мирзояна (1929-1930 годы), армянина, который три года возглавлял компартию Азербайджана, а в конце 1930-х слал гневные телеграммы Сталину и Молотову: мол, неправильно вы корейцев в Казахстан сослали. Обоих расстреляли, и это, увы, было типично. Впрочем, обо всех по порядку.

Сначала все было по-благородному: 6 марта 1917 года последний царский губернатор Лозина-Лозинский передал власть Егору Калугину, председателю губернской земской управы, что не помешало затем бывшего губернатора арестовать. Новая высшая должность стала называться «губернский комиссар Временного правительства».

Егор Калугин свалившейся ему в руки власти был не особо рад и пытался снять с себя полномочия «по болезни». Уже через 17 дней собрание граждан губернии избрало нового комиссара — инженера Александра Ширяева. Вскоре его сменил 35-летний прапорщик Борис Турчевич, единственный сын знаменитого пермского архитектора. Однако уже в декабре 1917 года он был отстранен от должности Съездом солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, а вместо него был избран 25-летний Михаил Лукоянов, уроженец Кына.

Больше знаменит его младший брат — Фёдор, который к моменту восхождения Михаила был редактором и создателем газеты «Пролетарское знамя», позже переименованной в «Звезду», а в 1918-м возглавил Пермскую, а затем и Уральскую областную чрезвычайную комиссию.

Основным содержанием жизни в то время было то, о чем пишет «Уральская историческая энциклопедия»: «С конца 1917 года уральские большевики активно поддерживали «красногвардейскую атаку на капитал» и, прежде всего, инициативу Ленина о национализации промышленности края. Уже на 1 июля 1918 года было национализировано 25 (из 34) горнозаводских округов, весь железнодорожный и речной транспорт, леса и банки. Ведущая отрасль — металлургия — была национализирована на 85%».

До захвата белыми в Пермском крае успело смениться еще три лидера из числа местных большевиков.

Управляющим губернией от лица правительства Колчака был назначен Николай Чистосердов, екатеринбуржец. Однако настоящим главой прифронтового региона являлся командующий 1-го Средне-Сибирского корпуса генерал-лейтенант Анатолий Пепеляев. По крайней мере, именно он отменил уже согласованный было в Омске переезд губернского присутствия из Перми в Екатеринбург.

После «освобождения» от белых в июле 1919 года Пермскую губернию возглавил 30-летний Владимир Сивков, бывший рабочий Чусовского завода. Он величался «председателем губернского военно-революционного комитета».

Затем Москва прислала своего первого ставленника — Минея Губельмана, представлявшегося под псевдонимом Емельян Ярославский. Он оказался самым «пожилым» в той генерации руководителей — ему было уже 42 года. Он же стал единственным, кто остался впоследствии «на плаву»: был делегатом десяти съездов партий, членом редколлегии газеты «Правда», одним из авторов «Краткого курса истории ВКП(б)» и прочая, прочая. Для развития Прикамья Губельман-Ярославский ничего не сделал, не считая развития корреспондентской сети газеты «Звезда».

Генезис пермской власти того времени как нельзя лучше описал Павел Корчагин в книге «Губернская столица Пермь» (Пермь, 2006): «Административное низложение Перми было тщательно подготовлено: на ключевых советских и партийных постах местные уроженцы, обладавшие авторитетом вожаки пермского и мотовилихинского пролетариата, были заменены работниками из центральных областей страны».

В числе первых лиц региона появились присланные из центра армяне, евреи, латыши и, конечно, русские. Как правило, после пермского периода у них следовал рывок вверх по карьерной лестнице или же, как минимум, вбок. Но большинство из них погибли в «великой зачистке» 1937-1938 годов.

С 1924 по 1930 год сменились пять ответственных секретарей Пермского окружного комитета ВКП(б), все они были расстреляны.

Самым унизительным этапом в истории региона стали 1934-1938 годы, когда Пермь стала районным центром в составе Свердловской области. Полномочия местного лидера сузились до размеров одной лишь Перми (даже присоединенная Мотовилиха была решением Свердловска вновь выделена под именем отдельного городка Молотово). За это время сменились ещё пять руководителей — первых секретарей горкома ВКП(б).

Коммунисты

Наконец, свистопляска закончилась: в октябре 1938 года образовалась новая область — Пермская, которая получила нового лидера, выписанного, разумеется, из Свердловска. Посланец быстро сделался деятельным пермяком. Николай Гусаров, возглавивший регион в 33 года, стал, без преувеличения, вехой в управленческой истории Пермского края.

Пожалуй, ни одному лидеру за всю историю региона не пришлось решать такие задачи, которые в годы Великой Отечественной войны выпали на плечи тогдашнего первого секретаря Пермского обкома КПСС. Размещение огромного количества эвакуированных производств и людей, перепрофилирование заводов на производство военной продукции при ограниченном количестве ресурсов требовало виртуозной менеджерской квалификации. Похоже, у Гусарова она имелась.

Бывший корреспондент газеты из города Урюпино и политработник в Казахстане, он нашел себя в Перми — за время его руководства в регионе не было не то что техногенных катастроф — даже эпидемий. Из региона Гусаров уезжал на «белом коне» — на повышение, первым секретарем Белоруссии и с новой женой — балериной эвакуированного в Пермь Кировского театра оперы и балета. Впрочем, дальнейшая его карьера не заладилась, и свою профессиональную жизнь он закончил простым инструктором в аппарате Совета министров РСФСР. Но в Перми Гусарова продолжали почитать за небожителя и приглашали на все значительные мероприятия, где этот худой старик с жестким взглядом неизменно сидел в президиуме.

Сменивший Гусарова Кузьма Хмелевский не дотягивал до своего предшественника ни уровнем полномочий, ни статью, ни авторитетом. Он был снят под новый 1950 год как «не обеспечивший развертывание критики и самокритики», а также «за ошибки в подборе кадров». На самом деле Хмелевский просто не справился с регионом, где выигравшие войну директора-генералы строили особняки, дарили золотые часы и вообще вели себя как победители. Впрочем, они ими и были.

Карьера следующего пермского властителя — Филиппа Прасса — также была нерадостной. Он возглавлял обком КПСС четыре года, до 1954-го, когда его сняли. Рассказывают, что у его отца был в свое время конфликт с Хрущевым. Поэтому как только Никита Сергеевич пришел к власти, Прасса направили в Узбекистан, назначив вторым секретарем Самаркандского обкома ВКП(б). Однако из партии Прасса исключили, когда Хрущев был уже не при власти. Произошло это в июле 1961 года с формулировкой «за клеветнические разговоры», направленные «против линии КПСС». После этого он работал горным мастером на шахте.

По словам Надежды Алексеевны Аликиной, которая в то время возглавляла пермский партийный архив, они искали следы Прасса в Узбекистане. Оттуда в 1965 году пришел ответ: Прасс в настоящее время проживает в доме престарелых. Больше о нем сведений нет.

Александр Струев, выдвиженец с Украины, по сравнению со своими предшественниками карьеру сделал, хотя и имел лишь начальное образование. Как говорил он сам: «В анкете я пишу: окончил ЦПШ. Все думают, это центральная партийная школа, а это — церковно-приходская». Спустя четыре года Струев перебрался в Москву, где, перешагнув через пару ступенек карьерной лестницы, занял пост министра торговли СССР. И занимал его 18 лет!

Как и у Гусарова, у Струева были проблемы с детьми, но другого рода: в 1960-е годы его сына убили в Лейпциге, где тот находился с выставкой. Струев даже нанимал собственную группу разведчиков, чтобы расследовать это загадочное убийство, однако убийц так и не нашли.

Его правление в Пермской области ознаменовалось пуском Камской ГЭС и затоплением обширных территорий, а также строительством тогда еще небольшого нефтеперерабатывающего завода, будущего гиганта — «Пермнефтеоргсинтеза».

Тихон Соколов (годы правления — 1958-1960) практически не оставил о себе воспоминаний — ни плохих, ни хороших. Пермская область для него была лишь незначительным полустанком в передвижениях по стране: сюда он прибыл из Новгорода, отсюда был направлен в Казахстан.

Константина Галаншина, первого секретаря обкома КПСС с 1960 по 1968 год, с большой натяжкой, но все же можно назвать местным. Он — первый из руководителей, сменившихся за предыдущие 40 лет, знал Пермскую область хорошо: к моменту своего назначения уже 18 лет работал в регионе на разных должностях. По сути, именно при Галаншине закончилось руководство краем проезжими «варягами». Регион резко пошел вверх.

В сборнике «Они были первыми» (Пермь, 2000) написано: «В годы работы К. И. Галаншина произошел значительный рост экономического потенциала Пермской области. Только за период с 1960 по 1967 год выпуск промышленной продукции увеличился почти на 80%, и область по этому показателю заняла место в первой десятке областей, краев и автономных республик РСФСР».

Заслуга Галаншина в этом была несомненной — в той иерархической системе первый секретарь обкома КПСС был «директором всех директоров», имея полномочия их назначать и снимать. Тогда же Пермь согласно новому генеральному плану, разработанному институтом «Ленгипрогор», из большой деревни стала превращаться в город. А Галаншин был назначен министром целлюлозно-бумажной промышленности и уехал в Москву.

Вышестоящим партийным органам вместо себя Галаншин предложил Бориса Короткова, занимавшего на тот момент пост второго секретаря обкома КПСС. Борис Коноплёв уже метил в это кресло. Однако выбор тогда был сделан не в его пользу. Коротков хорошо знал сложный регион и непростой менталитет его жителей, попав в Пермь сразу после распределения в институте. Коротков возглавлял регион четыре года. Когда же по состоянию здоровья он должен был покинуть свой пост, Галаншин, тогда уже министр, порекомендовал другого человека, однако назначили Бориса Коноплёва. Именно поэтому считается, что в годы блистательного правления Коноплёва имя Галаншина было тщательно заретушировано.

Борис Коноплёв был местным на все 100%: он здесь и родился, и учился. Более того, насмотревшись на неприглядное положение «москвичей» — пермских партийных лидеров и директоров, уехавших в столицу, которые там стали, по сути, никем, сделал выводы и никогда не рвался в Москву, хотя его и звали. Он был первым лицом региона почти 15 лет — наравне с великим Карлом Модерахом и чуть меньше, чем Илья Огарев.

Без слов «царь Борис» не обходится ни одно воспоминание о Коноплёве, который действительно очень много сделал для региона.

Бразды правления он передал в 71 год Евгению Чернышёву, правление которого бесславно закончилось в августе 1991 года.

«Новые» губернаторы

Как и в 1917 году, власть в начале 1990-х взяли представители Пермского областного совета народных депутатов, председателем которого тогда был Михаил Быстрянцев. Началась непростая история с поиском кандидатур для руководства областью.

Список, говорят, был длинным. В числе прочих в него входил и Семен Хариф, директор «Горнозаводскцемента». Якобы он тогда сказал: «Человек с фамилией Хариф никогда не сможет стать главой Пермской области». Как в воду глядел: на должность был назначен Борис Кузнецов, бывший глава Камского речного пароходства. «Он же был капитаном, поэтому плохим человеком быть не может!» — говорили о Кузнецове люди.

Борис Кузнецов стал первым губернатором нового времени — такая должность была введена новым уставом региона. Однако как только подвернулась возможность уехать в Москву с мандатом депутата Госдумы, он сразу же ею воспользовался, похоже, с радостью.

Регион сделался неуправляем. Прежние рычаги уже не работали, а новые еще не появились. Одни эмиссары из глубинки еще ездили в областной комитет цен (был и такой) согласовывать цены на свою продукцию, в то время как другие бежали, набив карманы и оставив на месте возглавляемых предприятий условные пепелища.

В таких условиях на должность первого лица был назначен Геннадий Игумнов, который через год, в 1996-м, стал первым в истории Пермского края всенародно избранным губернатором. Ему пришлось разбираться с приватизацией, выстраивать отношения с не всегда адекватными собственниками. В целом правление Игумнова осталось в памяти как доброе патриархальное время, когда были четко оговоренные правила.

Вторым и последним всенародно избранным губернатором стал Юрий Трутнев, который спустя три года был изъят Москвой для руководства министерством природных ресурсов. В столицу его провожали как Николая Гусарова, ну или как балерину Надежду Павлову: с грустью и радостью от того, что «нашего» там, наверху, оценили.

Назначенный в марте 2004 года на должность и. о. губернатора Олег Чиркунов какое-то время рассматривался как эманация Трутнева, поэтому основную критику вызывали их различия, в том числе поведенческие. Почти весь 2005 год прошел в ожиданиях, что Чиркунова вот-вот снимут. Однако мало что является столь стабильным, как неустойчивость: на своем посту Олег Чиркунов находится уже больше всех своих предшественников постсоветского времени. Он, конечно, изменился: Олег Чиркунов образца 2004-го и образца 2010-го — это два разных человека.

Пермские генерал-губернаторы и губернаторы до 1917 года

Имя, возраст.
Звание и должность на момент назначения

Годы правления (лет)

Карьера до/после

Образование

Кашкин Евгений Петрович, 42 года

Генерал-губернатор, наместник Пермско-Тобольский,

генерал-поручик

1780–1788 (8)

Выборгский губернатор/наместник Ярославско-Вологодский, Тульско-Калужский

Шляхетский корпус. Военная служба

Ламб Иван Варфоломеевич

Гражданский губернатор, генерал-майор

1781–1782 (1)

?/Иркутский губернатор, Костромской наместник, генерал-лейтенант, вице-президент военной коллегии

Из шотландского дворянского рода. Военное образование

Волков Алексей Андреевич, 51 год

Генерал-губернатор, наместник Пермско-Тобольский,

генерал-поручик

1789–1796 (7)

?/умер на посту

Офицер лейб-гвардии Семеновского полка

Колтовской Иван Варфоломеевич, 41 год

Гражданский губернатор, бригадир (генерал-майор, генерал-лейтенант)

1782–1796 (14)

Заместитель Симбирского наместника/умер на посту

Командир полка

Модерах Карл Федорович, 49 лет

Полковник (тайный советник с 1800 года), губернатор,

генерал-губернатор Пермский и Вятский (с 1804 года)

1796–1811 (15)

Инженер, экспедиция госдоходов/
сенатор

Военно-инженерная служба

Гермес Богдан Андреевич, 46 лет

Действительный статский советник (тайный советник с 1811 года), губернатор

1805–1817 (12)

Тобольский губернатор/сенатор

Артиллерийский и инженерный
кадетский корпус

Криденер Антон Карлович

Статский советник, губернатор

1818–1823 (5)

Военная служба/попросил отставку

Военная служба

Тюфяев Кирилл Яковлевич, 46 лет

Действительный статский советник,

губернатор

1823–1831 (8)

Пензенский вице-губернатор/Минский, Тверской, Вятский губернатор, уволен за злоупотребления

Государственная служба

Селастенник Гавриил Корнеевич, 56 лет

Статский советник, губернатор

1831–1837 (6)

Нижегородский вице-губернатор/
отстранен от должности

Домашнее образование, государственная служба

Огарев Илья Иванович, 57 лет

Тайный советник, губернатор

1837–1854 (17)

Архангельский губернатор/
скончался на посту

Крупный помещик, государственная служба

Клушин Петр Николаевич, 44 года

Статский советник (действительный статский советник),

губернатор

1854–1855 (1)

Калужский вице-губернатор/
Волынский, Витебский, Херсонский губернатор, сенатор

Институт инженеров путей сообщения

Замятин (Замятнин) Петр Александрович, 57 лет

Действительный статский советник,

исполняющий должность губернатора

1855–1857 (2)

Вологодский вице-губернатор/отстранен от должности

Пермский губернский прокурор (1832)

Огарев Константин Ильич, 38 лет

Генерал-майор, военный губернатор

1857–1860 (3)

Адъютант Генштаба/переведен
в столицу

Институт корпуса путей сообщения. Военная служба

Лашкарев Александр Григорьевич, 37 лет

Генерал-майор, военный губернатор

1860–1865 (5)

Начальник департамента/член совета МВД

Военная академия (1848), серебряная медаль

Струве Бернгард Васильевич, 38 лет

Действительный статский советник, губернатор,

Почетный гражданин Перми (1877)

1865–1870 (5)

Астраханский и. о. губернатора/подал в отставку

Царскосельский лицей. Государственная служба

Андреевский Николай Ефимович, 46 лет

Действительный статский советник (тайный советник),

губернатор, Почетный гражданин Перми

1870–1878 (8)

Харьковский вице-губернатор/
Костромской, Казанский губернатор

Петербургский университет

Енакиев Валериан Александрович, 53 года

Действительный статский советник, губернатор

1878–1882 (4)

Гродненский вице-губернатор/
скончался на службе

Государственная служба,
самообразование

Анастасьев Александр Константинович, 44 года

Действительный статский советник (тайный советник),

губернатор

1882–1885 (3)

Тамбовский вице-губернатор/
Черниговский губернатор, член Госсовета

Частная школа, государственная служба

Лукошков Василий Викторович

Действительный статский советник (тайный советник),

губернатор

1885–1892 (7)

Оренбургский вице-губернатор/ подал в отставку

Училище правоведения.Владелец нескольких фабрик

Погодин Петр Григорьевич, 43 года

Действительный статский советник, губернатор

1892–1897 (5)

Минский вице-губернатор/уволен в отставку

Московская гимназия

Арсеньев Дмитрий Гаврилович, 57 лет

Генерал-лейтенант, губернатор,

Почетный гражданин Перми

1897–1903 (6)

Амурский губернатор/Одесский градоначальник, член совета МВД

Петербургский кадетский корпус

Наумов Александр Петрович, 41 год

Действительный статский советник, губернатор

1903–1905 (2)

Симбирский вице-губернатор/
подал в отставку

Историко-филологический факультет Московского университета

Болотов Александр Владимирович, 39 лет

Камер-юнкер, исполняющий должность губернатора

1905–1909 (4)

Предводитель Новгородского ворянства/подал в отставку

Училище правоведения

Лопухин Виктор Александрович, 42 года

Статский советник, исполняющий должность губернатора

1910–1911 (1)

Тульский вице-губернатор/
Новгородский, Тульский, Влогодский убернатор, член совета МВД

Гимназия. Военная и государственная служба

Кошко Иван Францевич, 52 года

Действительный статский советник, губернатор

1911–1914 (3)

Пензенский губернатор/уволен в отставку

Академия Генштаба

Любич-Ермолович-Лозина-Лозинский Михаил Александрович, 49 лет.Действительный статский советник, губернатор

1914–1917 (3)

Тифлисский губернатор, член совета МВД/—

Училище правоведения

Руководители Пермского края с 1938 года по настоящее время

 

Имя, возраст.
Должность на момент назначения

Годы правления (лет)

Карьера до/после

Образование

Гусаров Николай Иванович, 33 года
Председатель оргбюро ЦК ВКП(б) по Пермской области, далее — первый секретарь Пермского (позднее — Молотовского) обкома ВКП(б)

3.10.1938–18.04.1946
(7 лет 6 месяцев)

Работник Свердловского горкома ВКП(б)
/аппарат ЦК ВКП(б)

Начальное

Хмелевский Кузьма Михайлович, 39 лет
Первый секретарь Молотовского обкома ВКП(б)

19.04.1946–24.12.1949
(2 года 7 месяцев)

Второй секретарь Молотовского обкома ВКП(б)/инструктор отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КПСС

Среднее (семилетнее), слушатель Высшей школы парторганизаторов при ЦК ВКП(б)

Прасс Филипп Михайлович, 41 год